Конец эпохи просвещения. Что не так с законом «О просветительской деятельности»?

Sntat изучает пояснения к спорному закону «О просветительской деятельности» вместе с известным российским ученым и популяризатором науки Михаилом Гельфандом.

Зачем нам этот закон?

В марте Госдума приняла поправки в закон «Об образовании», которые устанавливают контроль над просветительской деятельностью вне образовательных программ, а в апреле документ, неформально именуемый законом «О просветительской деятельности», подписал президент. Поправки должны вступить в силу 1 июня 2021 года.

Основная цель документа заключается в том, чтобы инструменты просвещения «не использовались со злым умыслом». В том числе, закон должен не допустить вмешательства других стран в дела России путем использования просветительских проектов. Помимо этого, некоторые уже усмотрели в поправках способ борьбы с «инфоцыганами».

В чем суть закона?

Пару дней назад на сайте правительства был опубликован проект «Положения об осуществлении просветительской деятельности», разъясняющий нормы ранее принятого закона. Сейчас проект находится на стадии общественного обсуждения — можно прокомментировать его и внести свои предложения. Рассказываем, что будет, если документ будет принят без изменений.

Что отнесут к просветительской деятельности?

  • Организация презентаций и лекториев.
  • Проведение семинаров, мастер-классов, круглых столов и дискуссий.
  • Размещение или распространение печатной продукции (в том числе, в интернете).
  • Размещение или распространение видео- и аудиоматериалов (в том числе, в интернете).
  • Создание просветительских интернет-порталов.
  • Иные формы, «обеспечивающие достижение целей просветительской деятельности».

Кому разрешат заниматься просвещением?

Если вы – физлицо, то вам придется отвечать следующим критериям: отсутствие судимостей и ограничений к занятию педагогической деятельностью (по ТК РФ), а также стаж не менее двух лет в «соответствующей направлениям просветительской деятельности» (либо участие в общественно значимых инициативах).

Если вы – юрлицо, то у вас не должно быть долгов по налогам и другим сборам, а также статуса иностранного агента. На сайте придется опубликовать данные о сотрудниках, осуществляющих просветительскую деятельность (они должны соответствовать требованиям к физлицам).

Плюс, нужно заключить договор с учебным или культурным учреждением, в котором вы собираетесь сеять разумное, доброе, вечное.

Мнение ученого

Известный российский популяризатор науки Михаил Гельфанд считает, что в этом законопроекте «нет ничего хорошего - ни для науки, ни для просветительства», и он «совсем не про то, чтобы сделать что-то хорошее». 

«Если я захочу приехать к вам в Казань и прочитать лекцию про что-нибудь интересное, мне придется собрать пачку справок: об отсутствии судимости и о том, что у меня нет венерических и психических заболеваний. Глупо и унизительно, но, по всей видимости, это не единственный подзаконный акт, который будет принят в ближайшее время.

Есть фестиваль «Наука 0+», и на нем будут выступать нобелевские лауреаты. Вы можете себе представить нобелевского лауреата, который пойдет брать справку об отсутствии сифилиса для того, чтобы прочесть лекцию?

Помимо этого, как я уже говорил выше, запрет на занятие просветительской деятельностью распространяется на людей с судимостью, но не надо забывать о том, что у нас есть люди с судимостями за репост.

Вступление закона в силу приведет к катастрофическому увеличению бюрократической нагрузки – и на просветителей, и на организаторов лекций. Последние просто сдохнут под валом бумаг: представьте, как теперь будет выглядеть организация большого фестиваля с множеством лекторов. Это тонны справок и разрешений», - комментирует эксперт.

Реакция на законопроект

Отметим, что против законопроекта уже выступил президиум РАН, заявивший, что поправки затормозят популяризацию науки и сократят международные научные связи. Порядка 2 тыс подписей против закона собрала декларация ученых и популяризаторов науки. Также с заявлением выступили руководители 17 крупных просветительских проектов (в их числе Arzamas и «ПостНаука»). Негативно высказываются о законе и предприниматели, развивающие образовательные онлайн-проекты.