Ученые: Малые озера республики на грани исчезновения, несмотря на статус памятников природы

Ученые Института проблем экологии и недропользования Академии наук Республики Татарстан бью тревогу: без срочных мер по реабилитации озер Лаишевского района их можно потерять в ближайшие десятилетия.

Татарстанские ученые обнародовали результаты морфометрического исследования малых озер Лаишевского района. Татарстанские экологи обследовали 12 водоемов, относящихся к памятникам природы регионального значения. Озера обмерили, определили площадь их водной поверхности и глубину. Исследования проводились летом 2016 года по заказу Минлесхоза РТ, в ведении которого пока еще находится контроль за состоянием особо охраняемых природных территорий (ООПТ).

Полученные значения экологи сравнили с данными 1942 и 1969 годов. Результаты получились неутешительными. В среднем акватория обследованных озер сократилась на 30%, а пять из двенадцати водоемов потеряли за 75 лет от 50 до 75% водной поверхности. На представленных учеными графических изображениях ясно видно, как мелеют озера, сокращается их площадь и глубина. Крупные озера — Архиерейское, Ковалинское — еще держатся. Сильно уменьшилось Заячье, «сжались» Саламыковское и Моховое.

Почему это происходит? Причины тут как природные, так и техногенные. В первую очередь, это нерациональный, а лучше сказать, грабительский забор воды из подземных источников, из-за чего происходит понижение уровня грунтовых вод, которыми питаются данные водоемы. А также — строительство жилья и дорог, распашка земель, смыв удобрений, которыми пользуются дачники на своих участках, расположенных рядом. Ученые не снимают со счетов и естественный процесс старения водоема. Да и как тут точно посчитать, чьей вины больше?

Статус памятника природы как декоративный

Если верить законодательству, на озерах-памятниках запрещена всякая деятельность, нарушающая их сохранность. На деле воздействие на них ничем не ограничено. Ученые констатируют, что акватории и прибрежные зоны озер-ООПТ активно используются в качестве мест неорганизованного отдыха населения, забора воды для питьевых и хозяйственных целей, размещения объектов жилой и промышленной застройки, летних лагерей крупного рогатого скота и сельскохозяйственной водоплавающей птицы.

«Статусным» озерам приходится даже хуже, чем тем, что расположены где-нибудь в глуши. Им приходится терпеть многочисленных дачников, которые и дачу-то «взяли», потому что озеро рядом.

Дмитрий Иванов, заместитель директора по научной работе института проблем экологии АН РТ, кандидат биологических наук, который проводил исследования отмечает: «Запретить людям отдыхать в прибрежной зоне водоемов, пусть даже памятников природы, нельзя. Хотя было бы целесообразно, но, к сожалению, нет возможности регулировать количество посещений. В первую очередь, это относится к наиболее популярным водным объектам. Таким, как Голубые озера. Регулирование предполагает установку контейнеров для сбора мусора, организацию системы вывоза ТБО с этих территорий.

Запретить выпас скота мы тоже не можем, тем более если озеро входит в состав землепользования какого-то хозяйства. Хотя теоретически это было бы правильно. Выпас скота — фактор, усиливающий ухудшение качества воды, вызывающий ее цветение и зарастание. Плюс при выпасе скота нарушается прибрежная зона, живой напочвенный покров, что ведет к усилению процессов заиления и смыва взвешенных веществ в озеро.

А вот застройка запрещена федеральным законом «Об ООПТ». В прошлом году власти как-то пытались с этим делом разобраться. В основном, правда, речь шла о заборах, перекрывающих доступ к воде. В ряде районов республики, насколько я знаю, по решению суда заборы были снесены. Но я не слышал, чтобы был снесен хоть один дом из тех, что построен в водоохранной зоне».

Три озера из обследованной дюжины ученые определили как «умирающие». Это озеро Черное у села Никольское, Сапуголи и Столбище, которые за последние 50 лет потеряли значительную часть водного зеркала и обмелели.

При правильной реабилитации умирающие озера можно оживить, уверен Иванов. Если в общих чертах, то им всем показано изъятие донных отложений и дноуглубление. Мероприятия весьма затратные. Одно только эколого-экономическое обоснование проекта очистки в среднем оценивается в пятьсот тысяч рублей. Сама очистка — если делать ее на коммерческой основе — встанет в сумму от 5 до 10 миллионов рублей.  Кстати, в настоящее время таким образом возвращают к жизни озеро в деревне Пиголи Лаишевского района, которое на протяжении нескольких веков кормило ее жителей, давало рыбу, воду и дожди. Делается это по инициативе местных жителей, их силами и средствами. Пример реабилитации озера Пиголи — уникальный. И он еще не завершен.  Есть еще один универсальный и дешевый способ очистки — высадка лесозащитных полос. Они уменьшат сток взвешенных веществ, увеличат количество осадков на водосборе. Леса, как известно, притягивают воду.

Может быть, памятуя об этом, региональные ООПТ и были переданы в ведение министерства лесного хозяйства? Чтобы уж — при отсутствии достаточных средств на реабилитацию — хоть деревья по берегам посадили... Там, где это возможно.  

Деревня «Чистое озеро» есть, а озера – нет

К умирающим смело можно отнести еще одно — Чистое. Водное зеркало этого озера уменьшилось в 6 раз, а более 80% ложа полностью пересохло и, возможно, уже не восстановится. Мелководный участок пересох первым. Осталась та акватория, которая отличается более-менее большими глубинами — порядка шести метров.

Дмитрий Иванов признает, что озеро резко стало мелеть именно из-за дачников: «Водосбор нарушен. Сейчас вода, которая свободно стекала в водоем, остается на участках. Плюс водозаборные скважины, которые бурятся бесконтрольно. А на каждую должна выдаваться лицензия. И каждый водопользователь — ставиться на учет. Понятно, что садоводы никогда ни на какой учет становиться не будут. Проконтролировать, кто что пробурил, практически невозможно. Количество скважин на одно озеро доходит до тысячи!». 

О судьбе озера Чистое хлопочет председатель одноименного садоводческого товарищества Эдуард Штейнгарт. На протяжении ряда лет он обращался за помощью в администрацию Лаишевского района, в этом году поставил в известность председателя комитета Госсовета РТ по экологии и природопользованию Тахира Хадеева, но безрезультатно. Штейнгарт  показывает мне документ — паспорт памятника регионального значения озера «Чистое» от 22 декабря 2008 года. Заглянула — и ахнула. Это же сокровище, а не озеро! Сколько живности обитало на ее берегах, сколько растений. Сова ушастая, крачка белощекая, щурка золотистая, жерлянка краснобрюхая, веретеница ломкая, паук-серебрянка, белая кувшинка. Правда, к тому времени численность его обитателей сократилась вдвое, что же говорить о нынешнем положении дел, когда по берегам озера-памятника понастроены десятки коттеджей, проложена асфальтированная дорога.

Это в плюс к множеству уже имеющихся дач: по словам председателя Штейнгарта, вокруг находится около 8 садовых некоммерческих товариществ (СНТ). В отдалении — еще около двенадцати. Эдуард Михайлович вспоминает, что люди стремились получить тут участки. Особо привлекало то, что рядом озеро, красивые места, многочисленная живность. А теперь из-за дачников и владельцев коттеджей, живущих там постоянно, водоем умирает.  Уже несколько лет он перестал разливаться по весне: «Лет десять назад здесь проложили новую дорогу на кордон, перекрыв сообщение между озерами Моховым, Песчано-Ковалинским и нашим. Правда, под дорогой проложили трубу для прохода воды. Но она заилилась и свои функции потеряла. Сейчас ее трудно обнаружить, она уже заросла вся, исчезла. Старожилы говорят, что разлив по весне был такой, что беда, все затопляло».

Обязательства по охране озера Чистое лежат на исполкоме Орловского сельского поселения и ГБУ «Пригородное лесничество». Так значится в паспорте памятника природы. То есть охрана лежит на «обоих» — на руководстве Лаишевского района и Минлесхозе РТ. Но пока получается, что отвечают все – и никто.

Между тем, Татарстан считается многоозерной республикой. В «Кадастре озер Татарской АССР» 1969 года было зафиксировано 9762 объекта. К концу 1990-х годов на учете осталось 8111 озер. Таким образом, за последние полвека на территории РТ по причинам природного и антропогенного характера исчезло более 2700 озер.