Письма Путину, ОМОН и запрет на прогулки: как татарстанцы возвращались из США на родину

В казанском отеле на обсервацию разместили 37 человек, которые 25 мая прилетели из США и с Гоа. Домой они смогут отправиться только через две недели изоляции и при отрицательном тесте на COVID-19.

О том, как вернувшихся из-за границы татарстанцев встретили на родине, с какими сложностями они столкнулись, как оценивают введенные в России и Татарстане меры, корреспонденту ИА «Татар-информ» рассказала одна из пассажирок борта Юлия Амалтдинова.

«Оценить масштаб COVID-19 было сложно – раньше вирусы проходили мимо или локализовались в определенных странах»

Юлия, расскажите, почему вы решили отправиться в США, когда в мире началась вспышка коронавируса. Какова была цель вашей поездки?

В эту поездку я собиралась давно, примерно с осени, дело было в задержке оформления загранпаспорта и визы на полуторагодовалую дочку. В США мы отправились в конце февраля. Тогда коронавирус уже был, однако оценить масштабы надвигающейся пандемии на тот момент было сложно даже специалистам. Подобного рода вспышки были, и раньше и они проходили мимо или локализованно задевали только определенные страны, будь то птичий грипп или ближневосточный респираторный синдром. Мы планировали пробыть в Штатах до апреля – обратный билет у нас был на 7-е число.

Когда в США ввели ограничения и какие?

Прилетев в Америку, мы побыли там в свободном режиме недели две, с середины марта там ввели ограничительные меры: закрыли магазины, рестораны, кафе, публичные места, спортзалы, бассейны и детские площадки. Были открыты только продуктовые магазины и аптеки. Немного позже, когда пошел рост заболеваемости, всем было рекомендовано оставаться в своих домах, многих перевели на дистанционную форму работы.

На улицах было немноголюдно, но запретить выходить на улицу американцам никто не мог. Те, кто опасался за свое здоровье, рекомендации соблюдали, но кому надо было выйти из дома, выходили и гуляли – площади парков там позволяют гулять с соблюдением социальной дистанции. К слову, даже на улице люди всегда соблюдали дистанцию, они могли уйти с тротуара в сторону, подождать, пока пройдет другой человек, только потом идти дальше. Они не считают это недостойным, не идут напролом, не трутся плечами. Также многие носили респираторы или маски.

Уже во второй половине апреля все больше людей в магазинах стали появляться в перчатках. Когда все только началось, там действительно был ажиотаж – полки магазинов опустели. Но все утихло буквально через неделю, очереди прекратились, и люди стали покупать только необходимое. Позже в магазинах нанесли разметку, стали пускать только определенное количество людей в зависимости от площади магазина. Покупатели обрабатывали руки и ручки тележек антисептиком.

«Выходить на улицу не запрещали, хочешь обезопасить себя – просто сиди дома»

Какая часть Америки больше всего пострадала от коронавируса?

Больше всего пострадал Нью-Йорк. В этом городе есть плотно заселенные кварталы, районы, где живут люди с небольшим достатком, религиозные диаспоры, которые продолжали собираться и проводить многолюдные службы. Резкий всплеск привел к тому, что больницы были переполнены. Люди продолжили пользоваться общественным транспортом, потому что не все могут работать дистанционно и не у всех есть машины.

А в каком городе жили вы? Какая обстановка была там?

Мы с дочкой ездили в гости к сыну, он живет в небольшом городке в штате Миссури. По эпидемиологической обстановке наш штат находился где-то в середине списка штатов по количеству заболевших. Обстановка там была более или менее нормальная, но даже при этой спокойной обстановке люди соблюдали дистанцию и были уважительны друг к другу. Маски, перчатки имели место.

Чего-то особенного я не заметила – спокойная и размеренная жизнь, но, естественно, с закрытыми общественными местами. Люди гуляли в парках, но не собирались большими компаниями. Многие занимались спортом, выгуливали животных – американцы по своим традициям относятся к тем, кто любит животных, они у них как члены семейства.

Мы тоже занимались бытовыми делами, много гуляли, потому что рядом была хорошая и ухоженная территория университета, открыты парки. Мы себя не ограничивали – с маленьким ребенком сидеть взаперти неудобно.

Почему же в США не вводили строгие карантинные меры, ведь страна – один из лидеров по росту заболеваемости?

Когда я спросила у сына, почему в стране не могут ввести жесткие карантинные мероприятия, ведь рост заболеваемости достаточно высокий, он ответил: «США – это свободная демократическая страна, здесь люди привыкли к свободе выбора. Если ты хочешь обезопасить себя, просто сиди дома». В стране, например, работают службы доставки, можно заказать абсолютно всё домой. Причем приезжает доставка, оставляет товар на крылечке и уезжает дальше. Никто твою посылку не тронет.

Может быть, были у них более строгие меры к больным людям, про это я не знаю. Но в любом случае, мне сложно представить американца, который прилетает из другой страны и его под конвоем ведут заполнять какие-то анкеты, сопровождают до обсервации или до квартиры, потом наблюдают. Не укладывается у меня в голове такая картина.

«Чтобы вылететь из США, мы писали письма даже Путину»

Юлия, расскажите с какими сложностями вы столкнулись при возвращении домой.

Вывозной рейс мы ждали долго. Очень много времени, сил потратили, написали много писем в различные инстанции, чтобы Татарстан включили в список допущенных на рейс регионов. Изначально было всего пять вывозных рейсов из США для Москвы и области, Санкт-Петербурга и области и некоторых регионов Центральной России. Остальных жителей России не допускали к рейсам. Мы писали письма и в Комитет по защите прав человека, и представителю Президента РФ в ПФО, всем татарстанским руководителям и даже Путину. В итоге мы добились своего, и нас допустили к рейсу.

Как вас встретили на родине?

Прилетели мы через Москву. Ждали там долго, потому что москвичей уводили на осмотр, после прилета пробыли в самолете почти четыре часа. Потом нас пересадили на уфимский самолет, и мы прилетели в Уфу. Здесь нас высадили довольно быстро, встретил нас ОМОН и другие службы в защитных костюмах, еще в самолете замерили температуру.

Татарстан нам выделил автобусный трансфер для того, чтобы мы приехали для прохождения карантина в Казань. В ином случае нам пришлось бы проходить сначала карантин в Москве, а после еще 14 дней быть на изоляции после приезда из столицы РФ, согласно местному постановлению. Мы этого не хотели, поэтому добивались переезда в Казань, чтобы проходить самоизоляцию здесь и через две недели быть свободными.

Здесь все было хорошо, нам выделили полноценный ужин – горячее, сэндвичи, выпечку, воду. Заминка произошла с автобусом: со слов организатора, людей оказалось больше, чем по ожидаемому списку, хотя нас пересчитывали и переписывали много раз, также не было рассчитано количество багажа. Мы ведь жили в Америке долго, люди были там в разные сезоны, соответственно нужна была разная одежда. Но представитель Татарстана связалась с кем-то по телефону, позже нам добавили еще один автобус, мы туда погрузили чемоданы и в сопровождении машины ГИБДД, ОМОНа отправились в Казань. Ехали около восьми часов, два раза останавливались на технические перерывы, и все это время нас сопровождали сотрудники спецслужб. Видимо, чтобы мы никуда не убежали, все это было не очень приятно.

Без прогулок и под охраной Росгвардии: как татарстанцы живут в обсервации

Где вас разместили на обсервацию? Какие условия предоставили?

Привезли нас в комплекс «Регина» в поселке Петровский недалеко от Казани. Здесь замечательная территория: лес, чудная зелень, цветочки, пруд, фонтаны, мостик. Нас поселили в самый дальний корпус, который был подготовлен специально для нашей встречи. Условия здесь хорошие – такой качественный средний эконом, чисто, стараются поддерживать порядок. Кормят нас замечательно, никаких нареканий в этом плане нет. Персонал здесь впервые встречал людей на обсервацию, были бытовые шероховатости, но они быстро решались. Система такая: мы звоним из комнаты администратору, она передает нашу просьбу горничным, они выполняют.

Выходить даже в коридор нам нельзя. Передачки от родных разрешены только непродуктовые – вещи, которых у нас не было с собой, но они необходимы для проживания. Нам же передавать родным нельзя ничего.

Естественно, ребенку нужно больше внимания – что-то на пол постелить, чтобы поиграться, табуретка и столик. Я все прошу, и мне все приносят. Например, уже принесли микроволновку, все очень отзывчивые.

Медицинское наблюдение складывается только из измерения температуры: утром и вечером к нам приходят с тепловизором и интересуются самочувствием.

Как организовано ваше проживание?

Привели нас сюда под охраной, и сейчас круглосуточно возле нашего корпуса дежурит ОМОН. Что немного бросилось в глаза после приезда, так это отношение к нам, будто мы провинились и теперь должны всем беспрекословно подчиняться. Например, когда мы зашли в отель, нас попросили подписать бумаги, а потом сказали идти в свои комнаты, никто даже не представился. Грубо говоря, от нас старались быстро избавиться, потому что знали, что люди обычно что-то требуют, что-то спрашивают. Никто не посчитал нужным нам что-то объяснить: какие будут правила, что делать. Идите в комнату – там лежит инструкция, позвоните администратору, он все объяснит.

Также вышел руководитель гостиницы, как выяснилось позже, он нам начал что-то говорить про условия доставки, что можно делать заказы только через администратора, предварительно пополнив деньги на депозит, а пользоваться услугами других служб доставки нельзя. Мы, с дороги уставшие, после ночи мало что понимали.

Очень важный момент для меня, что отсутствуют прогулки на свежем воздухе. Да, это постановление главного санврача, да, так везде, но это постановление было вынесено в конце марта, когда эпидситуация была непонятной, когда шел рост, нужно было выждать время для подготовки больниц, обучения медперсонала, для заготовки средств индивидуальной защиты. Тогда эти мероприятия были оправданы, но прошло уже два месяца, ситуация поменялась, стабилизировался рост и в мире. Поэтому считаю возможным пересмотреть условия содержания хотя бы для детей, регламентировать им прогулки и досуг либо отправлять на карантин по месту проживания.

Мы здесь находимся в самом дальнем углу территории, обслуживающий персонал, который с нами работает, в так называемой грязной зоне, потому что мы потенциальные носители инфекции, они также с нами здесь поселились на две недели. Ребенку требуется солнце, активность, разнообразные занятия, очень тяжело сидеть с ним на месте. Какую опасность для общества я буду представлять, если выйду на отдаленной изолированной территории, где никого нет, прогуляться на пару часов? Но, видимо, у местных властей нет таких полномочий, поэтому вопрос об этом нужно поднимать на федеральном уровне.

«Люди возвращаются не из очага вспышки, а из условий с ограничительными мероприятиями»

Как вы считаете, оправданы ли меры, которые на сегодняшний день введены в России в целом и в Татарстане в частности?

Я считаю, что на данном этапе нужно уже как-то индивидуально подходить в плане распределения людей в обсерваторы. Это немалые деньги: нужно содержать людей, персонал, арендовать помещения, оплачивать горячее питание, медицинское наблюдение.

Мы в чате обсуждали ситуацию и задались таким вопросом: а кто-то вообще смотрел статистику, сколько удалось найти в обсерваторах заболевших людей? Никто этой статистики не встречал. Да, я знаю, что в одном московском обсерваторе мужчину с подозрением увезли в больницу, его соседи сейчас будут еще +14 дней сидеть на карантине. Но я думаю, что эта работа по большей части вхолостую. Если даже и были случаи, я о них информацию нигде не встречала в новостях. Скорее всего, это очень маленький процент.

Более того, во многих странах давно введены карантин и ограничительные меры, мы пробыли там 2,5 месяца. Люди возвращаются не из очага вспышки, а из условий с ограничительными мероприятиями.

Хочется отметить еще факт угрозы окружающей среде. Ведь вся посуда у нас в обсерваторе одноразовая. Три раза в день на каждого человека готовят несколько блюд и приносят их в одноразовой посуде. Думаю, что на переработку ее, конечно, никто не сдает, ее дезинфицируют и утилизируют особым способом. А это значит – она несколько сотен лет пролежит в земле. Также все маски, перчатки, защитные костюмы сотрудников, очки и респираторы, которые они меняют в течение дня, – это тоже большое количество неперерабатываемых отходов.

Я считаю, что надо направлять средства на более точную лабораторную диагностику, больше тестировать, также на разворачивание коек, зарплаты врачам, контроль самоизоляции в домашних условиях и другие мероприятия. Также многие еще не получили материальную помощь, которую обещало Правительство задержавшимся за границей. Как она раздается, непонятно – кто-то получает регулярно, кто-то вообще не получает.

Однако есть и приятные новости: в России многие регионы, в том числе и наш Татарстан, по эпидобстановке вышли на первый этап ослабления ограничительных мер. Это очень приятно осознавать. Поэтому я считаю, что пора уже рассмотреть вопрос о прохождении самоизоляции после возвращения из-за рубежа по месту прописки в домашних условиях, а в обсерваторах оставлять только тех, у кого нет такой возможности.