Председатель ЦИК РТ: «В противодействии фейкам нам помогли профессионалы и общественность»

В голосовании по поправкам к Конституции РФ в Татарстане приняли участие порядка 2 млн 348 тыс. избирателей. Об отказах работы на избирательных участках из-за коронавируса, фейках и безопасности на участках рассказал председатель ЦИК РТ Андрей Кондратьев в интервью Андрею Кузьмину.

Андрей Станиславович, приветствую вас! Мы зашли в ЦИК, нас попросили надеть перчатки и маски — сразу чувствуется строгое соблюдение регламентов Роспотребнадзора.

Я рад вас приветствовать. Большое спасибо, что в своей программе вы уделили внимание Центральной избирательной комиссии Татарстана. Татарстанская избирательная система — это мощнейшая армия профессионалов, которая насчитывает в своих рядах свыше 22 тыс. членов в 2809 участковых избирательных комиссиях, 520 членов территориальных избиркомов и Центральная избирательная комиссия.

Вся эта система, которая профессионально заточена на проведение избирательных кампаний, занималась не только подготовкой всероссийского голосования и его успешным проведением, но и этими элементами, которые требуются по регламенту Роспотребнадзора.

Это уже жизнь, мы должны привыкать думать о том, что меры предосторожности нужно соблюдать всегда. Я поясню тезис, хотя некоторым он может показаться чрезмерным: если заболеет хотя бы один член избирательной комиссии, то это чрезвычайное происшествие в масштабах республики. Потому что вылетает вся комиссия. Можно посадить на карантин людей из территориальной и участковой комиссии, но заменить их профессионалами — нет. А на этапе голосования это значит подвести всю республику.

Мы понимаем, что республика, Президент и Правительство РТ делают всё, чтобы смягчить ограничения, мы в период подготовки и голосования делали всё, чтобы сохранить и сберечь здоровье людей. 

Голосование в РТ состоялось, татарстанцы голосовали активно, приняли участие 79,68% — 2 млн 348 тыс. 179 татарстанцев. Вопреки словам скептиков о том, что у нас пандемия, карантин и народ не придет. Была и моральная усталость от этого, ведь мы впервые столкнулись с самоизоляцией, карантином и правилами, предписывающими не выходить из дома, оберегать людей в возрасте 65+. Мы никогда не думали об этом, это — новая реальность. Я совершенно искренне благодарю руководство республики за то, что в этой реальности мы сделали всё, чтобы сберечь избирательную систему, подготовить ее к серьезному тест-драйву в этом режиме.

Такого не было в истории многих поколений. Во-первых, общероссийское голосование, где 107 млн голосующих, мы проводили впервые за 26 лет. В последний раз страна голосовала за ту самую Конституцию 1993 года, по которой мы с вами живем. Ни одного члена Центральной избирательной комиссии, кто бы принимал участие в том периоде, у нас в республике нет. Мы нарабатывали четкие положения, правила и регламенты этой работы.

Благодаря совместной работе нам удалось убедить жителей РТ, что голосовать безопасно, удобно и возможно в этой сложной эпидемиологической ситуации.

В истории Татарстана не было случаев, когда голосование длилось не один, а семь дней. Какие сложности пришлось преодолеть в связи с семикратно увеличившейся нагрузкой?

Один день — мы привыкли к этому формату. А здесь 7 дней с 8:00 до 20:00 и 22 тыс. членов участковых комиссий выходили, ни один не заболел или не явился на работу. Все как одна команда работали на голосовании. Все понимали, что это важно, всем хотелось доказать, что это возможно. Посмотрите на МВД и Росгвардию, это же нужно брать под охрану все 2,8 тыс. участков. 

При этом Роспотребнадзор сейчас обеспечивает выход нашей страны и республики из этой сложной эпидемиологической ситуации. Вместе с тем каждый участок находился под их постоянной опекой. Минздрав — я искренне говорю, что эти люди спасают наше будущее, здоровье и жизни людей. Вместе с тем они находили возможность, чтобы обеспечить безопасное голосование. 

Думаю, что ту практику, которую мы наработали сейчас в республике и РФ, обязательно послужит точкой реформирования избирательной системы. Во-первых, «Мобильный избиратель». Работаешь в Казани, например, а живешь в Бугульме. Ты заявился через портал Госуслуг и голосуешь там, где находишься.

Сразу вопрос. Почему Казань не стала пилотной площадкой для апробирования этой системы?

Во-первых, это другая система. Вы сейчас говорите об электронном голосовании, а я о механизме «Мобильный избиратель». А давайте посмотрим на эксперимент. Сколько разговоров ходит вокруг этого? Посмотрите, как трудно убедить экспертов, что это легитимно, что это никем не управляется. А главное, где эти ключи?

Татарстан, безусловно, это самый продвинутый регион в плане ИТ-технологий. Но вместе с тем мы всегда подходим взвешенно к таким вопросам, мы изучаем, смотрим опыт. У меня запланированы несколько поездок туда, где проводился этот эксперимент. Мы понимаем, что сделать-то мы можем, но как бы потом мы не столкнулись с определенными проблемами. Зампредседателя ЦИК Николай Булаев выступал на всероссийском канале и показал, что действительно это безопасно, легитимно.  

Я думаю, что за этим будущее, но мы по этому вопросу будем двигаться постепенно, создавая условия для легитимности всего процесса.

Еще раз: почему такой продвинутый Татарстан не стал участвовать в эксперименте по электронному голосованию?

Население привыкло голосовать традиционно: бюллетень, урна, голосование. Я сам себя отношу к этим традиционным избирателям и хожу голосовать со всей семьей. Это традиция, это праздничное настроение, это огромный элемент патриотизма. Почему Татарстан и голосовал так активно, все семь дней. Если посмотреть по другим регионам, кто-то голосовал активнее в первые дни, кто-то ближе к концу, а Татарстан голосовал все дни. Кому-то были удобнее первые дни, с 25 по 30 июня, кому-то было удобно проголосовать 1 июля.

То есть не было резкого скачка 1 июля?

Абсолютно, вот как шли. Мы же в соответствии с требованиями Роспотребнадзора делали так, чтобы на участке в час проходило не более 8-12 человек. Мы создали специальную технологическую линейку, благодаря которой поток входящих не пересекался с потоком выходящих людей. На каждый участок мы положили коврик. Я первый раз узнал, что такой коврик есть! Я врач, я много видел, но это действительно правильно, хотя поначалу вызывает улыбку.

Получается, с помощью коврика дезинфицировали обувь?

На участках была обязательная термометрия для всех, кто работал на участке и кто приходил на участок. После термометрии все должны обработать свою обувь благодаря этому коврику с дезинфицирующим раствором. Пришел со своими маской и перчатками? Отлично, а если забыл, то всем всё доставалось. И маски, и перчатки, и даже одноразовые ручки мы заготовили. Это же источник опасности, если ручкой пользуется несколько человек. Всех членов избирательной комиссии мы снабдили средствами индивидуальной защиты, мы выдали защитные экраны, одноразовые халаты. Это было продумано в положении бесконтактной системы голосования на дому.

Как это обычно было: пришли люди с переносным ящиком для голосования, стучатся в дверь, а там их зовут чайку попить, пока хозяева голосуют. Нет, только повесили пакет, приходят наблюдатели и члены УИК. Мы их в первую очередь должны защитить: экран, маска, перчатки, халат. Стерильный набор для избирателя вешается на дверь. Там внутри бюллетень, корешок-выписка из книги, в которой он расписывается, что получил бюллетень, ручка, маска, перчатки. На ручку вешается, звонок в дверь. Избиратель открывает, берет пакет, надевает маску-перчатки. Он голосует, перед дверью ставится ящик, в который избиратель опускает бюллетень. Контакта нет. Мы это сделали, и ни одной жалобы, ни одного замечания, что что-то происходило не так в этой сфере. Это очень серьезный технологический опыт Республики Татарстан, который мы получили.

А много таким образом проголосовали?

Проголосовало более 200 тыс. человек. Это ведь тоже технологический момент, который позволяет человеку с очень весомой причиной пригласить к себе голосовать на дом. Здесь мы должны были идти от того, что избиратель может просто находиться на самосбережении дома. Он просто не хочет подвергать себя риску, есть такие люди. Они могут позвонить, написать заявление. Я считаю, что это целый раздел избирательного процесса, который хорошо сработал, и людям было действительно комфортно.

А во дворе? Мы понимали, что пять домов огромных хотят голосовать на придомовой территории, они сделали заявление. Мы дали такую возможность: шатер, беседка, палатка или наше ноу-хау, которое попало в топы российских новостей, — это автобусы. Эта ведь наработка давно была в Татарстане, еще с первых выборов Президента мы использовали эти большие автобусы как резервные участки для голосования. Сейчас, во время этой тяжелой ситуации, это сработало как очень мощный новый элемент голосования. И народу понравилось. В переднюю дверь заходишь, голосуешь, в заднюю выходишь. Вот эта вариативность голосования, я считаю, очень серьезное достижение прошедшего Общероссийского голосования.

Среди членов участковых и территориальных комиссий были ли отказы от этой работы из-за страха перед коронавирусом?

Я знаю о нескольких подобных случаях, такие сообщения были. Но это нормальное явление, и мы своевременно на это реагировали — у нас есть кадровый резерв на каждую участковую комиссию. Но это — единичные случаи, они не носили массового характера.

Наши люди в трудную минуту умеют сплотиться — это наша традиция, наши корни. И та активность, с которой прошло голосование по поправкам, — яркий тому пример. Люди хотят общественной активности, мы видим, как усилилась и активность политическая. Началась кампания по выборам Президента РТ, муниципальных образований и т.д.

Как вы реагировали на то, что в дни голосования происходило в соцсетях? На негатив, фейки. Анализировали это?

Да, мы всё это анализировали и мониторили. ЦИК республики активно работал с информационной повесткой нынешнего голосования. Мы ежедневно старались не догонять информационное поле, а самостоятельно его формировать.

В противодействии фейкам нам помогли профессионалы и общественность. В частности, на этом голосовании очень высокий уровень координации показали наблюдатели от Общественной палаты республики. Они участвовали во всех процессах голосования.

И вот был случай — якобы кого-то у нас не пускают на участок. Мне тут же звонит замглавы ЦИКа России, чтобы разобраться с ситуацией. Вопрос прояснился благодаря одному из наблюдателей на том участке. Выяснилось, что тот человек отказался проходить измерение температуры на входе — а значит, подвергал опасности всех, кто находился в помещении. Такие ситуации мы старались решать максимально оперативно, напрямую.

Что касается соцсетей — мы их отслеживали, но ничего особенного на этот раз там не увидели. В полемику не вступали, но во время многочисленных пресс-конференций мы постарались ответить на все вопросы, которые возникали в соцсетях по поводу процедуры голосования.

Вернемся к наблюдателям. Какие партии были представлены среди них, кто проявил себя наиболее активно? Какие системные замечания от них прозвучали?

Такое количество и состав наблюдателей — для меня это стало открытием. Формированием корпуса наблюдателей занимается Общественная палата РФ, ее эксперты участвовали в организации и наблюдательного процесса и на наших участках — ездили и следили за подготовкой. Одним из главных требований, конечно, была безопасность. В том числе и самих наблюдателей. Свыше ста общественных организаций и 18 политических партий, которые представили своих членов в состав наблюдателей, принимали участие во всех процедурах. Были и граждане, которые писали заявления, и Общественная палата координировала, как они будут принимать участие в будущем голосовании. Это уникальная возможность, чтобы показать наглядно всю легитимность процесса.   

Понятно, что у нас есть QR-коды протоколов, на территориальных избирательных комиссиях были установлены камеры. Затем мы установили камеры на всех участках в Казани и Набережных Челнах. В непростое время руководство республики нашло возможность усилить аспект легитимности общероссийского голосования. 

Я общался с наблюдателями после завершения голосования и закрытия участков, и они поделились, что получили огромное внутреннее удовлетворение от этой работы. Я никогда не был в роли наблюдателя, а они сидели столько дней на участке вместе с комиссиями. 

Они стали своего рода волонтерами…

Волонтер — это статус, который касается каждого человека, а здесь нужно было иметь еще и гражданские убеждения, которые позволяют тебе почувствовать себя участником большого политического процесса. 

В сентябре состоятся выборы Президента РТ. Как вы будете к ним готовиться?

Компания уже объявлена, и она уже идет. Сейчас наши кандидаты представляют документы, и потом будет активная фаза избирательной кампании, потом регистрация, агитация и всё, что с этим связано. Президентская кампания — важнейшее политическое событие республики, но мы будем выбирать еще 7,5 тыс. муниципальных депутатов. Это огромная армия людей, которые должны быть профессиональными и четко понимать, для чего они идут работать, избираться и участвовать в выборах. 

Очень большая нагрузка на муниципалитеты сейчас, и на избирателей в том числе. В Нижнекамском и Елабужском округах мы выбираем депутата Госдумы… То есть весь спектр выборов у нас будет представлен 13 сентября. Надеюсь, к этому времени у нас наладится эпидемиологическая ситуация. ЦИК сейчас близко работает с Роспотребнадзором, и оба ведомства считают, что лучше готовиться и предусмотреть все ситуации.

Сейчас стало общественно-политическим моментом, когда избиратели видят, что их безопасность на участке обеспечивают всеми средствами, и поэтому они идут голосовать на выборы. Мы дальше будем способствовать тому, чтобы были соблюдены легитимность, безопасность и удобство. 

Спасибо вам за интервью!