Шамиль Хаматов: «Пока я могу, я развиваюсь во всех направлениях»

Уроженец Казани Шамиль Хаматов, известный как артист театра «Современник» и киноактер, рассказал о премьере психологического триллера Полины Ольденбург «Корпорация Ad Libitum», а также своем новом профессиональном увлечении – режиссуре и возможном возвращении в родной город в новом амплуа.

Так что же это такое – «Корпорация Ad Libitum»?

Могу сказать, что это очень интересная история. Наш фильм — размышление на тему того, а что, если было бы возможно купить чувство любви? А самое главное, к чему эта сделка может привести. Фильм дает зрителю пищу для размышлений, повод погрузиться и покопаться в самом себе.

Вы играете роль журналиста, готового на все ради того, чтобы разоблачить негодяев из верхних слоев общества. Профессия от вашей весьма далекая. Как вживались в роль?

Так как Полина в свое время очень много занималась журналистикой, ее опыт был для меня очень полезен. Она подсказывала и направляла меня. Также у меня был друг Сергей Кушнерев, который начинал как журналист и позже перешел на телевидение, работал над программой «Жди меня» и разрабатывал свои проекты. Наша дружба также повлияла на мою актерскую игру.

Он много рассказывал о том, что происходило в сфере журналистики в 90-е годы, о деятельности Владислава Листьева, о взаимоотношениях разных людей, которые к сегодняшнему дню являются главными редакторами или заведующими телеканалами. От него я узнал о тернистом пути журналиста того времени, о его силе воли и духа, его смелости и самоотверженности. Именно таким я видел образ своего героя.

Где произошло ваше знакомство с режиссером фильма Полиной Ольденбург?

Наше знакомство произошло в одной компании. При встрече я узнал, что Полина тоже из Казани. Мы пожали друг другу руки и какое-то время не виделись. Позже вышло так, что мы дружили одной большой компанией, в которую я влился. И через какое-то время она предложила принять участие в этой картине.

То есть на главную роль кастинга не было?

Нет, кастинга не было.

В одном из интервью вы говорили, что с некоторым недоверием относитесь к молодым режиссерам. Полина Ольденбург – дебютант. Были ли опасения на этот счет?

К началу съемок Полину я знал очень хорошо и доверял ей абсолютно. Мы много говорили с ней о роли, о картине в целом, у нас было достаточно времени, чтобы почувствовать друг друга в плане работы. Возможно поэтому предубеждений лично у меня никаких не было.

Другое дело, когда ты видишь режиссера-дебютанта впервые. В таком случае предрассудки имеют место быть. Тем не менее, сама работа расставляет всех и все на свои места. Например, работая с Айдаром Заббаровым, я понимал, что ему я могу довериться и сделаю все, что тот попросит, несмотря на то, что он гораздо моложе меня.

Как обстоят дела в «Современнике»?

Прекрасно. Хотя, не могу не признать, что стало сложнее выступать на малой сцене. В театре происходит обмен энергией, которую ты вначале отдал в зал, а затем получил обратно. А тут энергия, которую ты даешь, просто исчезает, растворяется в стенах. Непросто играть перед залом, заполненным лишь на 25 процентов. Приходится работать в 10 раз напористее, яростнее, чтобы донести до зрителя то, что хочется.

На основной сцене так же?

На большой сцене никого не видно, потому легче. Аплодируют в финале, и ладно.

В вас проявилась большая любовь к режиссуре, верно?

Да, я делал хореографический номер по поэме Пушкина «Руслан и Людмила» «Сказка на ночь», работу «Буковски» по произведениям Чарльза Буковски. Правда после ухода Галины Борисовны последняя так и осталась незавершенной.

Сейчас я разрабатываю моноспектакль с нашим актером Владиславом Ветровым. Возможно, к работе подключится Айдар Заббаров. Очень надеюсь, что получится что-то интересное.

А так, в планах много идей, но пока все в разработке говорить об этом не могу, так как есть определенные договоренности.

Что собой будет представлять ваш моноспектакль?

Некая смесь стендапа с драмой и циничной иронией на тему страха жизни. Человек будет рассказывать о том, как он боится жить и какие события повлияли на развитие этой фобии.

Премьера состоится в «Современнике»?

Пока не знаю. Мы не общались на эту тему с руководством театра, равно как и не думали по поводу других площадок.

В «Современнике» стартовал проект «Поиск». Вы в нем задействованы?

Да. Мы пытаемся делать интересные проекты в театре. Например, сейчас планируется премьера спектакля «Живой» по песням Виктора Цоя. К этому событию мы с группой товарищей хотим сделать огромную выставку, на которой будут представлены фото, кино и инсталляции, которыми займутся художники – студенты ГИТИСа. Предполагаем большую экспозицию, так как тема плодотворная и хотелось бы дать возможность взглянуть на нее с разных ракурсов. Выставка будет реализована в рамках этого проекта.

Артист театра, актер кино и режиссер. И все же: что вам ближе?

Пока я могу, я развиваюсь во всех направлениях. Цепляюсь за все, потому что, как бы это банально ни звучало, жизнь коротка. Хочется попробовать себя во всем, успеть сделать много интересного.

Сейчас я больше тяготею к режиссуре, потому что это то, что возбуждает и подогревает мой интерес. Но и от актерских работ я не отказываюсь. При условии, если они мне интересны.

В каких спектаклях «Современника» вы заняты?

На данный момент я задействован в двух спектаклях на большой сцене: «Три товарища» и «Три сестры». На другой сцене «Загадочное ночное убийство собаки» и «Соловьев и Ларионов» по роману Евгения Водолазкина.

Планируете представить что-то в Казани?

Мы с Айдаром говорили на эту тему, но ни к чему конкретному пока не пришли. У нас есть несколько задумок, которые мы хотим реализовать в Москве, и, возможно, весной мы приедем в Казань, более тщательно со всем ознакомимся и что-нибудь придумаем.

На ваш взгляд, что должно быть в спектакле, чтобы он зацепил зрителя?

По моему субъективному мнению, должна быть история, тема спектакля. А еще важно сделать так, чтобы спектакль был живым. Это три составляющие, которые из любого материала могут сделать современную постановку. Ведь современный театр – это живой театр, настоящий, отвечающий злобе дня.