На уроки с ножом: чем закончился скандал в школе Набережных Челнов

Прокуратура Набережных Челнов поставила точку в истории мальчика, который принес нож в школу и угрожал расправой окружающим.

Надзорный орган не нашел нарушений в действиях сотрудников школы, они признаны правильными. Прокуратура посчитала необходимым привлечь маму 11-летнего ученика к административной ответственности по статье «Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних». Самого мальчика решено поставить на учет в подразделении по делам несовершеннолетних.

Что же касается встречного заявления мамы, которая потребовала привлечь к уголовной ответственности тех, кто ее оклеветал и оказался причастным к разглашению персональных данных ее самой и сына, то, как нам стало известно, это заявление направлено в полицию для рассмотрения по существу. Обращение, связанное с фактами оказания психологического давления на ребенка в ходе учебного процесса, находится на рассмотрении прокуратуры.

Казалось бы, об этой довольно странной истории можно и забыть. Но не получается. Поскольку нападения школьников на своих одноклассников продолжаются. Буквально на днях стало известно еще об одном случае – в Курганской области 13-летняя девочка принесла в школу пневматический пистолет и ранила из него семерых семиклассников.

Чем вызвана эта «эпидемия агрессивности» среди детей? Что провоцирует опасное поведение несовершеннолетних? Не стоят ли за этим упущения воспитательного характера? Ответы на вопросы корреспондент ИА «Татар-информ» попыталась найти, разбираясь в ситуации, произошедшей в школе № 9 Набережных Челнов.

«Мальчик всем угрожал и кричал, что всех расстреляет»

В Набережных Челнах произошел инцидент, о котором написали буквально все СМИ. По версии, прозвучавшей в социальных сетях и СМИ, в школу № 9 Набережных Челнов учащийся четвертого класса принес с собой нож. О том, что у подростка есть опасный предмет, узнал одноклассник и сообщил об этого учителя.

Общими усилиями нож у мальчика удалось забрать. После чего он начал всем угрожать и кричать, что «всех расстреляет». По словам одноклассников, это не первый случай агрессивного поведения со стороны этого мальчика. Ранее он накидывался на педагога с ручкой.

Как сообщил старший помощник прокурора Республики Татарстан Руслан Галиев, после инцидента в надзорный орган с соответствующим сообщением обратился отдел по делам несовершеннолетних УМВД по Набережным Челнам. По данному факту прокуратура Челнов начала проверку.

«Не надо из моего сына делать монстра»

Сразу же после обнародования факта нам удалось связаться с мамой ученика. Она рассказала свою версию произошедшего.

По ее словам, в руках у него был не нож, а керамбит — модная среди подростков штучка, которая похожа на нож, но официально холодным оружием не считается. Керамбит похож на „коготь медведя “.

«Сын его приобрел еще летом. Накопил денег и купил. Керамбит у него валялся без дела дома, — рассказала мама. — Потом приятель из соседнего класса захотел у него купить эту игрушку. У меня скоро день рождения. Сын решил найти деньги на подарок и согласился его продать. Для этого и принес в школу — „на смотрины“, так сказать. Хотя я его до этого предупреждала, чтобы в школу его не носил. Но ребенок не послушался, несколько дней таскал его в портфеле, но никому не показывал. О том, что керамбит у него находится в сумке, знал только брат того самого „покупателя“ из соседнего класса. Одноклассник и сообщил учителю о том, что сын держит нож в сумке».

По словам женщины, педагог под предлогом, что ей надо отрезать кусок изоленты, попросила «ножик». Мальчик дал. А потом выяснилось, что учительница не собирается его возвращать. И тут с ребенком произошла истерика.

«Я ни в коем случае не одобряю его поведение, — утверждает мама. — Но считаю, что на него повлияла та обстановка, которую в последние месяцы создали вокруг него педагоги школы. Его откровенно травили! Представляете, учителя писали докладные на него по любому поводу. Например, он попросится в туалет или в медкабинет во время урока. И сразу появляется докладная. По каждому случаю. А мне предъявлялись претензии — „ребенок недисциплинированный“. Но я не считаю, что ученик должен терпеть все уроки и не проситься в туалет, а если уж у него возникло недомогание — тем более. Был у нас и такой случай: учительница дала задание „нарисовать открытку“. И сын так и сделал — нарисовал ее на альбомном листе. Оказалось, учительница имела в виду, что открытку нужно сделать своими руками. И поскольку мой ребенок ее неправильно понял, она целый урок насмехалась над ним, демонстрируя классу его работу. Как такое вообще допустимо в школе? Нас еще и вызвали на заседание комиссии по делам несовершеннолетних».

По словам мамы, вызов на заседание комиссии по делам несовершеннолетних оставил у нее и ребенка неизгладимое впечатление.

«Пока мы ждали своего „разбора“, из комнаты, где шел „воспитательный процесс“, выскочил мальчик весь в слезах. Он не просто плакал — он захлебывался, его так колотило, что матери пришлось его отпаивать водой. Я уже тогда подумала — что за экзекуция проходит за этими стенами. Потом и до нас дело дошло. Весь разговор был довольно жестким. Но меня лично задело то, что инспектор заявила, что таких, как мой ребенок, нужно бить! Я подала жалобу в прокуратуру, но там после проверки выдали заключение — все было вполне корректно», — рассказала об отношениях со школой женщина.

По словам мамы, многие описанные в СМИ факты подаются неправильно. Так, например, пишут, что ее сын нападал на учителя с ручкой.

«Ручку он просто кинул, это да, отрицать не буду, — пояснила мама. — Но опять же оговорюсь — ребенка целенаправленно выводят на отрицательные эмоции. Это недопустимо. Сейчас я пишу заявление в прокуратуру, в котором прошу надзорный орган оградить меня и моего ребенка от клеветы, а также привлечь к уголовной ответственности тех, кто участвовал в разглашении персональных данных».

Челнинка также заметила: «Сын далеко не отличник, конечно. У него в основном четверки-тройки. Он увлекается рисованием — комиксы любит придумывать. Нормальный ребенок. Не надо из него делать монстра».

Добавим, что челнинка, чей сын оказался замешан в инциденте с ножом, является известной личностью в Челнах. В частности, женщина одна из первых в республике написала заявление об отказе ее сына посещать уроки татарского языка.

Школа № 9: граница на замке

Корреспондент ИА «Татар-информ» побывала в школе, где произошел инцидент. Встретив во дворе учебного заведения школьников, журналист задала вопрос: «Слышали ли вы о произошедшем?» Две девочки, судя по всему ученицы 6–7 классов, сказали, что о ЧП слышали.

«Это уже второй случай у нас. Первый был два года назад. Мальчик принес в класс нож и пырнул им одноклассника. Больше ничего подобного не происходило», — поведали они.

На пороге школы корреспондента встретила целая бригада дежурных, которая состояла, судя по всему, из вахтера, педагога, старшеклассника. Возглавляла этот «наряд» завуч по воспитательной части. Завуч сообщила, что не пропустит представителя СМИ в школу и вообще никаких комментариев давать не будет.

Далее она уточнила, что такова позиция администрации образовательного заведения — ничего не объяснять СМИ. Обосновать столь странную установку она тоже не удосужилась. Но тщательно записала все данные журналиста в журнал.

Кстати, школа, как оказалось, на входе оснащена металлоискателями. Остается вопрос — как при таком повышенном внимании к вопросам безопасности мальчику все-таки удалось пронести нож в школу?

«Ребенок явно заигрался в компьютерные игры»

ИА «Татар-информ» обратилось к семейному психологу МБУ «Психолого-педагогический центр «Диалог» Вере Никулиной с вопросом, что может лежать в основе инцидента, произошедшего в 9-й школе?

«Мы, конечно, об этом конфликте знаем только то, что публиковалось в СМИ, — сказала Никулина. — Но, на мой взгляд, эта ситуация еще раз показала, что нам серьезно нужно подумать над тем, как обезопасить наших детей от влияния компьютерных игр. Эта тема сегодня как никогда актуальна. Поскольку личность современного ребенка во многом формируется под воздействием тех правил, которые заложены в компьютерных играх. Поскольку нынешние подростки очень много времени проводят за играми, эти правила они переносят на существующую вокруг них действительность. А в стрессовых ситуациях дети начинают вести себя как герои компьютерных сюжетов. Иногда даже психологу бывает трудно дифференцировать — что вызвало неадекватную реакцию ребенка? Его включенность в игру или это все-таки особенности внутреннего «я»?

По словам Никулиной, в данном случае велика ответственность и родителей. Они покупают детям игры, в которых много оружия, крови, убийств.

«Все эти детали на экране преподносятся ярко, даже выпукло. Ребенок компьютерные ситуации внутренне постоянно проигрывает, тем самым закрепляя их в своей психомоторике. А потом родители удивляются изменениям, происходящим в их детях. Покупая гаджеты, детям надо объяснять в первую очередь, что в виртуальном мире, как и в реальном, надо придерживаться определенных правил. Должны быть установлены временные рамки, которые бы ограничивали нахождение детей за компьютером. Также необходима психологическая установка на отстраненное восприятие происходящего по ту сторону экрана. И очень важно, чтобы у ребенка были реальные друзья, дела, события в жизни, чтобы у них не возникало желания убегать от действительности», — считает психолог.

«Что же касается роли школы в этой ситуации, то мне трудно судить со стороны, — заметила психолог. — Если ребенок был на особой заметке, то с ним должен был заниматься школьный психолог. Хотя возможностей у школьного психолога не так уж много. В школе учащиеся в основном заняты уроками. А забрать ребенка с урока или оставить после занятий довольно сложно. К тому же для работы школьного психолога с трудным подростком нужно согласие родителей, а не все папы и мамы его дают. Поэтому в первую очередь школьный психолог должен воздействовать на родителей. В идеале они должны вместе диагностировать изменения личности, которые происходят у ребенка. Если он демонстрирует излишнюю агрессивность, необходимо установить, что побуждает его так вести себя: то ли это защитная агрессия, то ли внутренняя... Если диагностика не проведена, то этим надо бы заняться сейчас в первую очередь».

Остается только надеяться, что наказание не единственный воспитательный метод, который применяется в челнинской педагогике к трудным детям. Возможно, в школе все-таки прислушаются к словам психолога и найдут иные способы воздействия на непростого ребенка.