Андрей Балашов о создании памятника Хади Такташу: «Мне кажется, мне удалось передать его суть»

Жителям Казани московский скульптор известен благодаря величественным памятникам Федору Шаляпину, Кул Гали, Василию Качалову и многим другим выдающимся личностям Татарстана. Корреспондент ИА «Татар-информ» поговорил с ваятелем, узнав детали его работы над памятником Хади Такташу.

Андрей Балашов совместно со скульптором Асией Миннуллиной участвовал в конкурсе на создание памятников от Министерства культуры РТ. Совместно они создали уже немало монументов, и памятник Хади Такташу стал очередной совместной работой двух скульпторов.

По словам Андрея, подготовка к началу зарождения памятника была очень большая – сначала скульпторами был выбран один эскиз, потом другой. Между ваятелями в процессе работы часто возникали споры, благодаря которым они смогли создать скульптуру, передающую образ поэта как нельзя точно. В основном Андрей Балашов руководствовался фотографиями, а также читал стихи великого татарского поэта и знакомился с его жизнью из сохранившихся документов. По его словам, понять сущность человек можно только тогда, когда узнаешь его с разных сторон. Он пересмотрел множество фотографий, чтобы создать образ Хади Такташа.

Понимаете, работа над образом таких персонажей всегда проходит в несколько стадий – чтобы понять человека, его сущность, сначала знакомишься с его творчеством. Нужно знать о персонаже максимум каких-то подробностей. Вещи, которые иногда кажутся лишними, никогда ими не бывают. Знаете, это похоже на работу детектива. Детективу, чтобы расследовать какое-то преступление, приходится обращать внимание на мелочи, на которые обычный человек в жизни никогда не посмотрит и не обратит никакого внимания. И так же здесь  – всегда обращаешь внимание на детали, когда читаешь биографию, тексты, воспоминания, которые сохраняются на бумаге. Потом все это анализируешь и понимаешь, что любые мелочи вдруг оказываются ключевыми и важными»,  – говорит он.

Андрей Балашов живет в Московской области. Но работа над памятником Такташу проходила в Казани, в мастерской Асии Миннуллионой. Отливали же бронзовое изваяние уже в Смоленске. Кроме Асии создавать памятник помогали и студенты Казанского филиала Московского художественного института им. В. И. Сурикова.

Он был достаточно сложным персонажем, даже противоречивым. Но, как мне кажется, мне удалось передать его суть. Он умер достаточно молодым человеком, но изменения, которые с ним происходили в течение жизни, были очень сильными, поэтому мне хотелось сделать некий собирательный облик – с одной стороны, он парень из народа, с другой, вдруг приобретает какой-то начальственный вид. На каждой фотографии можно было определить разные периоды его жизни. Когда смотришь на фотографии и разбираешь несколько материалов, можно начинать их сравнивать. И Хади Такташ вроде как везде разный. Мне хотелось создать образ человека, который имел мощный стержень. Я вижу его человеком, находящимся в постоянном напряжении, в постоянной борьбе, в том числе и с самим собой», – отмечает скульптор.

Памятник татарскому поэту Хади Такташу был закончен через год, но около двух лет пролежал на складе. По словам скульптора, шел долгий процесс утверждения и поиска места для него.

«Когда я его лепил, приезжали родственники, смотрели, замечания какие-то делали. Родственники, которые ни разу его не видели, смотрели на фотографии и видели что-то свое. В основном там были бабушки. Ни одна из них не застала его в живых, но они все равно принимали горячее участие. Все это было довольно забавно. Когда работаешь по фотографиям, поневоле начинаешь видеть за этой картинкой  живого человека. И вот профессиональный взгляд несколько отличается от взглядов обывателей. Одно дело, когда ты видел живого человека, помнишь, каким он был и у тебя что-то осталось в памяти, а другой разговор, когда смотришь на те же фотографии. Я сделал много портретов и фигур по фотографиям, и когда я начал им об этом говорить, они с удивлением согласились с моим мнением», –  рассказал Балашов.

Памятник украсил сквер по улицам Салимжанова и Хади Такташа.