«На адаптацию ушло три дня»: как живут осужденные колонии-поселения № 17 в Татарстане

Почти 4 тысячи гектаров сельхозугодий — выращенные на них овощи и зерновые культуры, ферма и цеха по производству молока и круп, — это все есть в колонии-поселении в Дигитлях. Как живут и трудятся те, кого жизненные обстоятельства выдернули из привычных условий, — в репортаже ИА «Татар-информ».

Колония-поселение № 17 находится неподалеку от Мамадыша в селе Дигитли. На первый взгляд исправительное учреждение больше напоминает обычную деревушку с жилыми домами и рабочими цехами. Но, присмотревшись, замечаешь предупреждающую надпись о том, что на территории не должны находиться посторонние. 

Сегодня в колонии-поселении отбывают наказание 118 человек — 77 мужчин и 41 женщина. Это, к слову, единственное исправительное учреждение в республике, в котором содержатся сразу и мужчины, и женщины. В основном здесь отбывают наказание за преступления средней тяжести — кражи, мошенничества, виновники ДТП. 

Вся территория колонии-поселения поделена на две зоны: производственную и жилую. Основной профиль колонии — сельское хозяйство и производство продуктов питания. 

Территория учреждения насчитывает около 3800 гектаров сельхозугодий, из которых 1900 — это пашня. Здесь выращивают картофель и овощи, зерновые и кормовые культуры, в том числе кукурузу. 

Работают здесь все осужденные без исключения, при трудоустройстве учитываются профессиональные навыки. 

В колонии имеется большое хозяйство с крупным рогатым скотом и свинопоголовьем, цех по производству нескольких видов круп, муки, молока. Здесь выращивают зерновые культуры и овощи, есть свой швейный цех.

Молочный цех — один из самых новых и современных участков. На переработке и упаковке молока, которое отсюда поступает и в другие исправительные учреждения республики, задействованы три человека. 

Знакомимся с одной из них, ее зовут Айсылу — сюда она попала за кражу в ноябре прошлого года. 

«Это мое первое и, надеюсь, последнее наказание. На адаптацию здесь у меня ушло всего три дня, я быстро познакомилась с правилами внутреннего распорядка, освоилась и устроилась на работу в столовую», — рассказала женщина. 

Как только в молочном цеху появилась вакансия, Айсылу решила перевестись. По словам девушки, работа ей совсем не в тягость, а трудовые будни ничем не отличаются от тех, что на свободе. 

Недалеко от молочного цеха располагается коровник. Ежедневно за животными ухаживают четыре девушки: кормят, убирают за ними, доят и даже принимают роды. Некоторые из осужденных, занятых здесь, до того как попали в колонию-поселение, не имели опыта работы на ферме. 

Замечаю, что на вопросы о том, как попали в колонию, девушки предпочитают не отвечать, лишь одна обмолвилась, что осуждена на семь лет, но надеется освободиться условно-досрочно. 

Молоком, которое здесь производят, обеспечиваются и другие исправительные учреждения республики. 

Рядом с молочным — крупяной цех. Здесь производят ячневую, перловую, пшеничную и гороховую крупу. Цех также на сто процентов обеспечивает своей продукцией все исправительные учреждения республики. Процесс производства контролируют два человека. Один из них — Александр. 

«Сначала я работал в швейном цеху, но потом перевелся сюда, потому что всегда стремился к чему-то новому. Вообще в такой сфере раньше я не работал, но было интересно попробовать», — рассказал осужденный. 

Обычная смена в цеху длится семь часов — за это время мужчины получают зерно, перерабатывают его на специальном оборудовании и упаковывают в мешки. 

Самой горячей порой в КП № 17 считаются полевые работы. За руль тракторов и комбайнов сажают не всех и не сразу — мужчин обучают и выдают им права на управление такой техникой.

Один из трактористов — 37-летний Андрей. До того как попал в колонию, мужчина уже работал водителем. Оказавшись здесь, решил заниматься тем, что ему близко, только вместо легковушки сел за руль трактора. 

«Сейчас у нас начинается сезон уборки картофеля — Андрею предстоит собрать урожай корнеплода на 76 гектарах», — объяснил заместитель начальника КП-17 Накиф Зиннатуллин. 

Впереди у Андрея чуть меньше половины из назначенных ему за мелкую кражу трех с половиной лет. Будет ли работать трактористом на свободе, Андрей пока не знает. 

На территории колонии есть своя мечеть. Она была построена меньше года назад силами осужденных и администрации учреждения буквально за три месяца. Сегодня среди постоянных прихожан восемь мужчин. 35-летний Радим, к примеру, был осужден за мошенничество, но в стенах исправительного учреждения пришел к вере и раскаянию в прошлых ошибках и проступках. 

«До того момента, как здесь оказаться, я не посещал мечеть. Вообще желание было давно, но, видимо, грехи не давали мне этого сделать. Раньше у меня был страх — я не мог читать намаз, потому что считал себя недостойным. Сейчас же понимаю, что вера мне очень помогла встать на истинный путь», — рассказал мужчина. 

Сегодня в планах руководства колонии-поселения производство ржаной муки, до конца года задача выйти на отметку в 160 тонн. 

«Учреждение обеспечивает все исправительные учреждения региона своей продукцией: крупами, картофелем, овощами, мясом и молоком собственного производства. Также мы поставляем часть произведенной продукции муниципалитету Мамадышского района, реализовали контракт с мамадышской районной больницей на изготовление постельных принадлежностей. Наши ресурсы на данный момент позволяют нам заключать новые контракты на поставку мяса говядины, картофеля и круп сторонним организациям», — подытожил начальник колонии-поселения Раил Сагитов.