«Я очень хотела жить»: врачи РКБ Татарстана пересадили почку женщине с тяжелым сахарным диабетом

Вторую жизнь подарили 44-летней Анне из Нижнекамска врачи РКБ. Женщине, почки которой отказали 18 лет назад, у которой масса сопутствующих заболеваний, ампутирована нога, смогли пересадить почку. Врачи признаются, это был последний шанс Анны выжить. История одной болезни — в репортаже ИА «Татар-информ».

«Последний шанс»

Анна живет в Нижнекамске, в детстве ей поставили диагноз — сахарный диабет.

«Постепенно осложнения диабетические усугублялись. Сначала был пиелонефрит, потом почки отказали совсем», — поделилась женщина.

Моча вообще перестала выходить привычным способом. Глюкоза в больших концентрациях обладает прямым токсическим действием — она ударяет по сосудам почек.

Сейчас Анне 44 года, последние 18 лет из которых она вынуждена была проходить гемодиализ — процесс очищения крови вне организма специальным фильтром.

«Я спросила врача, когда только все начиналось: это обязательно? Он ответил: жить хочешь — тогда обязательно. А я хотела жить, у меня был маленький сын», — отметила пациентка РКБ.

Процедура, прямо скажем, не из приятных, она отнимает много времени и сил.

Приходила перегонять свою кровь Анна три раза в неделю, четыре часа она должна была находиться на аппарате. Приходила на процедуру она в шесть утра, а возвращалась домой в половине двенадцатого.

Женщина благодарит медиков, что в Нижнекамске проводят гемодиализ: все те 18 лет ей не пришлось ездить в другой город за десятки, а то и сотни километров, чтобы проходить жизненно важную процедуру.

«Потихоньку привыкаешь. Приспосабливаешься со временем. Знаешь, например, что лучше кушать, что не кушать до и после процедуры. Как себя вести, как во время диализа облегчить процедуру», — поделилась она.

Безусловно, сам гемодиализ не проходит бесследно — у Анны ужасно болели суставы, из-за атеросклероза женщина потеряла ногу. Уже год как она ходит на специальном протезе. Диабет вместе с гемодиализом дали еще и осложнения на глаз, сейчас он не видит.

«Гемодиализ убирает не только плохое, но и хорошее тоже вычищается со временем», — отметила женщина.

Выход из вечного круга потребности в очищении крови один — пересадка почки.

В 2010 году женщина встала в очередь на трансплантацию. Анна жалеет, что потеряла восемь лет, не относясь серьезно к возможной пересадке.

Сегодня Анна говорит, что если бы за ум взялась раньше, то таких печальных последствий для здоровья могло бы и не быть — ногу не пришлось бы ампутировать и глаз бы не потерял способность видеть.

«Это был мой последний шанс, мне доктора сказали, потому что из-за сосудов их оставалось все меньше. С левой стороны уже вообще некуда было пришивать почку. Только с правой», — говорит женщина.

«Не помню, как доехала из Нижнекамска в Казань»

«Я начала заикаться», — вспоминает женщина 18 февраля 2021 года — день, когда ей позвонили из Республиканской клинической больницы с долгожданным сообщением о подходящей почке.

Ей уже звонили с таким же предложением 22 января. Вот только тогда здоровье Анну подвело: у нее воспалился коленный сустав.

«Пациентка стояла в листе ожидания достаточно длительное время, потому что соматически она была, к сожалению, не совсем сохранна. Мы пытались ее вызвать на пересадку, но сталкивались с тем, что есть проблемы со здоровьем. Мы не рисковали ее жизнью, не приглашали на операцию. При приглашении на трансплантацию таких сложных пациентов мы должны взвесить все за и против. Должны подстраховаться, чтобы получить хороший результат», — отметила врач-нефролог отделения пересадки почки РКБ Ксения Ситкина.

После второго звонка в конце февраля Анна позвонила мужу. Они быстро собрались, ведь в клинике надо быть к определенному времени, и поехали из Нижнекамска в столицу Татарстана.

«Я даже не помню, как доехала. Не помню свои мысли. Не думала, хочу ли я кушать, ведь предстоит провести три часа в дороге. И только думала — мне бы успеть. Подъезжаем к Казани — тут пробка на въезде», — вспоминает женщина.

Анна сразу предложила мужу высадить ее, она была полна решимости дойти до РКБ пешком, супруг остановил ее. В этот раз удача была на стороне Анны — она приехала вовремя, даже на полчаса раньше.

«Я лично была очень рада, когда мы смогли взять ее на трансплантацию. Чисто с медицинской точки зрения я понимаю, что это был ее последний шанс на пересадку», — отметила Ксения Ситкина.

Большую роль сыграл и заведующий отделением пересадки почки РКБ Алмаз Гайнуллов, согласившись оперировать такую сложную пациентку. 

Четыре часа на операционном столе — и новая почка на месте

Завотделением объяснил, что длительный гемодиализ и отсутствие мочи привели к уменьшению размеров мочевого пузыря.

«Объем мочевого пузыря буквально 20 миллилитров (норма для женщин около 250–500 миллилитров). Сложность была в выделении мочевого пузыря и в пересадке именно в мочевой пузырь мочеточника трансплантата. И плюс проблемы с сосудами ее собственные — выраженный атеросклероз», — поделился уролог.

Сосуды у Анны очень плотные и твердые, как шланги, а для новой почки подача крови к органу жизненно необходима.

Но врачи Республиканской клинической больницы успешно выполнили операцию, она прошла без осложнений.

«Такой багаж заболеваний не у всех, она у нас особенная. Мы долго собирались и подбирали подходящего донора», — отметил доктор.

Анна помнит только как ее положили на операционный стол, а проснулась она уже в отделении реанимации.

Почка, которую пересадили Анне, была 15-й пересаженной специалистами РКБ с начала 2021 года.

После операции моча сразу не пошла

«Сначала у меня моча не шла. Я очень расстроилась. Думала, что у меня ничего не получилось. Настроение немножко упало», — рассказала она.

Пришлось провести два диализа, ведь выводить всё лишнее из крови необходимо. Даже мужу и своему сыну женщина неохотно звонила, ведь ей казалось, что операция прошла зря.

«Пока у меня моча не пошла, я и на контакт не шла. И они тоже выжидали. Жива и слава богу, но из-за того, что моча не идет, наверное, тоже подрасстроились, хоть мне никто ничего не говорил», — отметила женщина.

Но после второй процедуры моча начала выходить обычным путем, от которого Анна за 18 лет уже отвыкла. Для нее это была большая радость.

«Привыкаю пока к новым ощущениям. Пока еще катетер стоит. Сейчас свобода, что на диализ не нужно. К аппарату ты уже не привязан», — говорит пациентка РКБ.

Врачам — медаль и памятник

После пересадки у врачей и пациентки еще остается огромный фронт работы: нужно поддерживать почку на должном уровне, следить за общим состоянием организма.

После трансплантации пациент наблюдается всю жизнь. Сначала наведываться в больницу нужно по приглашению врачей для коррекции лечения. После стабилизации работы почки нужно показываться раз в один-два месяца. Обо всех изменениях состояния нужно сообщать медику.

«Большой этап работы, который еще предстоит и мне, и ей, и всему нашему отделению, — восстановление функций трансплантата. Это максимальное продление жизни —трансплантат почки в ее организме, чтобы почка жила не год, а пять, десять, пятнадцать лет. И чтобы человек вернулся к нормальной социальной жизни, чтобы она чувствовала себя здоровым человеком», — объяснила врач-нефролог.

Алмаз Наилевич отметил, что пациентку уже готовят к выписке, из РКБ домой в родной Нижнекамск планируют отправить в конце этой недели.

Анна призналась, что ей не терпится вернуться домой, она соскучилась по своим любимым: 20-летнему сыну и мужу, с которым они вместе уже 25 лет. И по любимой собаке.

«Ты не привязан к аппарату, ты не привязан к определенному городу, ты можешь путешествовать, ты можешь работать. Совсем другие ощущения, когда человек сам может сходить в туалет, когда у него нет ограничений по количеству выпиваемой жидкости. Он может пить, сколько ему хочется, — не литр за два дня, а хоть три каждый день», — рассказала Ксения Викторовна о жизни после пересадки почки.

После пересадки почки женщина мечтает начать подрабатывать на дому. Она бы хотела работать на телефоне, ведь теперь на гемодиализ не придется тратить время.

Анна бесконечно благодарна медикам и РКБ, и Нижнекамска за прекрасное отношение и помощь.

«Каждому медаль и памятник нужно поставить. Очень все внимательные — и санитарки, и медсестры, и доктора», — сказала она о специалистах республиканской клиники.