«Мы не можем предсказать, что случится через месяц»: климатолог о казанской зиме и погодном оружии

Какой будет весна-2020, что мешает сбываться прогнозам синоптиков, почему не стоит преувеличивать роль людей в погодных процессах и какие трудности мешают создать климатическое оружие, в интервью Андрею Кузьмину рассказал профессор, завкафедрой метеорологии, климатологии и экологии атмосферы КФУ Юрий Переведенцев.

«У аномалий есть свои плюсы»

Добрый день, Юрий Петрович. Нынешние погодные аномалии все больше беспокоят простых татарстанцев. Скажите, у природы все-таки есть плохая погода?

Плохой погоды нет. Да, в этом году погодный режим в европейской части России и в Сибири формируется под влиянием Атлантики. Она активно посылает нам теплые воздушные массы, из-за этого Казань и другие города бьют температурные рекорды.

Как это происходит? Приходит очередной циклон, мы находимся в его теплом секторе. Создается неустойчивая погода, после чего мы оказываемся в тылу циклона и приходит похолодание. В ближайшие дни мы опять столкнемся с этим явлением. До конца недели температура будет падать, но всё равно будет в пределах нормы.

В итоге прошедший декабрь по температуре оказался на 7-8 градусов теплее нормы. В январе то же самое – вместо крещенских морозов была плюсовая температура. Обычно влияние Атлантики заканчивается в декабре и распространяется до Урала. Но в этом году процесс зашел и на просторы Сибири. Там должен быть сибирский антициклон, который делает сухую солнечную и морозную погоду. Но его нет.

У такой погоды есть свои плюсы. Первое – свежий воздух постоянно поступает с Атлантики. Летом это позволяет отгонять от Казани дым лесных пожаров с востока. Второе – отсутствие сосулек на крышах домов. Каждую зиму они угрожают здоровью людей, но не в этот раз. В этом году их попросту нет – они все растаяли.

Тем не менее из-за теплой зимы реки не могут нормально промерзнуть. В Подмосковье даже несколько озер не смогли покрыться льдом. И снега практически нет…

Зато на юге Урала его избыток. Потому что в целом природа соблюдает баланс – если где-то дефицит, то в другом месте обязательно будет излишек.

Простой пример. Среднегодовая глобальная температура в настоящее время – +15 градусов. В Казани это +5 градусов. Если бы на Земле не существовало атмосферы, например, как на Меркурии, то у нас была бы температура -18 градусов. Эта разница в 33 градуса и есть «парниковый эффект». И сколько приходит радиации от Солнца на Землю, столько же и уходит в космос за счет излучения. Баланс полнейший. В противном случае мы бы давно сгорели от перегрева или покрылись льдом.

Другое дело, что этот баланс может нарушаться в отдельных регионах. Но не в целом на планете.

«Атмосфера в хаосе»: о причинах неточных прогнозов

Поговорим о перспективах. Какими будут нынешняя весна и лето? Прошлое лето было ужасным – холод и дожди. Многие переживают из-за возможного повторения такого сценария.

Есть несколько видов прогнозов – на сутки, до трех суток, до десяти дней. Существуют и долгосрочные прогнозы – месяц, год. Последними занимается Гидрометцентр России. Они их готовят на сезон. Сейчас как раз идет подготовка такого прогноза на весну и лето, его опубликуют в конце марта, в день весеннего равноденствия. Аналогичная ситуация осенью.

И, согласно прогнозам, весна и лето 2020 года у нас будут в пределах нормы. Но каждый месяц они корректируют свои данные. Например, раньше на текущий февраль прогноз тоже был в пределах нормы, а сейчас его скорректировали – на 1,5 градуса выше нормы. А в итоге аномалия по февралю, я уверен, будет еще более значительной.

Поэтому долгосрочные прогнозы – самые сложные в метеорологии. Они оправдываются всего на 60–70%. Относительно точно мы научились предсказывать только среднюю величину, но эти данные не учитывают возможные аномалии (отклонения) внутри этого периода времени.

А почему так? Наука и технологии сделали огромный скачок вперед, появилась система спутников и так далее. Но прогнозы до сих пор часто не сбываются. В чем причина такой низкой отдачи в этой отрасли?

Ну, краткосрочные прогнозы до трех суток сейчас очень хорошо оправдываются. Они сбываются на 95–97%. Это стало возможным благодаря использованию электронных вычислений и математических моделей. И если раньше сбывались прогнозы на сутки, то сейчас это уже до трех суток. То есть прогресс, безусловно, есть.

Что же касается среднесрочных прогнозов, то для них информацию нужно получать со спутников со всего земного шара. Здесь нужно обязательно учитывать состояние океана, суши, криосферы и так далее.

В чем тут проблема? Атмосфера находится в хаотическом состоянии. И когда создается математическая модель прогноза, она содержит в себе погрешности и допущения. Дальше прогноз переносят на сетку поверхности Земли – появляется еще один ряд погрешностей. Из-за этого общая точность таких прогнозов снижается.

Вы упомянули хаотичность атмосферы планеты. В чем причина такого ее состояния, в этом есть вина человека?

Прогнозам на карте с горизонтом более двух недель верить нельзя. Потому что полезный сигнал смазывается «шумом» из погрешностей. Поэтому долгосрочный прогноз делается совсем по-другому. Специалисты, которые ими занимаются, уже не прогнозируют в деталях. Они смотрят лишь на превышение или снижение относительно нормы.

Теплая весна и холодное лето: во всем виновата Атлантика

И все-таки – какой будет весна? Какие у вас предположения?

В этом году Арктика так и не проснулась. Она обычно посылала к нам свой холод, но он оказался заблокирован. Поэтому весна имеет больше шансов быть теплой и более ранней.

Любой сезон имеет метеорологические критерии. Весна – устойчивый переход через нуль градусов в сторону повышения. И даты есть соответствующие, составленные за многолетний период. И сейчас мы видим, что даты стали смещаться, весна стала наступать раньше и лето стало наступать раньше. А лето наступает тогда, когда температура устойчиво переходит через 15 градусов тепла.

Осень растянулась, и зима стала наступать позднее. Теплый период увеличился, сумма положительных температур тоже выросла. Зимы стали более теплыми и менее снежными. Исходя из этих статистических предположений, могу предполагать, что весна будет не холоднее климатической и наступит раньше. В марте среднемесячная температура должна быть -5 градусов. Если будет продолжаться атлантический процесс, как сейчас, конечно же, будет март гораздо теплее.

Но насчет лета вопрос. Потому что Атлантика хорошо греет зимой, а летом она будет охлаждать. Греть нас сможет только солнечная радиация. Летом нужны сухие дни, нужен антициклон. А Атлантика шлет нам циклоны, один за другим. Именно так было прошлым летом.

Почему раньше Атлантика не так влияла на нас, а теперь влияет? Что с ней случилось?

Так устроена циркуляция атмосферы. В природе все идет по циклическим законам. В данном случае у Исландии углубился «исландский минимум», а «азорский максимум» в районе Испании, наоборот, поднялся. Получился большой перепад давления между двумя активными центрами. Антициклон производят Азоры, а Исландия, наоборот, производит циклон. У нас западно-восточный перенос господствует уже третий месяц, это редкое событие. Поэтому мы сейчас находимся под влиянием атлантического атмосферного процесса.

Миграция насекомых и птиц: как глобальное потепление изменит Татарстан

Вы говорите про потепление. А какое влияние оно окажет на природу Татарстана, на животных, на людей?

Каковы последствия этого изменения? Если температура повысится на 2 градуса, то это уже плохо, такого допускать нельзя. У нас станет больше засух, катаклизмов. Будут миллиардные ущербы, с этим надо как-то бороться. Предлагается регулировать выбросы. Потепление возникает из-за выбросов углекислого газа, метана и других веществ от производств.

Температура поверхности Солнца – примерно 6 тыс. градусов. Та радиация, которая уходит от Земли в космос, перехватывается парниковыми газами и остается в атмосфере. А атмосфера тоже имеет излучение в сторону Земли. Здесь копится энергия.

Заключили Парижское соглашение. Суть в том, чтобы не допустить повышения температуры еще на 2 градуса. Потом снизили планку до 1,5 градуса, потому что если будет такое превышение, то коралловые рифы окислятся, уровень океана повысится, ледники растают.

Как влияет погода на человека? Мы рассчитываем биоклиматические индексы. Оцениваем комфортность погоды для людей. Например, давление подскочило на 8 миллиметров – плохо для людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями. В этом году много таких случаев было. Скачки температуры тоже влияют. В такую теплую погоду в воздухе меньше кислорода, при более низких температурах происходит кислородное насыщение.

В связи с потеплением климата происходит миграция насекомых и птиц из более южных широт. Все это смещается в сторону севера. Сибирские леса, которые являются легкими планеты, очищают Россию. И они, как и Амазонка, являются главными стоками, которые принимают на себя удар от выбросов газа.

«США пострадают первыми»: о создании климатического оружия

Говорят, что это антропогенное влияние и выбросы. А нет ли разработок климатического оружия? И возможно ли сегодня создать оборудование или вещество, которое сможет влиять на климат?

В глобальном масштабе такие разработки ведутся. Еще в начале 1960-х годов ученые обнаружили, что когда при извержениях вулканов верхние слои атмосферы засоряются сульфатами, это приводит к похолоданию. Потому что солнечная энергия поглощается наверху, не достигая земной поверхности.

В итоге стали задаваться вопросом, как бороться с антропогенным потеплением. Академик Юрий Израэль предложил реализовать идею о геоинженерии. Она заключалась в искусственном выбрасывании сульфатов в стратосферу на высоту 20–30 км от поверхности Земли. Это позволит снизить потоки солнечных лучей и охладить Землю.

Однако масштабный проект был слишком дорогостоящим и остался на уровне идеи.

А такие эксперименты проводили?

Да, но только в лабораторных условиях. Климатическое оружие использовали в свое время американцы во время войны во Вьетнаме. Они искусственно вызывали ливни, чтобы дороги в джунглях размывало и вьетнамским партизанам было тяжелее перемещаться.

Или, например, на крупные мероприятия в Москве разгоняют облака. Наша кафедра в свое время готовила специалистов для Северного Кавказа и Молдавии по искусственному воздействию на облака. Они занимаются запуском ракет, которые распыляют ингредиенты для предотвращения градобития. Однако это все локальные процессы.

Но когда речь заходит о климатическом оружии, которое якобы разрабатывают США, то, во-первых, такие аппараты пока невозможны из-за невероятных энергозатрат. Во-вторых, самой уязвимой страной с позиции метеорологии являются сами США. Большое количество тайфунов, ураганов и смерчей происходит именно на их территории.

Если они не могут противостоять катаклизмам на своей территории, это говорит о том, что и на другие континенты США повлиять не могут.

В-третьих, циклон, который к нам приходит, имеет энергетику, сопоставимую с сотней атомных бомб. Проще говоря, пока у человечества нет такой энергии для управления климатом. Также ООН принято международное положение о запрете на разработки и использование климатического оружия, потому что последствия таких опытов невозможно предсказать.

Убытки, которые терпят США из-за природных катаклизмов, достигают 300–500 млрд долларов в зависимости от уровня разрушений в определенные годы. И количество таких катаклизмов там с каждым годом нарастает.

От ледникового периода к парниковому эффекту: о завышении роли людей в изменениях климата

Сколько нужно заложить средств на компенсацию убытков, которые возникают в результате ухудшения климатической ситуации?

Инвестиции, которые необходимо вложить для ликвидации последствий повышения температуры, составляют 1% от мирового ВВП, в пересчете это 1 трлн долларов. Сейчас среднемировая температура составляет +15 градусов, и, согласно Парижскому соглашению, нельзя допустить, чтобы эта цифра достигла +17 градусов. Сейчас бьются за 1,5 градуса, и на это нужно выделять 1 трлн долларов.

На что эти деньги нужно будет потратить?

На уменьшение выбросов, развитие энергосберегающих технологий, альтернативные источники энергии, например, энергию солнца и ветра. В Дании, Германии, Индии и Испании уже потребляют до 10% энергии за счет возобновляемых источников.

По затратам с нефтью и газом они ведь несопоставимы...

Верно, сейчас человечество не может без них обойтись, и поэтому цена вопроса слишком высока.

Вы поддерживаете позицию Греты Тунберг и экоактивистов?

Температура 30 лет повышалась со скоростью 2–3 градуса. В начале XXI столетия возникла пауза, и десять лет она не росла, тогда были суровые зимы. Сейчас же мы отмечаем только положительные аномалии. Вдруг возникло явление Эль-Ниньо, оно появляется в центральной части Тихого океана, когда его температура повышается на 10 градусов выше нормы.

Это приводит к тому, что на всем земном шаре учащаются засухи, наводнения и ураганы. 2019 год оказался вторым по теплу за всю историю метеорологических наблюдений. Поэтому вставать на сторону Греты Тунберг не хотелось бы. Все мы фиксируем, что глобальное потепление есть. Однако истинная причина этого пока не выяснена.

То есть это происходит не из-за воздействия людей?

Отрицать это нельзя, потому что раньше процессы шли волнообразно, но вдруг все стало развиваться по экспоненте. Поэтому антропогенное воздействие есть, но не надо преувеличивать его значение. Климат менялся всегда. Если взять совсем недавний климатический период, 6,5 тыс. лет назад, то температура тогда была на 1,5 градуса выше, чем сейчас, а антропогенного воздействия не было.

В начале второго тысячелетия Гренландию, которая сейчас покрыта льдом, открыли викинги. Они основали там свои поселения и занимались животноводством. Когда начался малый ледниковый период, они оттуда ушли.

Начиная со времен Галилея мы часто смотрим на Солнце и регистрируем там пятна. От количества пятен зависит солнечная активность. И возникла ситуация в период с 1645-го по 1715 год, когда с Солнца эти пятна исчезли. На Земле стало холодать. То есть кроме антропогена есть еще естественные факторы, которые нам неподвластны.

Суперкомпьютер предскажет погоду в России

Насколько татарстанский климат зависит от глобальных изменений?

По нашим оценкам, климат нашей республики и Казани в зимнее время на 40% зависит от глобального фактора, остальное – от природы. Летом много радиации, и межгодовая температура меняется меньше.

Антропоген ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов. Климатические модели, которые сейчас позволяют рассчитывать, что будет до конца столетия, не работают, если не ввести в них антропоген.

Но мы должны прислушиваться и к естественным факторам, особенно к океану. Он поглощает 90% антропогена и через какое-то время отдает энергию атмосфере.

Средний прогноз невозможно делать, на длительное время тоже. За что синоптики получают деньги, если прогноз можно делать только на три дня?

Краткосрочный прогноз на трое суток идет отлично – 96–97% вероятности. Сейчас показатель добирается до пяти суток. Будем надеяться, что дальше прогноз на десять суток будет лучше, чем на пять. Сейчас Гидрометцентр России закупил суперкомпьютер. Это позволит ему вводить новые прогностические технологии.

Что касается долгосрочного прогноза – да, там есть проблемы. Но это лучше, чем ничего.

Возможно ли, чтобы каждый стал сам себе синоптиком? Купил программу, поставил датчики на дом. Это возможно?

Нет, по простой причине. У нас есть три мировых центра – Вашингтон, Мельбурн и Москва. Они собирают информацию со всего земного шара. Этот процесс тянется примерно семь часов. Информацию нужно проанализировать, могут быть погрешности. Это возможно сделать только с помощью суперкомпьютеров.

Затем есть прогностические модели. На них брошены лучшие силы. Всего в мире десять стран, которые имеют самостоятельные модели в долгосрочном прогнозировании, включая Россию. Нужны специалисты действительно высокого класса и технологии. Они делают прогноз на полугодие и потом его каждый месяц корректируют.

Так и я могу скорректировать…

Вы не сможете скорректировать по всему земному шару – это огромные территории. Все равно в любом деле должны работать специалисты.

О Грете Тунберг: «Посещает саммиты вместо учебы»

Нет ли угрозы для урожая, ведь снега было мало?

Нельзя сказать, что снега мало. По температурам январь перекрыл все нормы, а по осадкам он выполнил норму примерно на 70%. Почва достаточно сильно промерзла – на 60 см. Зимний период еще не закончился, впереди еще февраль-март. Мы говорим, что Атлантика нас обогревает, но континент все равно выхолаживается. У нас сейчас длинная ночь, радиация уходит из земли.

Не забывайте, что год на год не приходится. Этот год особенный. За 30 лет наблюдений он рекордный. В 2007 году была теплая зима, такая же была слякоть, как в этом году. Это феномен, исключение из правил.

Но опасаться глобального потепления всё равно нужно?

Безусловно. Нужно оценивать риски.

Выходить на демонстрации? Копать землянки? Заготавливать продукты?

Не нужно. Этим делом занимаются специалисты, та же ООН озабочена этой проблемой. Там выступила и Грета Тунберг. Вместо того, чтобы учиться, она сейчас посещает климатические форумы.

Мы надеемся, что нынешняя зима не станет ежегодной традицией. Это не очень хорошее дело.

Спасибо за интервью!