Заместитель главврача РКБ: До коронавируса человечество жило беззаботно

Первый заместитель главврача Республиканской клинической больницы Марсель Миннуллин рассказал, что делать при подозрении на Covid-19, как сам переболел коронавирусом и повлияют ли морозы на число заражений. Подробнее — в интервью Андрею Кузьмину.

 Вторая волна коронавируса или сезонное обострение? 

Марсель Мансурович, здравствуйте. В России продолжает расти число больных коронавирусом, бьются рекорды по заражениям. Кто-то трактует это как вторую волну, кто-то списывает на сезонную заболеваемость. На ваш взгляд, что это такое? 

Наверное, и то и другое. Может, вторая волна или продолжение первой. Если делить на первую и вторую волну, видно, что между ними небольшой перерыв. Мы наблюдали значительный спад в начале-середине августа. Это длилось до конца сентября. После этого пошел подъем.  

С чем это связано? Для сезонного подъема числа заболевших ОРВИ еще рано. Наверное, сказалось небольшое расслабление нашего населения, отдых и поездки за рубеж, начало учебного года. В итоге мы получаем подъем. Можно по-разному это называть: продолжение первой волны, вторая волна, всплеск. Сейчас дробить на «волны» вообще не приходится. Данное заболевание с нами, оно, скорее всего, никуда не денется и будет преследовать. Пока не сформируется коллективный иммунитет, люди будут болеть. 

В соцсетях ходят слухи о переполненных больницах, очередях из «скорых». Как обстоят дела на самом деле? 

Вопроса переполненности не возникает при сбалансированной, совместной работе лечебных учреждений. Да, поток пациентов достаточно плотный, очень интенсивная работа скорой медицинской помощи. Нельзя забывать про ажиотаж вокруг данного заболевания, население напугано. Так что даже в случае ОРВИ, поднявшейся температуры, которая может не быть связана с Covid-19, вызывают «Скорую». Но мы это уже проходили, есть опыт апреля-мая, так называемой первой ковидной кампании. Те ошибки, которые были тогда, учтены, и мы наблюдаем более сбалансированный поток пациентов. 

Как давно были заново открыты инфекционные отделения в РКБ? Какова заполняемость отделения? 

Мы открыли отделения 2 октября. 250 пациентов находятся в отделении. Есть несколько отделений. Заполняемость — 85-90%, всегда оставляем 10% на случай перемещений или форс-мажора. 

Открытая в августе инфекционная больница облегчила ситуацию? 

Безусловно, она разгрузила. Спад, который мы наблюдали с середины августа по сентябрь, как раз был обусловлен не только снижением числа заболевших, но и тем, что инфекционная больница взяла на себя большую часть пациентов. Это позволило нам заниматься тем, что мы делали до ковида, — плановой медицинской помощью. Благодаря существованию инфекционной больницы 15-20% резерва нам удается оставлять. 

Каковы показания к госпитализации и для лечения на дому? В каком случае человека точно нужно везти в больницу? 

Во-первых, существует стандартизированная схема лечения — протоколы ведения пациентов в зависимости от стадии. Стадия определяется по проявлениям, клинической картине и по результатам компьютерной томографии (КТ). В зависимости от распространенности процесса идет корректировка лечения.  

В госпитали, больницы, инфекционные отделения поступают пациенты с переходами КТ-2, КТ-3, КТ-4. Это больше 50% поражения легких. При поражении в 15-25% люди свободно могут находиться дома. При своевременном начале лечения и правильном выполнении инструкции и схемы, которую в основном назначают поликлиники, дома лечиться предпочтительнее. Но это в случае, если есть возможность изолироваться. Если один из членов семьи заболевает, то его лучше изолировать. Если болеет вся семья — как правило, так и происходит, — все должны быть изолированы, не общаться с другими. Но эти степени, начальную стадию, предпочтительнее лечить амбулаторно. 

Как понять, что это коронавирус, с первых симптомов? 

Нужно обращаться в первичную сеть к участковым врачам. Если человек почувствовал недомогание, слабость, ломоту, появляется кашель, насморк, пропадает обоняние и вкусы. У всех по-разному проявляется. У некоторых заболевание стартует с пропавших запахов и вкусов, у других это случается в процессе заболевания. В любом случае, если внезапно человек чувствует недомогание, есть невысокая температура — обычно 37,2-37,3, — нужно к участковому врачу.  

В поликлинике есть четкий алгоритм. Обязательно сдается мазок. Бытует мнение, что человек заболел, мазок положительный, нужно делать КТ, но это абсолютно неверно. Люди, сразу делающие КТ на первые сутки заболевания, успокаиваются тем, что там ничего нет. Примерно на четвертые-пятые сутки с момента заболевания появляются изменения в легких, которые видно на КТ.  

Кто это должен сказать? 

Все медики, что первичного звена, что стационара. В любом случае только на четвертые-пятые сутки надо делать КТ. Но лечение надо начинать с первых суток. Чем раньше начнется правильное лечение, тем больше вероятность того, что не будет осложнений.  

Значит, есть алгоритм лечения? 

Да, он называется протоколом. Протоколы стандартны по всей стране. Мы сравнивали, ездили в командировку в Восточный Казахстан, они оказались идентичными. По видимости, весь смысл в том, чтобы прийти к стандартизации и прочной схеме лечения по всему миру. Когда мир поймет, что это за вирус и как его лечить, когда будет стандартная схема лечения, тогда пандемия остановится.  

Волшебной таблетки от Covid-19 нет, но есть действенные схемы лечения 

Давайте поговорим о лекарствах. Периодически в СМИ появляется информация, что появилось новое и это панацея. Существует ли сейчас волшебная таблетка или еще нет? 

Почему пандемия не остановилась, а продолжается? Потому что человечество впервые столкнулось с таким массовым наступлением данного заболевания на весь земной шар и стандартизированного лечения и каких-то конкретных действенных препаратов не было.  

Сейчас, на этапе проб и ошибок, а также наблюдений, есть много препаратов и схем, которые меняются в лучшую сторону. Появились препараты, которые эффективны, если их правильно и своевременно применять. Естественно, это не 100-процентная гарантия, мы понимаем, что каждый организм индивидуален. На большинстве это работает, на меньшую часть не действует.  

Есть прочная стандартизированная схема, где тот или иной препарат обязательно должен входить как неотъемлемый компонент.  

Вы их знаете и работаете с ними? 

Да.  

Что думаете о нашей вакцине? Насколько она готова к применению? В обществе много сомнений.  

Говорить о вакцинации правильно. Только путем вакцинации можно остановить эту пандемию и сформировать так называемый коллективный иммунитет. Мы верим, что наша российская вакцина действенная, потому что много примеров, которые прошли клинические испытания. Это шанс населения России и других стран, которые заинтересованы в нашей вакцине. Она позволит сформировать коллективный иммунитет, но за его длительностью нужно будет наблюдать. По крайней мере, если будет несколько месяцев, мы в любом случае остановим эту огромную заболеваемость.  

Вы лично будете прививаться, когда вакцина появится? 

Лично я уже переболел.  

В легкой, средней или тяжелой форме? 

Ближе к легкой. Врачи сразу обращают внимание на своевременное лечение. Я был под контролем медиков. Все мы наблюдали, обсуждали. К моей огромной благодарности всё прошло достаточно легко. Период восстановления составлял буквально несколько дней, после чего я вышел на работу.  

Сейчас вы ходите в защитной маске и перчатках, несмотря на то что у вас есть антитела? 

Конечно. Мы прекрасно понимаем, что иммунитет, если человек переболел или вакцинировался, не пожизненный, он ослабевает. Через какое-то время человек снова становится восприимчивым.  

Лучше его не расходовать, да? 

Конечно. Лучше соблюдать элементарные меры предосторожности. Хочется сказать, что мир изменился, и переосмысление человечеством определенных подходов должно обязательно присутствовать, без этого никак.  

Бороться с этим вирусом должны все на этом свете. Прежде всего, мы должны сами себя защищать. Какие это меры предосторожности? Ношение маски (причем закрывать и нос, и рот), соблюдение социальной дистанции, обработка рук, если не удается надеть перчатки. Антисептик всегда должен быть в кармане. При каждом соприкосновении с дверными ручками нужно обрабатывать руки — причем незамедлительно.  

Коронавирус не щадит ни старых, ни молодых при запоздалом лечении 

Идет информация, что вирус стареет, молодеет. Раньше говорили, что есть осложнения у пожилых, сейчас — что умирают молодые. Какова реальная ситуация? 

Исходно вирус своеобразный, хитрый и интересный. С самого начала он бьет как по молодому населению и людям среднего возраста, так и по пожилым. Другое дело, что пожилые намного тяжелее его переносят только из-за того, что наслаивается сопутствующая патология. Мы понимаем, что к 80 годам у пациентов уже могут быть изменения в коронарных сосудах, со стороны сердца, легких, почек. Многие болеют сахарным диабетом — это группа риска.  

В то же время вирус интересен тем, что поражает и молодой, и средний возраст. Мы наблюдаем очень бурную реакцию на вирусную инвазию и нахождение вируса в молодом организме. В клинической картине имеют значение дни течения заболевания. Есть определенные дни у больного ковидом, где нужно очень внимательно отслеживать клиническую картину и не упустить время. Это вторая половина течения заболевания, когда вирус атакует второй волной и организм, бурно реагируя, выделяет огромное количество гормона воспаления. Обычно это происходит у молодых и людей среднего возраста с хорошим иммунитетом. Нужно правильное и своевременное лечение, принятие мер. 

Я правильно понимаю, что это нужно, чтобы помочь организму, чтобы он не забирал ресурс у других органов и не возбуждал патологии? 

Отчасти. Прежде всего, чтобы прикрывать легкие. В основном точка приложения данного вируса — легкие, хотя отсутствие обоняния — это точка приложения головного мозга. То есть присутствует и нейроинфекция. 

Что мы наблюдаем сейчас, с истечением 4-5 месяцев нахождения этого вируса? Мы наблюдаем, что он стал более стойким и ригидным — устойчивым к определенным схемам лечения. Стало больше пациентов с большим поражением легких. Есть определенные единичные случаи, когда организм вообще не реагирует на лечение. Как это понимать? Скорее всего, это другая мутация. Мы понимаем, что в любом случае вирус будет мутировать. Как человек борется против этого вируса, так и вирус борется против человека и видоизменяется.  

Наиболее безалаберная у нас, конечно, молодежь. И тусовки устраивают — плевать на маски, на обработку рук. Дело доходит до скандалов. Расскажите, много молодежи в вашем отделении? Много ли молодежи на ИВЛ? Не молодеет ли вирус? 

Если молодежь обращается своевременно, то очень маленький процент того, что будут осложнения и что придется использовать ИВЛ. Больше как раз людей старшего возраста. Как они инфицируются? Если мы вспомним первую ковидную кампанию, как я называю, это с апреля по август, по маршрутизации у нас был самый сложный контингент, пациенты 65+. Основной механизм заражения возрастных пациентов как раз от детей, внуков. За редким исключением заражение происходило, когда уже инфицированная соседка или сосед заходили чай попить. В основном молодежь инфицирует более старший возраст. 

То есть сейчас лозунг «Берегите бабушек и пожилых родителей» — он как никогда актуален? 

Он всегда был актуален и таким остается. Мы прекрасно понимаем, что нельзя остановить жизнь, молодежь, культурные события, спортивные мероприятия. Нам необходимо работать, иначе экономика встает, а это тоже не выход. Но в любом случае нужно помнить, что остается вероятность инфицироваться. Для защиты есть элементарные мероприятия, которые могут гарантировать сохранность человека и здоровья. 

РКБ научилась одинаково успешно бороться с Covid-19 и другими болезнями 

Как вы учитесь подстраиваться под коронавирус? Методом проб и ошибок? 

Это научная работа, телемедицинские технологии, которые позволяют нам общаться с коллегами, продвинутыми клиниками России, в частности с сотрудниками 52-й больницы Москвы, Коммунаркой. У них колоссальный опыт работы.  

Нет такого, что Москва спускает вам указания: «Лечить вот так вот»? Через неделю — другой способ.  

Перед тем как спускать протоколы, проходит обсуждение не только москвичей между собой. Это в любом случае обсуждение всего круга врачей, профессоров, научных сотрудников, практиков. После этого формируется схема лечения или принимается решение об изменении существующей схемы. 

По сути, сейчас всем медикам нужно быть инфекционистами в первую очередь. Как вы этого достигаете? 

Это достигается путем изучения протоколов, статей, сообщений. Республиканская клиническая больница отличается своим академизмом. Кроме большой практической деятельности, здесь идет огромная научная работа, здесь сконцентрирован огромный научный потенциал. Только 17 кафедр базируется в РКБ. Идти в ногу с нашими продвинутыми профессорами, которые конкретно занимаются этой тематикой, наверное, несложно. В то же время к этому обязывает жизнь. Любой врач, неважно, кто он по специальности, должен понимать специфику и встать в строй тех людей, кто борется с этим заболеванием. 

Другие заболевания при этом не просядут? Мы же не только вирусом болеем, как быть с другими недугами? 

При правильно сбалансированной работе всё возможно, можно совмещать. Надо понимать, что этот вирус пришел не на пару месяцев, а навсегда. Если мы не научимся оказывать своевременную помощь как при ковиде, так и не при ковиде, тогда грош нам цена как медикам. Кто-то будет выживать после ковида, а другие будут умирать от совершенно других патологий. У нас сейчас совершенно гармонично работают два направления. Мы работаем и по ковиду в наших инфекционных отделениях, и оказываем как плановую, так и экстренную медицинскую помощь по всем направлениям, с которыми мы всегда работали. Хочу заверить жителей республики: не надо бояться обращаться в чистые стационары, в те, где оказывается экстренная и плановая медицинская помощь. Отсидеться с мыслями, что через полтора месяца ковид закончится, — это неправильно. Если есть какие-то проблемы, существуют плановые моменты. Если человек находится в листе ожидания, нужно приезжать, обращаться.  

То есть эти больные будут в безопасности, если обратятся за медпомощью? 

Совершенно верно, для того и существуют буферные зоны, изоляционные отделения, где люди пребывают до уточнения статуса ковида, есть он или нет. Ни один пациент до уточнения статуса, болеет он ковидом или нет, не будет поднят в чистые зоны.  

Процент заболевших среди врачей в Татарстане достаточно низкий 

Давайте поговорим о медиках. Как обустроен быт? Они до сих пор посменно работают? Зашел на две недели в «красную» зону — домой не возвращаешься, близких не видишь, живешь в палате или общежитии. Как сейчас? 

Медики адаптировались. Нет необходимости, если люди работают в ковидной зоне, жить отдельно. 

Переходить на казарменное положение? 

Абсолютно нет такой необходимости, потому что это один из самых защищенных контингентов врачебного и сестринского медперсонала. Есть вероятность заражения в быту, где-то в магазине, например, но никак не от ковидного пациента. Если медперсонал правильно экипирован, разумеется. На сегодняшний день всё у нас есть: средства индивидуальной защиты, костюмов для работы с ковидными пациентами в достатке. 

Как много заболевших среди врачей? Вы работаете на передовой, непосредственно с больными, вы самая большая группа риска. 

Персонал, который работает в инфекционных больницах, наиболее защищен, потому что это подготовленные люди, которые знают, что им в ближайшее время придется столкнуться с ковидом. Они правильно экипируются — для этого у нас всё есть. Процент заболеваемости на самом деле низкий.  

Другое дело, когда речь идет об общественных местах и лечебных учреждениях, где идет экстренная помощь. К примеру, поступает пациент с аппендицитом, но он может быть инфицирован, доктора вынуждены оперировать. Здесь вероятность заболеть выше, хотя в нашей больнице (да и вообще по всей системе здравоохранения республики) существуют буферные зоны. Что это такое? Это отделения, куда экстренно поступают пациенты, их встречает уже подготовленный персонал. Чтобы защитить сотрудников, больницы создают эти буферные зоны, где есть операционные, зоны ожидания результатов мазков и тестов. Если тест отрицательный, пациент поднимается в «чистое» отделение, но до прихода они находятся в изоляторе ожидания.  

Год назад вы могли себе представить, что попадете в ситуацию, что вирус свалится на мир? Тогда ведь об этом никто не задумывался. 

Знаете, я уже для себя разделяю жизнь на ковидный и доковидный период. Постковидный период — в него хочется верить, не знаю, будет ли он. Скорее всего, нет. Конечно, когда-то это случится. Когда мы выйдем на плато, привыкнем к этому заболеванию и будем знать, что вот оно просто есть. Как грипп. 

Для вас жизнь разделилась? 

Да, конечно. Я вспоминаю, как до ковида человечество в целом жило беззаботно, но появление такого недуга кардинально меняет как человека в отдельности, так и все население земного шара в целом. 

В связи с повышенными нагрузками изменилась система оплаты труда врачей? Стали получать больше за свой труд, моментами даже героический? 

Да, безусловно. Во-первых, персонал, который работает с инфекционными пациентами, получает субсидии федеральные, есть и татарстанские. Те сотрудники, которые работают в чистых зонах, в случае контакта с ковидным пациентом тоже, естественно, получают доплату. 

Врачи довольны или денег много не бывает? 

Зарплаты хорошие, они выросли в связи с ковидом. 

Для каждого пациента после Covid-19 — своя программа реабилитации

Еще вот о чем хотелось бы поговорить. Одно дело вылечить болезнь, а другое — восстановиться после нее. В какой реабилитации нуждаются люди после ковида или это зависит от хронических и сопутствующих заболеваний? 

Реабилитация сама по себе это индивидуальный процесс. По каждому человеку реабилитационная программа выстраивается с учетом его сопутствующих заболеваний — это раз. Во-вторых, учитывается, что произошло и какие осложнения добавились к сопутствующим заболеваниям у пациента, который переболел ковидом. Третье — реабилитационная программа в принципе стандартизирована, потому что когда мы говорим о переболевших ковидом, то это люди с дыхательной недостаточностью. Эти очаги, которые были при заболевании, превратились в очаги фиброза. Идет замещение легочной ткани соединительной. Эта самая опасная ситуация, которую нужно своевременно предусмотреть, чтобы учитывать после заболевания. Естественно, все зависит от степени поражения.  

В санатории отправляете? 

Да, санатории, активный образ жизни по мере возможности.  

Об этом говорили уже сотню и тысячу раз, но не будет лишним повторить: что нужно сделать, чтобы уберечься и не попасть к вам? Как надо жить?

Не посещать массовых мероприятий — это раз. Я сам придерживаюсь этого. Если человек работает, ведет активный образ жизни, у него всегда есть шанс инфицироваться, это важно помнить. Если есть родители преклонного возраста, то нужно при общении с ними соблюдать меры предосторожности. Сами родственники должны быть готовы к этому: социальная дистанция не менее 1,5-2 метров между собеседниками, ношение маски, обработка рук антисептиками. Важно соблюдать режим отдыха и сна, должно быть сбалансированное регулярное питание. Это банальные мероприятия, которые несложно соблюдать, но которые в той или иной мере гарантируют, что шанс заболеть будет ниже. 

Рост зараженных коронавирусом не повод для паники 

 Психическое, психологическое состояние оно влияет на течение болезни? Тот нервный градус, который возник в обществе, он же иногда зашкаливает. Соцсети, телевидение, радио — из каждого утюга буквально говорят «Коронавирус, болезни, смерти» и т. д. Социологи подтверждают, что тревожность в обществе увеличилась. Влияет ли это тревожное состояние на выздоровление пациента? 

Я читал ряд статей, как себя уберечь. Много же разных мнений. Кто-то предлагал пить соду, кто-то говорил дышать спиртом или принимать внутрь, кто-то считал, что курильщики мало болеют. Версий много разных, когда еще нет четкого понимания. Давайте скажем так: с заболеванием можно бороться при следующих условиях: правильная постановка диагноза, своевременное лечение и выполнение схемы лечения. Можно даже не дойти до осложнений, не то что умереть. Остановимся на этом — это не смертельное заболевание. Да, оно массовое, но с ним можно бороться. Задача нас всех — это минимизировать число заражений, чтобы в энное количество времени было как можно меньше болеющих людей. Вся сложность — это огромный всплеск количества болеющих пациентов. Если будет какое-то поэтапное вхождение населения в коронавирус, то, конечно, можно работать эффективнее, уберечь больше жизней. Повторюсь: с вирусом можно бороться, это не смертельное заболевание. Другое дело, что психологическое состояние нашего населения таково, что оно очень встревожено. Соцсети, СМИ нагнетают, люди между собой общаются. Конечно, обстановка накаляется. Переболевших же людей уже очень много, пообщайтесь лучше с ними, они вам скажут, что жизнь у них продолжается. Как они работали, так и работают. Люди вернулись в строй. От коронавируса же никуда не деться, к нему надо привыкнуть. От гриппа же люди не умирают. Да, есть запущенные случаи и прочее. 

Нам с этим жить. А как морозная зима повлияет на вирус? Понимаю, что вы не вирусолог, но поделитесь: что говорят в ваших кругах? 

Никак не повлияет. Вирус не зависит от погодных условий. Мы все ждали, что придет жара, а вирус ее не любит. Теперь ждем, что морозы наступят, но от этого ситуация не зависит. Наоборот, ожидается всплеск острых респираторных заболеваний. А там и коронавирус, и грипп, и банальное ОРЗ. Словом, коронавирус не зависит от погодных условий. Надо беречь себя. 

Спасибо большое. Удачи вам! Новых технологий и побольше выздоровлений.