Ирада Аюпова: «Мне важно, чтобы меня критиковали»

Глава Минкульта Татарстана еще осенью ввела традицию встреч с журналистами — раз в квартал она рассказывает свои впечатления от последних событий в культурной среде и отвечает на вопросы СМИ. Накануне открытия Дома татарской книги она собралась с журналистами в Доме-музее Шарифа Камала и рассказала, как относится к экспериментам Кариевского театра, когда ждать открытия филиала Русского музея и каких памятников не хватает Казани.

«У людей есть внутренний барьер, они не готовы раскрепоститься, попеть, потанцевать»

В минувшую субботу в селе Никольское Лаишевского района РТ прошел традиционный русский фольклорный праздник Каравон. Поэтому Аюпова начала общение с журналистами с этой темы и призналась, что на этот раз концепция события поменялась — «ушли от громыхающей музыки на протяжении всего дня и постарались вспомнить, что представляет собой этот традиционный праздник».

Подобным образом, по мнению главы Минкульта, нужно поступить с Сабантуем, хотя менять психологию людей непросто.

«Надо развести понятия: проведение локальных народных праздников и проведение массовых мероприятий. Тема актуальная не только для Каравона, сейчас начинается череда Сабантуев», — отметила Аюпова.

Фото: архив / Расих Фасхутдинов

Став участницей Каравона, она сделала для себя открытие и поделилась им с журналистами: «Люди не готовы становиться участниками интерактивов. У них есть внутренний барьер, они не готовы попеть, потанцевать, раскрепоститься. А ведь культура — это среда, и было бы хорошо раскрепощаться эмоционально, но этого не происходит».

Борьба со скованностью татарстанцев видится Аюповой как одна из главных задач Минкульта РТ. Она намерена создавать живую культурную среду, чтобы у людей возникло желание превратиться из зрителей в участников события.

«Основной задачей министерств мы видим в духовном пробуждении. Люди должны проснуться, открыться позитивным эмоциям, восприятию и реализации творчества», — сказала министр культуры республики.

Аюпова рассказала, что уже есть позитивные изменения, когда люди сами тянутся к культурным событиям. В качестве примера она привела III Международный фестиваль национальных театров «Буа: пространство диалога». В этом году на фестиваль театров в провинциальный Буинск приехали 24 театра из шести стран мира.

«Критики сказали мне, что самое большое изменение, которое прошло со времени первого фестиваля, — изменился зритель. Раньше у него глаза были пустые, зрители не понимали, не рефлексировали, а сегодня у него уже есть интерес, есть потребность. Он приходит самостоятельно. Во-вторых, он понимает, что хотел сказать режиссер в своей постановке».

Аюпова предложила не гнаться за количеством выпускаемых фильмов, а выходить на мировые рынки с масштабными проектами

Другое значимое событие уходящей весны — Казанский международный фестиваль мусульманского кино, который впервые проходил в рамках экономического форума KazanSummit. Ирада Аюпова объяснила со своей точки зрения, чем обосновано совмещение столь разных по тематике событий.

«Должно быть четкое разделение — то, что мы снимаем для коммерческого проката. Это кинематограф как бизнес, и здесь нужно смотреть на привлекательность кинематографа для инвестиций. Именно поэтому мы попытались провести наш фестиваль в рамках KazanSummit. Но с другой стороны, мы должны понимать, что если не будет творческого поиска, экспериментального кино, то киноискусство развиваться не будет», — отметила глава республиканского министерства.

Фото: архив / Ильнар Тухбатов

Она считает, что нет смысла гнаться за количеством национальных фильмов, надо смотреть, насколько они востребованы за пределами Татарстана.

«Важно ориентироваться не на местечковость, а стараться транслировать некую ценность, которая позволит произведению искусства быть конкурентоспособным в мировом пространстве. Если этого не происходит, то правильно ли мы делаем? Может, правильно снимать не 40 фильмов в год, а вкладывать в один конкурентоспособный проект?» — обратилась Аюпова с риторическим вопросом к журналистам.

Она также отметила, что эксперты, приезжающие на КМФМК и другие культурные форумы, должны вкладываться в компетенции татарстанской молодежи — делиться с ними опытом и знаниями. Только тогда привоз дорогостоящих хедлайнеров может быть оправдан, считает Аюпова.

Минкульт РТ об экспериментах в Кариевском театре: «Нужно мотивировать творческих деятелей к самоконтролю»

Журналисты не смогли обойти стороной те метаморфозы, которые происходят в ТЮЗе им. Кариева с приходом нового директора Гузель Сагитовой. В конце апреля там прошла лаборатория режиссеров Tamga, где была представлена постановка «Мой папа Питер Пэн» со сценой самоубийства отца на глазах у ребенка, спектакль «Молчанка», где курят, пьют и показывают секс малолетних.

«Да, мы ошибаемся, не умеем пока держать себя в рамках. Общественные ограничители были, есть и будут, но ни в коем случае нельзя ограничивать творчество», — сказала Аюпова.

Фото: архив / Владимир Васильев

По ее мнению, нужно правильно выставлять возрастной ценз спектаклям, чтобы на постановки с откровенными сценами или ненормативной лексикой не смог попасть ребенок. К слову, в ходе импровизационного спектакля с возрастным цензом 16+, который шел на сцене Кариевского ТЮЗа, прозвучал мат.

Впоследствии кураторы лаборатории «Импровизация в театре» Нурбек Батулла и Туфан Имамутдинов извинились за ненормативную лексику и признали, что ситуация вышла из-под контроля.

«Нужно мотивировать творческих деятелей к самоконтролю, чтобы это не переходило границ. Нельзя допускать, чтобы был призыв к суициду, но нельзя воспринимать с позиции, что суицида на сцене быть не должно. Тогда давайте запретим „Грозу“ Островского, „Анну Каренину“, где есть суицид», — сказала Аюпова.

Есть ли шанс, что филиал Русского музея появится в Казани?

Президент Татарстана Рустам Минниханов еще в марте поручил найти здание для выставочного центра Русского музея в Казани. Пока выставки санкт-петербургского музея проводятся в Галерее современного искусства ГМИИ. Журналисты поинтересовались у главы Минкульта республики, есть ли шанс, что филиал Русского музея появится в Казани.

«У нас сейчас рассматривается вопрос, чтобы подыскать здание. Мы не снимаем с повестки вопрос о создании филиала Русского музея в Казани», — сказала Аюпова.

Она назвала санкт-петербургский музей одним из лидеров по части организации музейного дела в стране. Его экскурсоводы могут доходчиво рассказать об искусстве даже детям, и этому у них можно поучиться.

Но нельзя фокусироваться на том, чтобы создавать филиалы, уверена Аюпова. Она предложила создавать свои собственные галереи, ведь нам есть что показать — работы Николая Фешина, Баки Урманче, Хариса Якупова, Ильдара Зарипова и других достойных художников.

«Знаете, каждая такая [привозная] выставка недешевая. Может, правильнее, если люди приезжают в Казань, чтобы они имели возможность получить представление о национальном изобразительном искусстве? Это тоже тема для дискуссии», — заявила глава Минкульта РТ.

На фото: выставка молодых татарстанских художников «Другое время» / архив

Тем не менее вопрос о создании филиала Русского музея ведется, но его больше рассматривают как просветительский центр, заключила Аюпова. Демонстрация произведений в данном случае вторична.

Аюпова добиралась до концертного зала Ильгама Шакирова... на электричке

В Татарстане действительно создаются культурные пространства. Например, Президент Татарстана во время церемонии вручения премии имени Тукая открыл новый концертный зал имени певца Ильгама Шакирова. Аюпова рассказала журналистам, как добиралась до новой площадки на электричке.

«В Москве, например, большое количество залов выведены за пределы города, потому что всегда есть проблемы с парковкой. Я честно проехала на электричке. Мы рассматривали все варианты логистики. Можно проехать с удовольствием — всего 30 минут занимает дорога. Но есть вопрос с расписанием — электрички идут не каждый час, у них отдельный график», — пояснила глава Минкульта РТ.

Фото: Салават Камалетдинов

Она отметила, что можно сделать расписание электричек более удобным в день крупных событий в концертном зале им. Ильгама Шакирова. Но это требует дополнительных договоренностей.

«Возможности зала потрясающие. Его можно использовать на 900 посадочных мест, можно там устроить танцпол, а вообще там 3200 посадочных мест — огромное количество. Вопрос в том, как насыщать его знаковыми мероприятиями», — сказала Аюпова.

По ее мнению, после чемпионата рабочих профессий WorldSkills эта площадка подойдет для выступления симфонических оркестров. Кроме того, нужно добавлять национальный, татарский контент, считает министр культуры республики.

«Мы слишком быстро решаем вопросы об увековечивании»

Вдогонку журналисты поинтересовались у Аюповой, как она относится к увековечиванию памяти певцов Ильгама Шакирова и Альфии Авзаловой в названии улиц.

«При всем моем уважении, но сегодняшняя тенденция такая, что мы слишком быстро решаем вопросы об увековечивании. Это должно быть осознанно, и обязательно к этому нужно привлекать общественность. В том числе в части переименования улиц», — отметила глава Минкульта РТ.

Увековечивание имен Ильгама Шакирова и Альфии Авзаловой должно быть творческим — их именами Аюпова предложила назвать премии.

«Смерть не должна оставаться в памятных монументах. Она должна побуждать людей к жизни. Это как эстафета — сегодня я добежал, но передал ее другому», — пояснила Аюпова.

Тем не менее поднялся и вопрос памятников. Например, к 100-летию ТАССР в Казани может появиться памятник царице Сююмбике. Корреспондент «Татар-информа» спросил, определено ли место новой скульптуры.

«Есть вопросы по установке этого памятника. Это должна быть гармоничная интеграция в среду», — подчеркнула Аюпова. Она напомнила, что проект памятника царице Сююмбике подготовил скульптор из Казахстана Камиль Муллашев.

Фото: архив

Глава Минкульта РТ сама подняла тему женских памятников и вспомнила о задумке установить скульптуру татарскому композитору Саре Садыковой.

«То, что у нас вообще нет женских памятников, — это не совсем правильно. Есть долгоиграющий вопрос по памятнику Саре Садыковой. Эта тема давно витает в обществе», — сказала Аюпова и добавила, что сейчас юридически решается вопрос о будущем месте памятника Садыковой.

Встреча с Ирадой Аюповой длилась более полутора часов, и министр не раз заявляла — верное решение можно найти только в формате дискуссии.

«Я открыта критике. Мне важно, чтобы меня критиковали. Критика — это небезразличие. Если все так гладко, то понимаешь, что не тронуло», — отметила она.

Фото: Салават Камалетдинов