Ичиги в человеческий рост, клюшки из веток, комментирование для незрячих и искренность в работе с детьми: закулисные истории театра им. Г. Кариева

Где впервые в Татарстане сделали спектакль с комментированием для незрячих детишек, как используют неоновые трубки для костюмов и зачем театру закупать хоккейную экипировку… Казанский ТЮЗ им. Г. Кариева изнутри изучал корреспондент ИА «Татар-информ».

Первый спектакль в Татарстане с комментированием для незрячих детей 

В спектакле «Удивительное путешествие кролика Эдварда» использовано два вида комментирования — синхронное и тифлокомментирование (описание происходящего на сцене, вплоть до цвета костюмов и действий артистов). Это первый детский спектакль с подобным комментированием для слепых детей в Татарстане. 

«На спектакль приходят незрячие детки, и для них есть возможность послушать произведение. Переводчик говорит, что происходит на сцене, - например, поворачивается персонаж, и детишки воспринимают спектакль образно. В одном ухе они слышат обычный перевод, в другом — тифлокомментирование», — говорит переводчик. 

Синхронный перевод является частью спектакля, но самое главное, во время действа переводчик не должен мешать зрителю воспринимать произведение. Переводчик видит перед собой лишь монитор, а раньше он видел непосредственно зал. В этом есть свои нюансы, потому что порой переводчику легче работать, если он видит артистов живьем. 

«Голос, который звучит в наушниках, должен помогать понять суть спектакля и не мешать», — говорит переводчик Алия. 


«Работать с детьми — значит быть искренним на сцене, потому что дети все понимают и чувствуют» 

Алсу Файзуллина работает в театре им. Г. Кариева уже десятый год. Она исполнила множество ролей, например главную роль в спектакле «Галиябану», сыграла Сарвар в спектакле «Башмачки» и Зайтуну в «Зайтунакай». Особенно много у Алсу главных ролей и вокальных партий в постановках. В репертуаре актрисы есть музыкальные произведения и партии, которые написаны специально для нее. 

«Например, в спектакле Рабита Батуллы композитор Эльмира Галимова написала партию специально для меня — песню Зайтуны о любви поэта Габдуллы Тукая и Зайтуны. Также Зульфия Раупова написала партию для Дивной птицы в постановке Рузаля Мухаметшина», — говорит актриса театра им. Г. Кариева Алсу Файзуллина. 

В театре юного зрителя такие же драматические роли, как и во взрослых театрах, но нагрузка больше, ведь актерам приходится работать с детьми. 

«Работать с детьми — значит быть искренним на сцене, потому что дети все понимают и чувствуют», — добавила Алсу Файзуллина. 


Для одного спектакля может быть использовано 50 разных предметов реквизита 

Театру исполняется 30 лет, и есть реквизиты, которые сделаны и приобретены довольно давно. С помощью бутафоров их стараются поддерживать в надлежащем состоянии. Сейчас в театре около 35 спектаклей, и для каждого нужны отдельные предметы реквизита. Некоторые предметы делают бутафоры театра, а порой реквизит для спектаклей приходится покупать. 

«Взять даже спектакль „Любовь и голуби“. Там использовано около 50 предметов реквизита, которые занимают почти три большие сумки. Магнитофоны, бутафорские вазы, корзины, чемоданы. Но есть спектакли, где использовано только 10 предметов реквизита», — говорит реквизитор театра им. Г. Кариева Эльмира. 

Для спектакля «Шайбу! Шайбу!» пришлось купить большое количество реквизита: клюшки, ролики, хоккейное обмундирование, шайбы и алюминиевые бидоны. 

В основном реквизиты в цеху расположены по спектаклям. На одной полке размещаются предметы только одного спектакля. 

 Реквизитор порой выезжает с труппой на гастроли. Предметы стараются перевозить аккуратно, для хрупких вещей вроде купленных магнитофонов шьют специальные чехлы-сумки. 


Сапоги размером с человека 

Бутафоры изготавливают реквизит и декорации к спектаклям. Одна из самых интересных работ для художников ТЮЗа была над спектаклем «Необыкновенные ичиги». Они сделали много разных костюмов, например животных с рогами и хвостом или ичигов в человеческий рост. Мальчик в спектакле спит и видит во сне эти огромные движущиеся сапоги. 

«Сейчас мы готовимся к спектаклю „Шайбу! Шайбу“, для которого сделали деревянные клюшки из длинных веток», — рассказывает художник-бутафор Ландыш. 

Бутафорам часто приносят реквизит на ремонт. Ведь есть спектакли, которые играются давно, и приходится некоторые предметы переделывать или изготавливать заново. 


Для одного спектакля порой создают 14 разных образов 

В этом году костюмеры успели сшить наряды для пяти спектаклей. Только для постановки «Необыкновенные ичиги» пришлось создать и сшить костюмы для 14 разных образов, которые впоследствии переделывали несколько раз. 

«Костюмы для спектакля были объемные и нестандартные, и мы вместе, сообща решали, как все придумать и сделать. Но у нас дружная команда — я, Роза и Галина. Вот втроем работаем и все успеваем», — говорит заведующая костюмерным цехом Альфия Никитина. 

Ткани для костюмов покупаются рулонами и наряды шьются километрами. Используют для работы в основном бязь, двунитку. А для костюма Шурале из спектакля «Песня дивной птицы» использовали неоновые трубки. 


«Кролик Эдвард» и его 70 костюмов 

«Удивительное путешествие кролика Эдварда» занимает в костюмерном цеху больше всего места, потому что для постановки использовано около 70 костюмов, не считая четырех сумок с обувью и головными уборами. 

«Для „Кролика“ одна половина костюмов сшита, другую мы собрали из архива», — говорит заведующая костюмерным цехом Гульназ Саматова. 

На одной стойке порой могут висеть костюмы одного-трех спектаклей.