Шоу света и тьмы, или Как обычные парни из Томска прославились на весь мир

Танцевальный коллектив «ЮДИ» из Томска создает шоу из танцевальных и акробатических элементов в темноте с использованием светящихся костюмов. Парни стали известны далеко за пределами своей страны и даже континента благодаря участию в шоу «Минута славы», «Україна має талант» и Britain's Got Talent.

Участники шоу — простые парни. Кто-то из них в прошлом был грузчиком, кто-то вырос в детском доме, но все они смогли осуществить свою мечту — стать артистами. Среди участников есть и необычные ребята. Например, у Дмитрия проблемы с тазобедренными суставами, передвигается он исключительно на костылях, но, выходя на сцену, делает невероятные трюки на руках. Другой участник —Евгений потерял ногу в аварии, что тоже не мешает ему виртуозно исполнять танцы на сцене. Корреспондент «ТИ» пообщалась с основателем коллектива «ЮДИ» Денисом Вишняком и участником молодого состава Владимиром Ли. 

– С чего началась ваша популярность? 

Д.В.: В первой «Минуте славы» мы участвовали в 2007 году, после чего стали работать с Михаилом Николаевичем Задорновым, который сидел в жюри шоу. С сатириком мы ездили по стране 4 года. В 2014 году поехали на шоу «Україна має талант», где дошли до финала. Всплеск популярности и интерес СМИ вырос после участия в британском шоу талантов. Тогда все сразу начали обращать на нас внимание, узнали, кто такие «ЮДИ», хотя мы уже 20 лет как существуем. У Урганта были уже три раза и у Малахова, в качестве гостей нас приглашали в Германию на шоу талантов, а сейчас мы участвуем в итальянской «Минуте славы», где прошли в полуфинал и ждем приглашения на следующий тур. 

– Почему выбрали именно такой способ продвижения, как шоу талантов? 

Д.В.: Во-первых, конечно, это творчество. Мы хотели показать свое творчество, чтобы люди его видели, особенно за границей – Запад, Европа. 100 процентов туда ты едешь, чтобы показать свой талант, потому что у Запада с Европой какие стереотипы о России? Это медведи, балалайка и песня «Калинка-малинка». А тут, представляете: мы в Лондоне выходим, 10 спортсменов, крепких парней, добрые, веселые, и показываем такое шоу. Они были все удивлены, аплодировали стоя. «Это не та Россия, не те русские, которых нам постоянно по телевизору показывают», – наверняка подумали они. Поэтому наша цель – это знакомство с творчеством, конечно. А на другие какие-то танцевальные шоу идти... Ну мы участвовали на канале МузТВ, дошли до финала, еще во многих конкурсах участвовали, в основном только телевизионных. Эти ощущения не передать – эмоции, драйв, знакомства с людьми, со звездами – это же круто! Этим нужно пользоваться, тем более если  возможность. 

Многие могут сказать, что «ЮДИ» – это не танцоры, и в какой-то мере они будут правы, потому что мы себя не относим к жанру профессионального танца. Мы больше себя относим к артистам, потому что, придя на наше шоу, вы не увидите, например, танцы, как «Тодес» или «Танцы на ТНТ». Там настоящие профи своего дела, но мы отличаемся. У нас спектакль, игра света и тени, включающий в себя многожанровость, мы используем все виды танца, которые только можно использовать. 

– Можете перечислить основные направления танца, которые вы исполняете? 

Д.В.: Брейк-данс есть, акробатика, хип-хоп, бразильское боевое искусство капоэйра, кантемпорари, модерн, используем цирковые элементы. Их много. 

– Все началось именно с танцев? 

Д.В.: Да, изначально все было построено на танцах. Наш коллектив образовался в 1998 году. «ЮДИ» – это аббревиатура: Игорь, Денис, Юра. У нас был спортивный интерес, мы качались, и капоэйра нам нравилась – прыгать сальто, махать ногами. Потом мы увлеклись брейк-дансом, в то время это было популярно. И так мы танцевали, танцевали, но знаете, это было больше как развлечение. А вот сейчас, в данный момент, когда прошло 20 лет, наш коллектив увеличился, у нас появился молодой состав «ЮДИ». Мы пришли к выводу, что нужно не просто развлекать и танцевать, а нести что-то в массы, и мы начали добавлять в свои номера философию, режиссуру, сценарии.  Мы хотели, чтобы всегда была интересная интерпретация, чтобы мы могли замотивировать людей, чтобы каждый человек, посмотрев наше шоу, нашел что-то для себя, пришел домой и сказал: «Завтра я проснусь и начну работать над собой». Наш спектакль – это история одного человека, он несет определенную философию, мотивацию для людей. В общем, это надо смотреть. Если я начну рассказывать, это раскроет некие секреты. 

– То есть ваше шоу — это спектакль, где рассказывается одна история? Или вы показываете несколько независимых друг от друга сцен? 

Д.В.: Это одна история о внутренней силе человека, о безграничных возможностях, которые есть в человеке, но мы их в себе не открываем. Ежедневная суета не дает нам возможности раскрыть себя: утром мы просыпаемся, идем на работу, потом домой - и вот он, замкнутый круг. А можно посмотреть со стороны и выйти за собственные рамки, открыть в себе какие-то новые возможности, по- другому посмотреть на мир. 

– Есть обратная связь от зрителей, которым помогла эта мотивация? 

Д.В.: Очень много. 99 процентов – это положительные отзывы, которые оставляют люди в соцсетях. Самая высокая награда для нашего коллектива – это когда зал аплодирует стоя. Вот в каких бы городах мы ни выступили, даже в Москве, когда мы выступали в «Крокус-Сити» и собрали полный зал. Мы все гадали — Москва будет вставать или нет? Мы думали, что в Москве публика более избалованная. Но даже полный зал «Крокуса» стоял и все аплодировали. 

– На чем строится ваше шоу? Это только светящиеся костюмы в темноте? 

Д.В.: Уникальность нашего спектакля как раз и заключается в том, что зритель не будет смотреть только номера в темноте или только номера при свете. Он увидит разноплановую картинку, мы используем разные жанры, и у зрителя не будет ощущения, что он сидит и смотрит одно и то же. Плюс будут диалоги, монологи. 

– У вас есть режиссер, сценарист или вы все делаете сами? 

Д.В.: Мы все делаем сами. У нас Игорь, например, занимается костюмами, ну понятно, что не он один. Он что-то придумывает, приносит, и уже вместе, сообща мы что-то переделываем и приходим к общему мнению. Юра отвечает за литературную часть, пишет стихи, сценарий, Сергей взял на себя техническую часть, а за мной организационные моменты. Ну и молодой состав на подхвате, они всегда рядом, всегда поддерживают, свои какие-то идеи подают, потому что одна голова – хорошо, а две лучше, а 10 – это вообще большой плюс. 

– Получается, вы со всех сторон талантливые? 

Д.В.: Мы не считаем себя какими-то вундеркиндами. Мы обычные сибирские парни. Я вырос в детдоме, без родителей, Юра с Игорем без отца выросли. Мы не из богатых семей, мы простые в этом плане. Мы нашли друг друга и занимаемся своим любимым делом. Раньше мы с Юрой работали грузчиками, а Гарик торговал джинсами на рынке. Как-то надо было жить в 90-е, нам некому было помогать, зато сейчас мы можем гордо сказать, что свой хлеб мы зарабатываем. 

– Расскажите о вашей детской танцевальной школе. 

Д.В.: У нас в танцевальной школе в Томске занимается 700 детей, и есть дети, которые занимаются бесплатно, – это дети-инвалиды и дети из детских домов. У нас есть в школе особая система – дети не просто приходят потанцевать и уходят домой. Мы проводим лекции, общаемся с детьми, стараемся им привить наши русские традиции, культуру, чтобы они чтили традиции, помнили историю. У нас в школе есть дневнички — одна оценка ставится за поведение, другая за тренировку.

Губернатор Томской области два года назад пообещал построить нам большой спортивный зал, потому что сейчас мы тренируемся в ангаре, платим большую аренду. Когда мы прославились на весь мир, о Томске стали больше знать, ну и губернатор пообещал построить нам спорткомплекс. Прошло два года, и строительство подходит к финалу. 

Это вообще уникальный случай, я не знаю ни в России, ни на Западе, чтобы у танцевального коллектива был свой спорткомплекс. Мы же не федерация, мы не относимся к олимпийскому виду спорта, и у нас нет каких-то прав, мы просто бродячие артисты. И там мы уже примем не 700 детей, а 1500, и для региона это будет большой плюс, потому что больше молодежи вовлечется в спорт. Я считаю, что танец это уже переросло, наверное, это уже больше спорт. В нашей программе и физические нагрузки – детей заставляем отжиматься и подтягиваться, в этом плане стараемся нагружать полностью. 

– Владимир, вы участник нового поколения. Как вы пришли в «ЮДИ»? Раньше занимались спортом или танцами? 

В.Л.: Нет, вообще не занимался ничем. В подростковом возрасте, лет в четырнадцать, меня мама взяла за руку, сказала: «Сына, хорош фигней страдать, пойдем чем-то заниматься», - и привела меня в школу танцев «ЮДИ». Я нехотя ходил туда, сопротивлялся. И со временем как то втянулся, увлекся и спустя пару лет начал выступать на сцене на отчетных концертах, которые у нас проходят каждый год.

Потом ко мне подошел старший и сказал: «Вовчик, ну ты красавчик, молодец, мы тебя заметили, давай попробуем». Так меня запихнули в команду «ЮДИ-джуниор», где нас было пятеро, начали потихоньку выступать, ставить номера и со временем доросли до основного состава «ЮДИ». 

Д. В.: Ну их мечта осуществилась, можно сказать. 

В.Л.: Да, мы мечтали, что когда-нибудь в будущем было бы круто с пацанами выступить. А сейчас все это есть. Ты катаешься с ними по всему миру, видишь разные страны, знакомишься с новыми людьми – это все очень круто! Мы все благодарны нашим старшим «ЮДИ» и нашим родителям за то, что они записали нас в эту школу, заставляли нас ходить, хоть и ругали, но мы все им благодарны. 

– До вас кто-то делал аналогичные световые шоу? 

Д.В.: Да, конечно. Идею мы взяли у Майкла Джексона, где у него в темноте скелеты танцевали, давно-давно, в далеких 80-х. В питерском театре теней тоже давно когда-то танцевали в темноте. Ну, у них это был больше театр. Поэтому у нас ничего нового нет, мы просто внесли свое. Мы внесли туда философию и  всегда выбираем музыку из каких-то саундтреков, из компьютерных игр, чтобы была сюжетная линия. В нашем сюжете присутствует борьба добра и зла, и мы вставили туда еще красного персонажа. Но потом мы увидели, что есть в Америке такие же коллективы, где тоже танцуют в темноте и у них тоже есть красный. Были такие моменты, когда нам говорили, что мы взяли у них эту идею. На самом деле, если посмотреть наши старые записи, можно увидеть, что «красного» мы ввели в 2009-м, тогда еще не было никаких американцев. Американцы ставят это шоу в другой интерпретации, там играет драм-энд-бейс, какая-то тяжелая музыка, они танцуют, летают на скейтах. У них абстракция,  нет никакой философии — это развлекательное шоу. У нас же это философия, превозмогание, борьба внутри себя. Мы закладываем в свое шоу смысл, поэтому мы отличаемся от других.

Сейчас эта тенденция сильно развивается, сейчас это ноу-хау. Появляются светодиодные костюмы, где много лампочек, которые выключаются, включаются, горят по-разному, это тоже один из жанров. 

– Сколько нужно времени для того, чтобы придумать номер? 

Д.В.: Некоторые номера рождаются в течение двух-трех недель, некоторые можно за один день придумать, и он может выстрелить. Но бывает, что сделаешь номер, раскадровку, потом начинаешь ставить, сняли его на видео и видим, что что-то не то, слабо, и начинаем переделывать. В Лондоне мы придумали с зонтиками выбегать, или колеса, или звезды, например. Это в процессе все рождается, потихонечку мысли приходят. 

– Насколько это финансово затратно? 

Д.В.: Ну, тратимся в основном на костюмы. Вообще деньги тратятся немаленькие в нынешнее время, когда тебе нужно купить музыкальные колонки или лампы, или реквизит поломался – нужно отремонтировать, или мы перевозим весь реквизит в чехлах – они рвутся через два-три месяца, надо новые шить уже. Ну такие затраты идут. Мы платим аренду зала. 

– Не боитесь конкуренции

Д.В.: А она, наоборот, полезна. Конкуренция – это мотиватор. Ты не сидишь на месте, ты не затекаешь, не становишься аморфным, конкуренция заставляет двигаться придумывать что-то новое. Здоровая конкуренция – это хорошо, это полезно для любого коллектива. Я считаю, что у нас есть своя уникальность, своя харизма, свой образ, я не думаю, что появятся именно такие, как мы. А если все же появятся – дай бог, пусть больше молодежи в России будет занято творчеством и пусть они прославляют нашу страну, ездят по миру. Это только плюс. 

– Какие планы на будущее? 

Д.В.: Ну, у нас скоро начнется тур по России, в Казань тоже приедем скоро, потом в 2018 году у нас намечается за границей контракт, сейчас подписываем договор. Ну и плюс «Минута славы» в Италии, ждем, когда дадут команду ставить номера на финал и полуфинал.