«В залах — палаты, в подвале — мертвецкая, а в парке хоронили людей»: история здания Музея изобразительных искусств РТ

Пятьдесят лет назад Музей изобразительных искусств РТ переехал в особняк в центре города – бывшую резиденцию генерала Сандецкого. Сегодня впервые за полвека здание музея ремонтируют и реставрируют.

Дом генерала – Дом Советов

Об истории здания корреспонденту ИА «Татар-информ» рассказала руководитель отдела научной информации ГМИИ РТ Элеонора Новикова.

«Еще в 1903 году в „Казанском вестнике“ промелькнула  статья о том, что в городе Казани, на улице Грузинской [ныне Карла Маркса. – Прим. Т-и], будет построен дом для командующего войсками Казанского военного округа», - рассказывает Новикова, ссылаясь на статью Галины Могильниковой, первого директора музея, которая много лет искала в архивах материалы об истории этого старинного здания.

Государство выкупило землю у частников, и два года здесь шло строительство особняка. В 1906 году сюда заехал первый командующий войсками Казанского военного округа. На памятной доске написано: «Усадьба Сандецкого», но, как оказалось, это не совсем так.  Первым генералом, жившим в этом здании, был Иван Карасс, потом был командующий Александр Сандецкий, его сменил генерал Антон Зальца.

В 1907 году в Казань приехал Сандецкий. Он командовал Казанским военным округом и жил в особняке с 1907 по 1912 год. Потом он был отозван в Петербург, а в августе 1915 года вновь вернулся на прежнюю должность.

«В 1917 году его арестовали и увезли в Москву. Его дальнейшая судьба неизвестна. Ходили слухи, что по инициативе Троцкого его должны были освободить, но это документально не подтверждено», – отмечает Элеонора Новикова.

После того как дом покинул Сандецкий, в здании какое-то время располагался Дом Советов. Спустя несколько лет учреждение переехало в другое место, так как здание было слишком отдаленно от других государственных ведомств.

Туберкулезный диспансер

Чистый воздух, большая территория, наличие парка – эти факторы повлияли на то, что в 1924 году в генеральском особняке открыли клинику, которая просуществовала там сорок лет.

На вопрос, почему роскошный особняк отдали под больницу, Элеонора Новикова отвечает: «Представим картину революционной Казани сто лет назад – везде разруха, голод, в домах разбиты окна, здания не отапливались. А здесь коммуникации сохранились. В то время во дворцах располагались детские дома и даже приюты для беспризорников».

Помещения перепланировали под больничные палаты, в подвале была мертвецкая, а в парке хоронили людей. Когда в 1964 году туберкулезная больница переехала в диспансер на ул. Ершова, в доме безжалостно сбили всю лепнину, содрали штукатурку, убрали паркетные полы, а в парке сняли и вывезли метровый слой земли. Работник музея поясняет, что туберкулезная палочка может войти вглубь штукатурки на несколько сантиметров и храниться там десятилетиями. Именно поэтому были разрушены исторические интерьеры.

Работники музея задавались вопросом, почему в 60-х годах здание так и не отреставрировали. «60-е годы – время тоже переходное, недавно закончилась Великая Отечественная война, государство восстанавливалось, и говорить о реставрации, о таких тонких материях не приходилось», – объясняет Элеонора Новикова.

К сожалению, до наших дней фотографии интерьеров не дошли. Работник музея вспоминает: «В одно время к нам приходила одна старушка, которая работала здесь врачом, когда здесь еще была больница. Она рассказывала, что тогда тут были те самые подлинные интерьеры, которые были во времена Сандецкого. Там была лепнина, паркетные полы, в каждом зале были камины». 

Музей

В 1958 году кар­тин­ную га­ле­рею Го­су­дар­ствен­но­го му­зея ТАССР по при­ка­зу Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры Рос­сии преобразовали в са­мо­сто­я­тель­ный му­зей изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств. Его первый директор Галина Могильникова ходила по инстанциям и собирала документы, чтобы музею отдали это здание. И на многих документах, чтобы чиновникам было понятно, о каком доме идет речь, она писала: «Усадьба Сандецкого».

Так, в 1964 году здание закрыли на ремонт. Помещения приспособили  под музейные экспозиции – были перекрыты входы, замурованы окна, и создана анфиладная площадка. В 1967 году открылся музей, где сейчас находятся фонды русской и западной живописи, хранилище декоративно-прикладного искусства, реставрационная мастерская.

Как рассказывает главный хранитель музея Марина Кутнова, когда-то все фонды теснились в главном здании, во флигеле и в подвалах. «Фонды нельзя хранить в подвалах, но они там хранились, потому что это помещение было резиденцией генерал-губернатора. Оно не было приспособлено под музей, и фонды  были в страшной тесноте», – говорит она. В 1995 построили фондохранилище, и часть картин переехала туда. Когда в 2005 году появилась галерея «Хазинэ», в нее перевезли экспозиции современного искусства.

Работники музея обеспокоены тем,  что оборудование устарело, а где-то совсем вышло из строя. Произведения живописи требуют тщательного соблюдения условий хранения, поэтому новое здание оборудуют современными климатическими установками, поставляющими воздух нужной температуры и влажности. А пока работники музея сами регулируют климат в помещениях  –  настраивают вентили на батареях, ставят ванночки с водой и, когда необходимо, устанавливают переносные увлажнители.

«Любое экспонирование предмета не должно идти в ущерб его сохранности, иначе мы не сохраним для будущих поколений коллекции, которые входят в Музейный фонд Российской Федерации», – говорит хранитель музея. Она признается, что музей всеми силами пытается сберечь экспонаты, но в ручном режиме соблюдать требуемые условия очень сложно.

«Излишняя влажность и сухость могут привести к тому, что дерево начнет „играть“, ходить туда-сюда, если это деревянная скульптура. Полотна могут то натягиваться, то провисать – это плохо сказывается на красочном слое», – утверждает  Марина Кутнова. В здании Галереи современного искусства ситуация обстоит острее — в зимнее время температура в помещениях не поднимается выше 8 градусов, вышла из строя система отопления. Сейчас в здании Галереи ведутся ремонтные работы, его оснастят современным оборудованием.

В этом году на капитальный ремонт Главного здания выделили 139 миллионов рублей. Музей ждет полная модернизация: заменят все инженерные системы, установят видеонаблюдение и современную систему кондиционирования. На крыше здания уже как месяц ведутся аварийные работы. Крыша подтекала, и работникам часто приходилось снимать и переносить произведения живописи, чтобы сохранить их в первозданном виде.

Реконструкция музея не повлияет на его архитектурный ансамбль — для исторического памятника это недопустимо. Напротив, будут восстановлены балюстрады и балконы, украшающие фасад. Перед строителями стоят сложные инженерные задачи: восстановление здания более чем с вековой историей требует особого подхода. С 1995 года здание является памятником федерального значения, поэтому ремонт приходилось согласовывать с Министерством культуры, и на процесс согласования ушло несколько месяцев.  

По словам Марины Кутновой, в зале экспозиции Шишкина вновь откроют окна, которые закрыли щитами в 70-е годы для того, чтобы увеличить экспозиционную площадь.

Свою вековую историю архитектурный памятник пережил не без потерь. О былых интерьерах теперь напоминают только камины, которые сохранились со времен Сандецкого. Работники музея долго искали образцы исторической лепнины, но, к сожалению, их найти не удалось. Внимание привлекает сохранившаяся ограда чебаксинской ковки. Парковая зона, прилегающая к зданию, тоже историческая, но фонтан является новоделом.

Несмотря на то что музей закроет свои двери для посетителей, казанцы и гости республики будут иметь возможность познакомиться с коллекциями картин в Галерее современного искусства, которая в начале следующего года откроется после реконструкции.

«Галерея будет отремонтирована до начала капитального ремонта, чтобы в Казани осталась действующая площадка Музея изобразительных искусств, — утверждает замдиректора музея Амир Абдуллин. — После ремонта галереи мы все свои произведения перенесем туда и будем их демонстрировать».