Главный редактор
Минвалеев Руслан Мансурович
8 (953) 999-96-04
sneg_kzn@mail.ru
Сетевое издание «Снег» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 02 июня 2021г.
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 81207
Территория распространения - Российская Федерация, зарубежные страны
Учредитель акционерное общество "ТАТМЕДИА"
Адрес редакции 420066, Татарстан Респ., г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Языки: русский, татарский, английский
Настоящий ресурс может содержать материалы 16+
Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

Генконсул КНР в Казани рассказал о Гонконге и прошлом британо-китайских отношений

Генконсул КНР в Казани рассказал о Гонконге и прошлом британо-китайских отношений
Сянган, он же Гонконг, — специальный административный район Китая и крупнейший в Азии финансовый центр. В лоно Китая он вернулся более 20 лет назад, но до сих пор для некоторых стран не становится преградой вмешиваться в дела КНР.

В начале этой недели власти Великобритании приостановили на неопределенный срок действие соглашения об экстрадиции с Гонконгом. В Лондоне считают, что Китай нарушает обязательства перед международным сообществом. Эти действия стали реакцией на вступивший в силу закон о нацбезопасности Китая, где обозначены четыре вида преступлений в Гонконге, которые считаются угрозой для государственности.

Пекин намерен жестко защищать суверенитет и национальные интересы. Посольство КНР в Лондоне настаивает на том, чтобы Великобритания полностью прекратила вмешиваться во внутриполитические вопросы Китая.

Генконсул КНР в Казани У Инцинь в колонке для ИА «Татар-информ» рассказал о сути Объединенной китайско-британской декларации по вопросу передачи Сянгана и в каких случаях нельзя апеллировать к этому документу.

Для чего нужна декларация по вопросу передачи Сянгана?

19 декабря 1984 года в Пекине в результате переговоров между Китаем и Великобританией была подписана «Объединенная китайско-британская декларация по вопросу передачи Сянгана». После этого сотрудничество, которое развернули Китай и Великобритания в политической сфере, обеспечило успешное возвращение Сянгана в лоно Китая и разрешило историческую проблему, которая существовала на протяжении ста лет. 

Идея «Одна страна — две системы», изначально предложенная Дэн Сяопином для разрешения тайваньского вопроса, получила свое развитие и была реализована в разрешении вопроса Сянгана. Однако в последние несколько лет в Сянгане непрерывно обостряются внутренние противоречия в обществе, с каждым днем оно становится более неустойчивым. Великобритания, США и другие немногочисленные страны воспользовались этим, чтобы осуществить вмешательство во внутренние дела Сянгана. 

Согласно их заявлениям, «Объединенная китайско-британская декларация» является основным источником права для Сянгана, ввиду чего они требуют, чтобы Китай придерживался своих обязательств, установленных Декларацией, а также, опираясь на Декларацию, громогласно критикуют принятый Китаем «Закон о защите нацбезопасности Сянгана». Подобные действия полностью осложнили понимание юридического характера и статуса «Объединенной китайско-британской декларации». «Объединенная китайско-британская декларация» не наделяет Великобританию какими-либо правами в отношении Сянгана после его возвращения в лоно Китая.

Какие права у Китая на Сянган после подписания декларации с Великобританией? 

По своей сути «Объединенная китайско-британская декларация» — это двусторонний договор, по которому Великобритания возвратила Китаю незаконно захваченную территорию. Великобритания не может сохранить какие-либо права в отношении возвращенной Китаю территории. С точки зрения международного права, Сянган — это территория Китая, которая была захвачена Великобританией на основе трех неравноправных договоров между Китаем и Великобританией. 

Возвращение Китаем Сянгана на основе «Объединенной китайско-британской декларации» в международном праве является действием по восстановлению своего суверенитета над территорией. Согласно принципу территориального суверенитета, государство обладает полным суверенитетом и юрисдикцией в отношении своей территории. 

Ввиду этого, после восстановления своего суверенитета над Сянганом, Китай обладает полным суверенитетом и юрисдикцией в отношении Сянгана, Великобритания же не обладает ни суверенитетом, ни административной властью, ни правом по контролю, ни какими-либо другими правами в отношении Сянгана. «Объединенная китайско-британская декларация», подписанная Китаем и Великобританией, четко определяет права и обязанности, которые, к тому же, уже были полностью выполнены. 

Когда Сянган вернулся в лоно Китая?

Декларация состояла из восьми статей и трех приложений, права и обязанности сторон были определены в первой, второй, четвертой, пятой, шестой статьях и в приложениях два и три. В частности, первая и вторая статьи — самые важные в документе, определяющие договоренности двух сторон относительно передачи суверенитета над Сянганом 1 июля 1997 года, которые были достигнуты на основе отдельных заявлений и взаимных контактов. 

После передачи суверенитета, исполнение обязательств по этим статьям полностью завершилось; четвертая, пятая, шестая статьи и приложения два и три, по совместным заявлениям Китая и Великобритании, определяют соответствующие порядки в промежуточный период, такие как учреждение и работа китайско-британской Совместной контактной группы, заключение договоров аренды земли. Исполнение их постановлений также было завершено по мере завершения процесса возвращения Сянгана и последующей работы.

В известном и авторитетном в Англии труде по международному праву «Международное право» Л. Оппенгейма указано: «полное исполнение договора имеет отношение только к действиям, осуществленным на основе этого договора или к правам, приобретенным после принятия этого договора». На основании этого, в соответствии с «Объединенной китайско-британской декларацией» Великобритания может выступать за свои права в отношении Сянгана только до передачи суверенитета и в ходе данного процесса, но не имеет каких-либо прав в отношении Сянгана после его возвращения Китаю. 

Обобщая вышесказанное, можно сказать, что еще 1 июля 1997 года, когда Великобритания возвратила Сянган Китаю, условия «Объединенной китайско-британской декларации» были полностью выполнены, и на основе «Объединенной китайско-британской декларации» Великобритания не имеет никаких прав в отношении Сянгана после его возвращения Китаю. Третья статья и приложение один «Объединенной китайско-британской декларации» не содержат обязательств Китая в отношении Великобритании. 

Почему Великобритания не имеет прав на контроль Китая в отношении Сянгана?

Некоторые английские политиканы часто громогласно заявляют о том, что на основе третьей статьи и приложения один «Объединенной китайско-британской декларации», Великобритания обладает правами контролировать действия Китая по реализации принципа «Одна страна — две системы». Однако, если проанализировать реальные факты и теорию права, третья статья и приложение один «Объединенной китайско-британской декларации» не содержат обязательств Китая в отношении Великобритании и Великобритания абсолютно не имеет никаких прав контролировать действия Китая в отношении Сянгана. 

Во-первых, третья статья и приложение один «Объединенной китайско-британской декларации» содержат обязательства, которые были разработаны китайским правительством в отношении САР Сянган, но не обязательства Китая в отношении Великобритании. По сути, они представляют собой статьи, разработанные в рамках политического курса и полностью выражают твердую позицию китайского правительства предоставить Сянгану право автономии высокой степени.

Фактически, до подписания «Объединенной китайско-британской декларации» китайское правительство и руководители уже неоднократно официально заявляли о реализации принципа «Одна страна — две системы» в Сянгане. Например, в начале 1983 года китайское правительство сформировало 12 принципов основного политического курса для решения вопроса Сянгана, которые отражали решение реализовать принцип «Одна страна — две системы» в отношении Сянгана.

Кроме того, 22 и 23 июня 1984 года товарищ Дэн Сяопин провел отдельные встречи с делегацией торгово-промышленного общества Сянгана, прибывшей в Пекин с визитом, а также с видным деятелем Сянгана Чжун Шиюанем, на которых он выступил с речью на тему реализации принципа «Одна страна — две системы». С 22 по 23 октября 1984 года на третьем пленарном заседании Центральной комиссии советников Коммунистической партии Китая в Пекине товарищ Дэн Сяопин выступил с важной речью, еще раз разъяснив политический курс по разрешению вопросов Сянгана и Тайваня в соответствии с принципом «Одна страна — две системы». Таким образом, третья статья и приложение один «Объединенной китайско-британской декларации» лишь разъясняют политический курс Китая в отношении Сянгана на основе принципа «Одна страна — две системы». 

Во-вторых, содержание третьей статьи и приложения один «Объединенной китайско-британской декларации» представляет собой план Китая относительно управления Сянганом и формирования правовой системы Сянгана, что по своей сути относится к сфере внутренний политики Китая и не может быть обязательствами Китая, продиктованными международным правом. Согласно «Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций», принятой ООН в 1970 году, «каждое государство имеет неотъемлемое право выбирать свою политическую, экономическую, социальную и культурную систему без вмешательства в какой-либо форме со стороны какого-бы то ни было другого государства».

На основе вышеизложенного, политические и юридические меры Китая в отношении Сянгана фактически относятся к сфере внутренний политики КНР. Если рассматривать внутренние дела Китая как часть международных обязательств, которые Китай должен выполнить, то это приведет к утрате юридической силы «Объединенной китайско-британской декларации» по причине нарушения императивной нормы международного права. 

В-третьих, история переговоров между Китаем и Великобританией относительно заключения «Объединенной китайско-британской декларации» также полностью подтверждает твердую позицию Китая в отношении того, что реализация принципа «Одна страна — две системы» в Сянгане — это внутренние дела Китая. Еще 24 сентября 1982 года в Доме народных собраний товарищ Дэн Сяопин во время встречи с тогдашним британским премьер-министром Маргарет Тэтчер отметил, что Китай надеется на сотрудничество с Великобританией в деле процветания Сянгана, но это не значит, что процветание Сянгана возможно только при условии его нахождения под ведением Великобритании.

Процветание Сянгана зависит от возвращения Сянгана Китаю, и, находясь под ведением Китая, Сянган реализует подходящий ему курс. В последующем переговорном процессе Китая и Великобритании британская сторона выдвигала различные формулировки и идеи, такие как «обмен суверенитета на административную власть», «совместное управление Сянганом», «роль Великобритании в Сянгане», «связи» Великобритании и Сянгана, однако китайская сторона твердо заявила, что осуществление какого-либо курса в Сянгане — это внутренние дела Китая.

В конечном счете британская сторона недвусмысленно заявила, что «не намеревается выдвигать какие-либо предложения относительно поддержания связей Великобритании и Сянгана, которые бы вступали в конфликт с условием о передаче Китаю суверенитета и права управления Сянганом и тем более не собирается выдвигать предложения установить какую-либо власть английского правительства или контроль в отношении САР Сянган после 1997 года». Именно такие обстоятельства послужили предпосылкой для достижения договоренности относительно подписания «Объединенной китайско-британской декларации». 

Почему Объединенная китайско-британская декларация не является актуальным юридическим основанием для Китая в деле управления Сянганом? 

Во-первых, «Объединенная китайско-британская декларация» не обладает юридической силой для внутреннего законодательства Китая. Юридическая сила договора для страны-участницы договора в международном праве и юридическая сила договора для страны-участницы договора во внутреннем праве государства — это два разных понятия. Юридическая сила международного договора для страны-участницы данного договора не равна юридической силе этого договора на территории страны-участницы договора. Если договор вступил в силу для какого-либо государства, это не значит, что он вступает в силу на территории этого государства и становится частью внутреннего права государства.

Это значит, что страна-участница договора должна в соответствии с порядком, установленным внутренним законодательством, видоизменить положения договора в соответствии с положениями своего внутреннего законодательства. Таким образом, положения договора будут приведены в исполнение внутри страны. Конституция того или иного государства определяет, как придать юридическую силу договору во внутреннем праве государства. Именно поэтому юридическая сила «Объединенной китайско-британской декларации» во внутреннем праве Китая определяется положениями Конституции Китая, которая не позволяет «Объединенной китайско-британской декларации» иметь юридическую силу во внутреннем праве Китая. 

Во-вторых, «Объединенная китайско-британская декларация» имеет вспомогательное значение для установленного Китаем «Основного закона Специального административного района Сянган». Еще до официального подписания «Объединенной китайско-британской декларации» Китай внутри страны уже опубликовал подробный и конкретный политический курс Китая в Сянгане на основе принципа «Одна страна — две системы». Поэтому «Основной закон САР Сянган» — это политический курс Китая на основе принципа «Одна страна — две системы», который был разработан после изучения положений «Объединенной китайско-британской декларации», рассмотрения точек зрения всех сторон и общего анализа. Даже Апелляционный суд последней инстанции Гонконга при разъяснении отдельных статей для применения «Объединенной китайско-британской декларации» в 1999 году отметил, что документ имеет тот же статус, что и другие материалы и носит исключительно справочный характер. 

В-третьих, что касается применения «Объединенной китайско-британской декларации» в Великобритании, то страна является одной из самых образцовых стран по видоизменению положений международных договоров в соответствии с положениями своего внутреннего права. Для того, чтобы положения каждого договора применялись в Великобритании и получали юридическую силу во внутреннем законодательстве страны, они должны быть включены в правовую систему страны через юридические акты Великобритании. В настоящее время Англии необходимо трансформировать договор во внутреннее право через основное законодательство или же через делегированное законодательство.

В обоих случаях внутреннее право Великобритании, сформированное на основе договора, обладает юридической силой, но сам договор не обладает юридической силой. Другими словами, если Великобритания определяет «Объединенную китайско-британскую декларацию» как часть внутреннего права и применяет ее, Декларация по-прежнему не будет обладать юридической силой во внутреннем законодательстве Великобритании. Если исходить из поговорки «Не делай другим того, чего себе не желаешь», то будет уместным задать вопрос — почему Великобритания настоятельно требует, чтобы «Объединенная китайско-британская декларация» являлась актуальной правовой основой для Сянгана?

При применении принципа «Одна страна — две системы» необходимо руководствоваться такими правовым основами, как «Конституция КНР» и «Основной законом САР Сянган», они составляют основу законов САР Сянган; «Объединенная китайско-британская декларация» не является актуальной правовой основой для Китая в делах управления Сянганом. 

Итак, «Объединенная китайско-британская декларация» не имеет обязательной юридической силы для Китая в делах управления Сянганом. Когда некоторые британские политиканы неоднократно вмешиваются в дела Сянгана, используя в качестве предлога «Объединенную китайско-британскую декларацию», они не только не имеют каких-либо юридических оснований для этого, но и грубо нарушают принцип «невмешательства во внутренние дела» и принцип «суверенного равенства государств».

Оставляйте реакции
Почему это важно?
Расскажите друзьям
Комментарии 0
    Нет комментариев