История Большой Красной улицы: раскаяние Николая II за трагедию на Ходынском поле, Поганое озеро и квартира профессора-педофила

Большая Красная – одна из самых старинных улиц Казани. Среди известных исторических зданий – дом общины Красного Креста, Бактериологический институт, «дом дворянства». Об истории возникновения улицы и ее известных домах ИА «Татар-информ» рассказал исследователь Казани Алексей Клочков.

От Большой Казанской до улицы Молотова 

Название улицы не связано с Октябрьской революцией, как, например, улицы Краснооктябрьская или Красной Позиции. Большая Красная улица возникла после объединения Большой Казанской и Красной улиц.  

Изначально Большая Казанская улица (получила название по Казанскому Богородицкому монастырю) занимала лишь небольшой участок между кремлем и самим монастырем. В этом районе жили зажиточные казанцы, среди них – Засекины, Булгаковы и Кудрявцевы. 

Улица Красная (ранее – Варваринская) появилась в середине XIX века. Она  простиралась от Театральной площади (ныне – Свободы) до Родионовского института благородных девиц (ныне – Суворовского училища). По словам исследователя Алексея Клочкова, Красная улица получила такое название по роду занятий ее жителей – галантерейщиков, то есть продавцов «красного» товара. За площадью Свободы улица начала застраиваться во второй половине XIX века. В этом районе жила интеллигенция – в основном семьи медиков и юристов.

В советские годы улицы, тянущиеся от Пятницкой церкви до Суворовского училища, объединили. В 1927 году улица уже получила свое современное название – Большая Красная. В 1950-е годы ее переименовали в честь председателя Совета народных комиссаров СССР Вячеслава Молотова, но уже в 1956 году вернули прежнее название. 

В древности в начале Большой Красной улицы, у Пятницкой церкви, находилось Нижнее Поганое озеро. В центральной части Казани, от кремля до Казанки, проходила цепочка небольших озер, соединенных между собой. Так, на месте Ленинского сада было озеро Белое, сразу же после Черного озера – Банное, просуществовавшее вплоть до 1840-х годов. Еще ниже к кремлю располагались два Поганых озера – Нижнее и Верхнее. Их названия были вполне объяснимы: чем ниже в системе находилось озеро, тем оно было грязнее. 

Большая Красная улица начинается у подножья Казанского кремля, где стоит белокаменный храм Параскевы Пятницы. Про историю этого храма мы писали ранее

Найденный дом Никиты Кудрявцева 

В 1722 году Петр I приплыл в Казань со своей флотилией. Здесь он осмотрел мануфактуры, посетил крепость и по Казанской улице поднялся к Богородицкому монастырю. Он хотел не только поклониться иконе, но и проведать одного из своих ближайших соратников – Никиту Кудрявцева.

Дом Никиты Кудрявцева находился перед стенами Богородицкого монастыря. Его местоположение было вычислено известным архитектором Сергеем Саначиным.  Как рассказал Алексей Клочков, усадьба Кудрявцева простиралась до кремля, а углом выходила на улицу Миславского.

Никита Алферович Кудрявцев был первым вице-губернатором Казанской губернии, в 1727 году его на этом посту сменил сын Нефед. В 1774 году, когда Богородицкий монастырь подвергся «пугачевскому» разгрому, столетний старик Нефед Кудрявцев в числе многих спрятался в монастыре, где был зарублен саблями. 

Воссоздание утраченных зданий

Напротив Богородицкого монастыря, по правую сторону от дороги, расположен дом (Большая Красная, 10) городского главы Платона Суханова, внука известного миссионера Кирилла Суханова. Платон Степанович был крупным чаеторговцем, а в 1815–1817 годах городским главой. Будучи на этом посту, он «поднял» Пятницкую церковь после разрушительного пожара 1815 года.

После смерти Платона Суханова дом перешел к его родственникам по линии дочери – купцам Мурзаевым. Борис Мурзаев продал дом монастырю. В 2005 году дом снесли, но спустя десятилетие восстановили.

Та же участь ждала и дома под номерами 4, 6 и 8. В «восьмушке» жила мещанка Малиновская, которая в 1892 году тоже продала дом монастырю. В ранние советские годы в доме № 4 (или, как его называли ранее, Большом профессорском доме) жила семья Михаила Тушнова.

Тушнов преподавал микробиологию в Казанском ветеринарном институте, был членом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина. Его дочь Вероника Тушнова  – известная советская поэтесса. На ее стихи были написаны популярные песни: «Не отрекаются любя», «А знаешь, всё ещё будет!..». Тушнова жила на Большой Красной улице вплоть до 1931 года.

По словам Алексея Клочкова, все три дома будут восстановлены. Их займут гостиницы.

Дом барона Депрейса

Интересна история здания № 15/9 – угловой особняк с кованым балкончиком, декорированный красивым лепным орнаментом. Сейчас в этом доме находится Государственная жилищная инспекция Республики Татарстан.

Этот дом построил в 1815 году видный казанский общественный деятель, губернский предводитель дворянства и крупный конезаводчик Николай Депрейс. Он известен тем, что участвовал в Отечественной войне 1812 года. Семья Депрейсов была в близких родственных отношениях с Толстыми, Тургеневыми, Аксаковыми. Например, Лев Толстой хорошо знал племянницу Депрейсов Зинаиду Модестовну Молоствову. Он встречался с ней не только в институте, но и на балах. 

Дальнейшая история этого дома связана с открытием в 1852 году в Казани женского училища. Дом был перестроен на средства купца Черкасова. С 1874 по 1914 год начальницей училища была Анастасия Стройкова.

Позднее, в начале XX века, этот дом далее обрел нового хозяина – инженера путей сообщения Сергея Лихачева, брата известного коллекционера Андрея Лихачева. В 1920-е годы в этом доме жил Василий Егерев – архитектор, строитель и краевед.

Соседняя «сталинка» (Большая Красная, 17)  была построена для работников высшего звена начальствующего состава МВД Татарской республики. В этом доме жил генерал-лейтенант  Салих Япеев, в 1954–1978 годах министр внутренних дел ТАССР. 

Дом общины Красного Креста

История дома № 51 известна с середины XIX века. Артисты театральной труппы под руководством Стрелкова снимали в этом доме квартиру. В 1842 году всю центральную часть города охватил пожар, в котором сгорел и театр. В одном из помещений дома труппа Стрелкова поставила первую постановку гоголевского «Ревизора».

По словам Алексея Клочкова, есть документальные свидетельства того, что Лев Николаевич Толстой, который в это время был в Казани, со своей сестрой Марией присутствовал на этом спектакле.

Сейчас в этом доме находится родильный дом.

Дом дворянства – обком КПСС – консерватория Жиганова

Дом (Большая Красная, 38) был построен для дворян в 1914 году по проекту архитектора Олешкевича. Здание было оснащено по последнему слову техники. Среди известных квартировладельцев «дома дворянства» был писатель и ученый-биолог Константин Мережковский (брат поэта и писателя Дмитрия Мережковского). В 1902–1914 годах он был хранителем зоологического музея Казанского университета и там же профессором.

Вершиной его карьеры была должность ординарного профессора по кафедре ботаники Казанского университета. А «прославился» Мережковский в 1914 году, когда в началось следствие по уголовному делу о растлении малолетних.

Вот что пишет критик литературовед Михаил Золотоносов об ученом в книге «Братья Мережковские: Роман для специалистов», называя его «садистом-педофилом»:

«В 1905 году «абсолютный  мещанин», пятидесятилетний эротоман К.С. Мережковский обзавелся воспитанницей, шестилетней Калерией Коршуновой. Подарок себе к пятидесятилетию. В течение восьми лет он заставлял ее выполнять свои сексуальные фантазии (о которых мы можем только  догадываться)».   

Казанский период жизни Мережковского закончился весной 1914 года – он переехал в Санкт-Петербург, где и началось следствие по уголовному делу о растлении малолетних.

В советское время в уже бывшем «доме дворянства» работал Татарский обком КПСС, а в 1962 году разместилась Казанская государственная консерватория им. Н. Г. Жиганова.

 

Бактериологический институт, или раскаяние Николая II за трагедию на Ходынском поле

Здание Бактериологического института (ныне – Казанский НИИ эпидемиологии и микробиологии) было построено в 1900 году по проекту архитектора Хрщоновича, рассказала экскурсовод и историк Ирина Гузельбаева.

Известно, что здание было заложено в первую годовщину коронации Николая II, в 1897 году. Именно российский император распорядился выделить средства на строительство этого института.

В то время в Поволжье разразилась эпидемия дифтерии. Профессор Казанского университета, эпидемиолог Николай Высоцкий отправился к немецким и французским коллегам, чтобы принять их опыт по борьбе с болезнями. Вернувшись из поездки, он попытался организовать бактериологическую лабораторию, но ведомства не оказали ему поддержку, была создана только дифтерийная комиссия. Высоцкий отправился в Санкт-Петербург, чтобы добиться аудиенции у самого Николая II. Император распорядился выделить 25 тысяч рублей на строительство в Казани Бактериологического института. Согласно архивным материалам самого института, Николай II считал, что строительство этого учреждения – это своего рода раскаяние за трагедию на Ходынском поле во время его коронации, когда при раздаче царских гостинцев погибло большое количество человек. На выставке кафедры истории и философии Казанского архитектурно-строительного университета хранится кружка с Ходынского поля.

Николай Высоцкий стал первым директором нового института. Кстати, Николай Федорович был отцом Молоствовой Зинаиды Николаевны – после замужества Ушковой. (В Доме Ушковой сейчас находится Национальная библиотека РТ.)   

Дом основателя российской электрокардиографии и первый детский сад 

Большая Красная, 60/35 – дом Аристова, крупного казанского помещика. В 1910- 1924 годах в доме жил физиолог и профессор Казанского университета Александр Самойлов. Самойлов записал первую в России электрокардиограмму. Россия стала второй страной после Голландии, где в качестве метода диагностики стала использоваться электрокардиография.  

В 1913 году дочь Александра Филипповича Анна организовала в доме один из первых в городе детских садов, который существует до сих пор.