«Молодые стали болеть чаще»: как в 7-й казанской больнице татарстанцев лечат от коронавируса

Городская клиническая больница № 7 Казани уже восемь месяцев спасает больных от новой коронавирусной инфекции. В клинике принимают пациентов всех возрастов. Действительно ли стали больше болеть молодые татарстанцы, как устроена работа госпиталя — в репортаже корреспондента ИА «Татар-информ» с поля боя с Covid-19.

На входе большая табличка «Терминал-2» Городской клинической больницы № 7. С апреля в этом корпусе не принимают обычных пациентов. Здесь медики спасают людей от новой коронавирусной инфекции.

Временный инфекционный госпиталь, как и все остальные Covid-больницы, для медиков начинается с «чистой» зоны. Здесь нет заболевших Covid-19, только медперсонал.

Даже в «чистую» зону посторонних не пускают, передачи для больных принимают на входе, там же отдают вещи тех, кто уже никогда не вернется домой. Пока мы ждали разрешения на вход, пакет с обработанными вещами получила семья. Родственники плакали, но коронавирус жесток.

У входа в больницу нас встретила заведующая эпидемиологическим отделением 7-й больницы Наталья Шайхразиева, именно она стала нашим гидом по «красной» зоне больницы.

Но сначала о том, чем занимаются медики в «чистой» части клиники.

Большую часть первого этажа занимают ординаторские, комнаты отдыха, складские помещения. Есть комната приема пищи. Здесь для медсестер, врачей и младших медицинских работников созданы все условия — есть даже кровати, где каждый может вздремнуть после тяжелой смены.

Наталья Дмитриевна водит нас по кабинетам и рассказывает, что медики четыре часа работают, четыре отдыхают. Однако не у всех работа заканчивается после выхода от коронавирусных больных.

«Тут происходит заполнение историй болезни. В „грязной“ зоне — „грязные“ истории болезни, здесь — „чистые“ истории болезни. На каждом этаже есть два телефона, которые в принципе не выносятся никогда из „красной“ зоны. На телефон фотографируют личные данные, результаты исследований, скидывают данные в WhatsApp в группу, а оформляют на „чистой“ зоне», — отметила Наталья Дмитриевна, заходя в одну из ординаторских.

На первый этаж привозят еду для больных, медикаменты, средства индивидуальной защиты и другие бытовые вещи. Кабинет старших медсестер забит коробками — все надо переписать и направить в отделения.

Старшая медицинская сестра госпиталя-резерва 7-й городской больницы Светлана Лопатина рассказала корреспонденту ИА «Татар-информ» о пациенте, который запомнился.

«Самый первый пациент, который у нас был, он, конечно, всем в память врезался: молодой, красивый мужчина, спортсмен, пришел своими ногами», — рассказала она.

Но ему быстро становилось хуже, и доктора, младший и средний медперсонал буквально вытащили мужчину с того света.

«Болезнь никого не щадит. Если раньше мы наблюдали пациентов более преклонного, пожилого возраста, то сейчас уже много молодых болеет. Очень много молодых болеют», — рассказала старшая сестра.

Больных много

Всего во Временном инфекционном госпитале получают лечение 373 человека, тяжелых среди них 20, двое находятся на ИВЛ. В «красную» зону заходят порядка 160 медицинских работников — они сменяются, работая «два через два». В коридоре первого этажа мало сотрудников. Наталья Дмитриевна говорит, что все врачи сейчас с больными.

В «семерке» увеличивают коечный фонд, чтобы оказать помощь могли всем. Медики очень загружены.

«Детские садики открыты, школы открыты, институты открыты, супермаркеты и торговые центры открыты, границы открыты — еще как люди расслабились», — отметила главный эпидемиолог.

Многие забыли про маски, что является огромной ошибкой. А избыточный вес, сахарный диабет, сердечно-сосудистые заболевания в сочетании с Covid-19 осложняют течение основного заболевания.

Мы встречаем начальника инфекционного госпиталя 7-й больницы Илью Вячеславовича Савельева, однако от комментариев он отказывается — спешит, очень много работы.

Нам пора идти в «красную» зону.

Как правильно надеть защитный костюм?

Перед тем как пойти к больным Covid-19, нужно обезопасить себя — облачиться в защитный костюм. Сначала нам выдают зеленую робу — именно в таких костюмах ходят медики по «чистой» зоне. Потом нужно надеть специальный комбинезон, бахилы, которые достают до колен, медицинскую шапочку, две пары перчаток, защитные очки и респиратор.

Наталья Шайхразиева позволила нам попробовать одеться самостоятельно, но это оказалось невыполнимой задачей.

Например, надевая комбинезон, мы сразу нацепили капюшоны, на что врач сказала, что сначала нужно надеть шапочку, тщательно заправив волосы, потом респиратор, а еще снять все украшения — сережки, кольца, браслеты. И только потом можно надевать капюшон так, чтобы на лице не было ни единого сантиметра открытой кожи.

Как выяснилось, важно и правильно обвязать ноги завязками от бахил, иначе они будут постоянно мешать. А еще нужно хорошенько протереть внутреннюю сторону очков мылом. Способ интересный — все для того, чтобы они не запотевали.

На одевание мы потратили добрых минут пятнадцать, в то время как эпидемиолог справилась за пять. Нам приклеили на грудь надписи «Журналист» и «Фотограф» — мы готовы.

Дальше в полном облачении идем в лифт, который едет на третий этаж. Выходя из него, оказываемся в «красной» зоне.

Третий, четвертый, пятый этаж

В лифте заклеена кнопка второго этажа — там находится лаборатория, где проверяют анализы на Covid-19. Весь медицинский персонал каждую пятницу сдает ПЦР-тест. По словам эпидемиолога, пока случаев заражения среди медиков на работе не было.

На третьем, четвертом и пятом этажах находятся больные с подтвержденным положительным тестом на «корону».

Выходим из лифта на третий этаж — коридор и бесконечные палаты, где лежат пациенты. Они прибывают сюда после КТ и ПЦР-тестов, которые делают в Республиканской клинической инфекционной больнице.

Но попадают в палаты они не сразу. Больных скорые подвозят на первый этаж, там отдельный неприметный приемный покой госпиталя, где они ожидают осмотра врача, только после этого их либо кладут в «семерку», либо отправляют домой. За сегодняшний день не стали госпитализировать десятерых больных, легкая степень течения болезни позволяет им лечиться дома.

Пока мы не оказались в палатах «семерки», я думала, что в большинстве своем в больницы кладут пожилых людей, но это было ошибкой. К слову, замечаю в «грязной» части первого этажа девушку, которая ждет своей очереди на прием.

После вердикта терапевта пациентов размещают в палаты, начиная с третьего этажа.

Мужские и женские палаты — в них пациенты совсем разного возраста. Есть и пожилые люди, которым под 90 лет, а есть и совсем молодые, которым едва исполнилось 19.

Некоторые пациенты лежат с кислородными масками, потому что дышать самостоятельно пока тяжело. Есть те, кто пока не встает.

Мало кто выходит в коридор, в большинстве своем пациенты лежат либо на боку, либо на животе — так легче дышать.

«Молодых очень много, больше мужчин — молодые, хорошие крепкие мужчины», — отметила эпидемиолог.

Тут мы снова встречаем начальника госпиталя Илью Вячеславовича, заходим с ним в одну из палат. Доктор помнит всех тяжелых и прошедших через реанимацию пациентов. Одна пациентка надела кислородную маску и сообщила об этом доктору.

«Сколько мы с тобой без кислорода были? Пятнадцать минут. Голова начала кружиться? Так… Давай мы с тобой торопиться не будем», — говорит он женщине.

Пациенты просят нас обязательно написать, что они бесконечно благодарны медикам за их работу.

Три этажа больницы повторяют друг друга, от «мирной» жизни остались только таблички: «Эндокринология», «Гастроэнтерология» и многие другие, ведь раньше на этажах были профильные отделения, а теперь все занял Covid-19.

На каждом этаже по две стойки медсестер, здесь очень аккуратно разложены истории болезней по палатам. Папки с большими надписями «540», «541», «542» и так далее…

А на самих дверях палат фамилии больных с инициалами.

На пятом этаже Наталья Дмитриевна обращает наше внимание на надписи около приклеенных номеров палат. Раньше там были кабинеты врачей для приема, но и их тоже переоборудовали под палаты.

Мы бродили по коридорам, когда больным разносили обед. Задали вопрос мужчинам, которые подошли за своими порциями: «Как вас кормят?»

«Вроде вкусно», — говорит один.

«Офигенно», — сказал другой.

Тем, кто ходить пока не может, соседи по палате приносят порции к кроватям. А медсестры спрашивают: «У вас же есть один диабетик?» На положительный ответ мужчина получает порцию для соседа с диетической едой.

Реанимация

На третьем этаже кроме коек находится блок реанимации. Туда нас проводил начальник госпиталя Илья Вячеславович.

«Вот это реанимация. Идите, идите, чего вы боитесь», — сказал он, открывая дверь в большой зал.

В реанимации пациенты находятся либо на высоком потоке кислорода, либо на ИВЛ. Мало пациентов в сознании, на их лицах боль. Как бы начальник госпиталя нас ни успокаивал, видеть людей, которые сейчас по-настоящему страдают из-за злого вируса, действительно больно и страшно.

В реанимации создан круговой обзор. Илья Вячеславович отмечает, что персонал здесь находится круглосуточно. На сестринском столе, который находится посередине, аккуратно разложены истории болезни.

«В зоне риска пациенты, которые вызывают опасения, чтобы в любой момент можно было срочно перевести их на аппарат ИВЛ», — сказал заведующий отделением реанимации Виталий Григорьев.

Во второй реанимационной палате лежат люди с инсультами, которые не могут за собой ухаживать.

Мужчины и женщины в тяжелом состоянии, опять же разных возрастов. Кто-то вынужден находиться в подгузниках. Некоторые пациенты двигаются, другие лежат неподвижно. В общем, картина жуткая.

Мы прощаемся с завотделением реанимации и начальником госпиталя, они желают нам здоровья, а мы им легкой работы.

Выход из «красной» зоны

Настало время выходить из опасной зоны. В «красной» зоне мы пробыли ровно час. Лайфхак от эпидемиолога с натертыми мылом очками сработал, они ни на секунду не запотели. Спускаясь на лифте на первый этаж, мы проходим в специальную комнату — здесь медики раздеваются.

Поэтапно снимая костюм, перед избавлением от каждого элемента одежды нужно обрабатывать руки антисептиком.

Сняв поочередно бахилы, первую пару перчаток, комбинезон, респиратор, очки, вторую пару перчаток, обработав спиртом фотоаппарат и диктофон — буквально умывшись спиртом, мы выходим.

Всё делается для того, чтобы не принести инфекцию в «чистую» зону. После этого благодарим Наталью Шайхразиеву, отдаем зеленые робы. И выходим из больницы через тот же вход.

Все врачи и медсестры, которые каждый день ходят в «красную» зону, призывают татарстанцев соблюдать санитарно-эпидемиологические правила: носить маски, ответственно относиться к своему здоровью. Ведь чтобы не попасть в Covid-госпиталь, нужно начать с себя.

После выхода из больницы мы увидели женщину с годовалым малышом. Она общалась со своим мужем, который лежит в одной из палат, просила сына помахать папе ручкой в окошко и отправить ему воздушные поцелуи. А отец выглядывал из окна госпиталя и махал рукой в ответ.

Коронавирус страшен, он забирает здоровье, силы, у некоторых отбивает желание жить. Чтобы не встретиться с этой лютой инфекцией, нужно быть внимательным к себе и своим близким.

Свободные палаты без пациентов в больнице еще есть, и только от нашей ответственности зависит, будут ли они заполняться пациентами.