«Снять нижнее белье и мы можем, а вот сыграть так, чтобы слеза пошла…»: интервью с актером Малого театра Виктором Низовым

Роль физрука из сериала «Простые истины», проекты на «Первом канале», любовь к татарской кухне и морю, футбольные матчи и звание лучшего вратаря — обо всем этом «Татар-информ» рассказал актер театра и кино Виктор Низовой.

Виктор Алексеевич, как часто вы приезжали в Казань с гастролями? В этом году вы привезли к нам спектакль «Не все коту масленица», расскажите, что он значит для вас и как меняется с течением времени? 

Я приезжаю в Казань примерно шестой раз, мы часто здесь бываем с театром.

Про спектакль, автор Островский, что уж говорить, пьеса сама по себе очень компактная и действия там развиваются очень быстро. И спектакль с каждым годом растет и развивается, как я и мои замечательные партнеры. 

Одно дело, когда зрители смотрят премьерный показ, но потом они приходят спустя один-два года, потому что это уже будет совершенно другой спектакль, потому что актеры чувствуют себя свободнее на сцене, используют импровизацию, паузы, и я считаю, что мы развиваемся в правильную сторону. 

К тому же, мы должны были привезти вместо «Не все коту масленица» другой спектакль, потому что его уже играли в театре Камала на прошлых гастролях, но, несмотря на это, все билеты раскупили.

Какие еще спектакли в вашей карьере вы бы отметили? 

Конечно же, «Ревизор» Гоголя, потому что, когда я получил роль городничего в этой постановке, наш артист замечательный, народный артист России Анатолий Михайлович Торопов, которого к сожалению не стало этим летом, позвонил и сказал: «Витя, ты получил роль на всю жизнь. Поздравляю!». Мне вот 45 лет скоро будет, а получил я ее в 39, и в этой роли еще расти и расти. Каждый раз в ней открывается что-то новое, потому что в этом и есть гений Гоголя. 

Безусловно, отмечу роль Василькова в спектакле «Бешеные деньги», ну и «Горе от ума» — это предел мечтаний каждого актера. В том году мы выпустили «Тартюф», и сейчас спектакль набирает силу. Каждые спектакли для меня по-своему дороги.

 

Вы ведь до сих пор являетесь вратарем футбольной команды Малого театра? Вас даже на турнире Ermolova cup-2018 признали лучшим вратарем, это правда? 

В прошлом году получил, в этом ничего не получил, потому что, к сожалению, мы не тренируемся. У меня осталось только что-то по старым навыкам. В свою очередь другие театры много тренируются, например, Ермоловский проводит тренировки один-два раза в неделю. 

Мы-то уже ветераны, если можно так сказать, поэтому если только позовут играть в турнире, то удается для себя побегать. Вратарю, конечно, проще, но после трех матчей по 20 минут затрачивается много энергии и все болит на следующий день с непривычки. Мы матчи все проиграли, но все, что смогли сделали, поэтому «не все коту масленица».  

А как бы вы сравнили футбол и актерскую работу? 

К примеру, у нас артисты — там футболисты, у нас режиссер — там тренер, у нас спектакль — там матч, у нас зрители — там болельщики, у них перерыв – у нас антракт, у них гол — у нас момент, когда сцена подходит к кульминации и зритель готов аплодировать. Единственное – у нас зарплаты не такие, и мы после матча не едем на шикарную базу, где нам делают восстановительные процедуры. 

К тому же в театре, как и в футболе, режиссер перед спектаклем собирает всех актеров и дает установку, как тренер настраивает игроков на матч. А также партнерство, команда и взаимодействие друг с другом, так что параллель со спортом самая прямая. Единственное, хотелось бы добавить еще от футбола в театр, чтобы актера, если он плохо играет, можно было заменить во втором акте. 

Я читал, что вы поклонник «Ак Барса», так ли это на самом деле? Посещаете ли игры? 

Я когда был маленький, то болел за футбольную команду днепропетровский «Днепр». Но потом союз распался, и команда отошла к Украине.

Интерес к «Ак Барсу» появился, когда я еще смотрел по телевизору, как блистала ваша пятерка – Зарипов, Никулин, Морозов, Прошкин и Зиновьев.

Я помню, ездил даже в Ярославль на матч и фанаты «Ак Барса», с которыми мы там познакомились, помогли мне купить билеты.

Еще ребята, казанские болельщики, подарили мне на день рождения, когда он пришелся на гастроли в Казани, свитер «Ак Барса» с моим годом рождения и фамилией. Я вот успел сходить на второй период с «Магниткой», не мог пропустить, актер Камаловского театра, мой друг Ильдус Абдрахманов купил билеты. Там была теплая атмосфера, никакого мата нет, уютная «Татнефть Арена» и у всех хорошее настроение, мне очень понравилось. 

Какие у вас еще ассоциации с Татарстаном, кроме хоккея? 

Для меня — это театр Камала, Кул-Шариф, Кремль, Волга, а кухня — это святых выноси! Особенно вкуснющий зур бэлэш. Также для меня Татарстан – это осень, ведь очень часто мы на гастроли приезжаем в это время и в мой день рождения.

Я помню, здесь был 200-й спектакль «Бешеные деньги» и у меня в этот день были именины. Здесь еще тогда была наша народная артистка СССР Элина Авраамовна Быстрицкая, которой уже тоже нет с нами, в конце спектакля она вышла на сцену и, указывая на меня, сказала: «Сегодня у этого артиста день рождения, и давайте мы сейчас с ним споем». 

Вы сыграли физрука в сериале «Простые истины», и Толика Щепкина в «Возвращении Мухтара». По какой роли в кино вас чаще узнают?

По «Мухтару» и даже «Простые истины» вспоминают, хотя это была моя первая работа 20 лет назад — «Вы же еще физрука играли, я помню, мы же выросли на этом сериале!» И такая реакция мне безумно приятна. Также по полнометражному фильму «Прорыв», где мы снимались и познакомились с Ильдусом Абрахмановым. 

На данный момент я задействован в кинопроекте «Дипломат» на «Первом канале», потом меня позвали в сериал на СТС «Ивановы-Ивановы», где у меня небольшая роль, и скоро должен запуститься полнометражный фильм, с которым, я надеюсь, все получится. 

Сейчас, конечно, театр забирает много времени, бывает и по 20 спектаклей в месяц играем. Но кино тоже нужно, поэтому приходится искать золотую середину.

 

– Вы были во многих странах мира, а часто ли вам сейчас удается путешествовать? 

Мы всей семьей — я, моя жена и наши сыновья, им почти три года, они двойняшки, — очень любим море. У меня корни с Украины, у меня там два дома недалеко от моря в Херсонской области, у супруги в Керчи квартира, так что мы морские души. Зимой когда, пару недель отпуска есть, мы едем в теплые страны. 

Ездить, конечно, хочется на гастроли, и мы планировали как-нибудь взять с собой одного сына, а второго оставить с бабушкой. Мы недавно так ездили с одним ребенком в Австрию на выставку Брейгеля.

Какие у вас сейчас новые проекты в театре? 

Сейчас пока пауза, у меня много ролей в текущем репертуаре, и я счастлив, потому что работа есть. Много времени уходит на преподавание, я преподаю мастерство актера в Щепкинском театральном училище на курсе Юрия Мефодьевича Соломина. Ничего нового я пока не репетирую, но если роль появится, то буду работать с удовольствием. 

Что вы думаете об экспериментах в театре, ходили смотреть постановки в другие театры? 

Мне нравится СТИ — театр Сергея Женовача, а так я редко хожу в театр, потому что боюсь зря потерять время. В основном, как только появляются свободные часы, я гуляю с детьми или футбол смотрю. 

Если брать эксперименты, то снять нижнее белье и мы можем, а вот сыграть так, чтобы слеза пошла, нужно умение. Островский же не писал, что Ахов раздевается и заваливает Агничку, а писал так, чтобы слезка проступила. 

Когда есть красивые декорации, костюмы и зритель встает и говорит «Спасибо вам» за «Ревизора», «Горе от ума» или «Волки и овцы», тут эксперименты ни к чему. Футболисты же, например, не раздеваются и не экспериментируют, не играют в треугольный мяч, а как били штрафные, так и бьют. Если ты вышел на поле или на сцену, там надо быть пахарем, как, например, гений Роналду. 

Вы до сих пор преподаете дисциплину «Мастерство актера»? Сколько студентов набрали в этом году? 

В этом году мы набрали 36 человек, но, к сожалению, из Татарстана никого нет. Ребята занимаются полмесяца, мы преподаем вместе с моей женой Ольгой Жевакиной и сейчас проверяем их. Как говорит наш учитель Юрий Мефодьевич Соломин: «Вскрытие покажет».

 

Они будут играть спектакли только через два года, но мысли уже есть, ведь в этом году исполнилось 90-лет со дня рождения Василия Шукшина и будет 45 лет со дня его смерти. И хотелось бы объединить и поставить 3-4 его рассказа, потому что материал потрясающий, но все это пока в перспективе.