«Клону» — 20: журналист ИА «Татар-информ» пообщалась с актерами бразильского сериала

Выходу в эфир бразильского сериала «Клон» на Первом канале в этом году исполняется 20 лет. Несмотря на это, до сих пор открываются все новые подробности и интересные факты о любимом сериале. Актеры «Клона» ответили на вопросы корреспондента ИА «Татар-информ».

Народ готов заплатить, чтобы пересмотреть «надоевший» сериал

Стоит ли говорить, какую популярность снискал сериал «Клон»?! В начале 2000-х телевизор уже был в каждой семье, а сериалы стали неотъемлемой частью нашей жизни. 

«Клон» — сериал, который въелся в мозг зрителей. «Сколько можно пересматривать один и тот же сериал?» — говорят многие. А вот бразильский телеканал Viva в честь юбилея сериала недавно перезапустил «Клон» в эфир. После этого СМИ писали, что платный показ канала взлетел на первое место рейтинга. Значит, народ готов заплатить за повторный просмотр «надоевшего» сериала. 

В съемках теленовеллы участвовало огромное количество людей, нежели актеры, это именно они сделали его таким эффектным. При упоминании названия сериала первым делом мы вспоминаем восточные танцы и, конечно, неповторимые мелодии, музыку! Случайным образом я натолкнулась в Инстаграме на аккаунт арабского исполнителя, популярного в Бразилии, – Тони Мозаика. Согласитесь, все, кто смотрел сериал в юном возрасте, выросли на его песнях и танцевали под его мелодии. Я связалась с музыкантом в социальной сети, а потом мы пообщались с ним по электронной почте. 

Тони Мозаик: «Когда мои песни зазвучали в «Клоне», народ сразу раскупил 500 тысяч компакт-дисков»

— Тони, расскажите о себе, пожалуйста. Как живется арабу в Бразилии?

— Я родился в сирийском городе Алеппо. В 1970 году мы с семьей решили перебраться в Бразилию. У отца и брата очень красивые голоса. Считаю, что мне голос дан от природы. Мне было 11 лет, когда один араб, живущий в Бразилии, взял меня на свой концерт. В его хоре я играл на музыкальном инструменте, который называется тамбурин. Именно тогда музыканты открыли во мне талант исполнителя. Уже в 14 лет я собрал свою группу и стал выступать. 

Я могу играть на арабском барабане Derbake, пальчиковых тарелках snuj, арабском, курдском барабане daff, бубне dehola. Мой единственный учитель начал обучать меня вокалу в возрасте 15 лет и в течение пяти лет ставил мне голос. Моя семья придерживается католичества.

— Бразилия и арабские песни — это две совершенно разные культуры. Как бразильцы относятся к восточной культуре, как воспринимают ваши песни?

— Бразильская музыка по своей ритмике очень энергична, например как самба, и она чем-то напоминает арабскую музыку. А еще в Бразилии очень много арабов. За последние 40 лет восточные танцы распространились по всей Латинской Америке. В целом бразильцы быстро привыкают к другим культурам и перенимают их. 

Я не говорю на английском, но хорошо знаю арабский, португальский, испанский языки. Выступал в Италии, Панаме, Майами, Португалии, Испании, Африке и во всей Южной Америке. 

— Ваше творчество в основном состоит из танцевальных композиций. Вы их сами пишете или работаете с авторами?

— Понравившуюся мне музыку я пою, пропуская через себя. Очень часто люди даже не узнают основных авторов. На данный момент у меня есть и мои авторские песни, работаю в двух направлениях. Хиты «Клона» — это композиции «El Hob Nadami», «Azez alaya», «Laguetek» и другие. 

— Зрители быстро полюбили и запомнили ваши песни. Наверное, это большое счастье и огромное везение, когда песни звучат на канале Globo?

— Работать на национальном телевидении Globo, который на тот момент имел самую большую аудиторию в Бразилии, и быть причастным к самому популярному в мире сериалу — для меня это было большой мечтой. Я и до этого записывал свои песни и в какой-то степени был популярен как арабский певец и музыкант. Я был в Лас-Вегасе, когда мне позвонила бразильская танцовщица Клаудия Ченчи. Она учила актеров «Клона» танцевать. Она предупредила, что создателей сериала заинтересовали мои композиции. Потом между мной и компанией Globo был заключен контракт на 30 песен. Когда мои песни зазвучали в «Клоне», народ сразу раскупил 500 тысяч компакт-дисков. 

«Увидел себя на телеэкранах только спустя 20 лет»

— Как сериал «Клон» повлиял на ваше творчество?

— До выхода «Клона» меня узнавали в Бразилии, после выхода сериала обо мне узнала вся Бразилия и страны, в которых сериал показывался. До «Клона» я больше работал на свадьбах для арабской аудитории. После показа сериала я организовал танцевальные шоу, популяризировал музыку восточных танцев. С композитором Маркусом Вианой — он написал музыку специально для «Клона» — мы записали специальную версию композиции «Azez alaya», взяли вариант моего исполнения и сделали новую обработку. 

— В сериале не только звучат ваши песни, но и играете вы сами. Помните моменты съемок?

— С момента выхода сериала прошло уже 20 лет. С тех пор многое переменилось, некоторые актеры больше не играют, кто-то уже умер. Конечно, я со многими поддерживал связь, потому что мы вместе делали этот сериал. Студия, в которой снимался «Клон», была чудесной, мы будто находились в другом городе. Поначалу в течение 40 дней съемки проходили в Марокко, потом команда Globo создала макет городка Фес в студии. Дома, стены, улицы — всё было создано их руками. 

Сейчас на канале Viva идет повтор «Клона». Увидел себя на телеэкранах только спустя 20 лет, потому что во время первого выхода сериала я был занят записью песен, организацией шоу, бизнесом. Мы продавали мои диски, ставили танцы, создавали арабские записи… Мне было не до просмотра сериала. 

— Тони, как ваше творчество и как вы относитесь к религиям?

— Сейчас у меня есть новые проекты. Продолжаю записывать новый материал. У меня есть 78 коллекций компакт-дисков. Из-за эпидемии пришлось отложить выход четырех дисков. В течение года я выступаю с концертами в Бразилии и по всему миру. Мечтаю создать шоу-программу в России. Верю, что все религии едины, мы все дети одного Бога. 

Лусиано Шафир: «После теракта возникло негативное отношение к мусульманам, но «Клон» поставил точку негативу»

Помните черноволосого и бородатого высокого красавца Зейна в сериале? Несмотря на то что это был второстепенный персонаж, он многим запал в душу. С Лусиано Шафиром мы общались через приложение WhatsApp. Нет, звездная болезнь абсолютно не коснулась его, наоборот, узнав, что я татарская журналистка из России, он с радостью ответил на все мои вопросы, не забывая при этом обращаться ко мне по имени. Актер рассказал, что он играет в сериалах, фильмах и телевизионных шоу и сыграл более 15 ролей. 

— Лусиано, на протяжении сериала вы притягивали взгляды миллионов женщин. Как вы заполучили эту роль?

— Телеканал Globo проводил пробы на роль Зейна. На эту роль претендовали несколько актеров, в финал вышли я и еще один актер. К счастью, удача улыбнулась мне, и я тут же подписал контракт. Роль Зейна стала для меня самой запоминающейся. 

«Клон» показали более чем в 60 странах. Не знаю, как это случилось в России и других странах, но в Бразилии «Клон» показали немного позже, чем планировалось. Его премьера должна была состояться в сентябре 2001 года, но, как известно, в Нью-Йорке произошел теракт. Поэтому сериал вышел в эфир только 1 октября. После теракта возникло негативное отношение к мусульманам, но «Клон» поставил точку этому негативу.

Увидев нового героя сериала — Зейна, бразильские зрители захотели, чтобы Жади осталась с ним. Поэтому недовольных было немало. Все же внимание было обращено на второго главного героя — Мурилу Бенисиу (Лукас). Хоть я и сыграл роль второго плана, я работал над образом с удовольствием. Зрителям он понравился. 

— Зейн чем-то похож на вас?

— Да, как актер некоторые черты Зейна проникли в мою жизнь, так же и мои черты наложили отпечаток на образ Зейна. В молодости я был стеснительный. Играя в «Клоне», стал увереннее в себе, но я романтик по духу и всегда прислушиваюсь к мнению женщин. Я не такой, как Зейн, ведь он часто меняет женщин, но я всегда уважительно отношусь к прекрасному полу. Мы схожи в том, что оба умеем видеть женскую красоту. 

— В работе актера часто встречаются трудности. Что было тяжелее всего на съемках «Клона»?

— Веришь или нет, но труднее всего давались сцены с танцами, потому что, как я уже сказал, я довольно-таки стеснительный человек. На съемках почти всем актерам приходилось танцевать арабские танцы. Актерский и режиссерский состав сериала просто восхитительный. Ночной клуб «Нефертити» из сериала, кстати, был построен специально для съемок. Я считаю, что каждый актер должен хоть немножко волноваться, когда чувство волнения пропадает, можно уже уходить из профессии. 

— Что в арабском мире показалось вам непривычным, странным?

— Перед съемками я специально занимался у тренера. Он был духовно богатым человеком, научил меня танцевальным движениям, правильно кушать арабские блюда — в общем, чувствовать себя арабом. Единственное, что тронуло за душу, — это ограничение прав женщин, они сильно отличаются от прав мужчин. Я с этим не согласен. Женщины сильны, удивительны, умны, и у них должны быть права, так же как у мужчин. Я уважаю своего тренера, но я против дискриминации.

 

«Многие думают, что я араб»: о взглядах на религию и творчестве

— Лусиано, расскажите, пожалуйста, о себе…

— По национальности я еврей, мои прадеды переехали из Польши в Россию. Многие думают, что я араб, потому что у меня смуглая кожа. Я уважительно отношусь ко всем религиям, потому что вера всегда призывает человечество к доброте. Экстремисты в любых религиях создают опасность для общества. 

Знаю иврит, английский язык. Конечно, во время съемок я научился кое-каким арабским словам. Главное — это уважение к религиям. Буддизм, ислам, католичество, христианство, иудаизм — каждая религия по-своему уникальна. Считаю, что семья — самое большое счастье. 

Два года назад я разорвал контракт с компанией Globo. Для совершенствования в профессиональном плане посещал мастер-классы, частные уроки. Потом поработал на канале Record TV. Никогда не переставал играть в театре и кино. До пандемии я трижды в неделю был занят в театре. В свободное время записывал радиопередачу. 


— Лусиано, с какими мечтами вы живете?

— Кроме всего этого я еще пишу сценарии. Сейчас я готовлю комедийный сериал. Хочу, чтобы он прославился на весь мир, для этого его нужно перевести на английский язык. Хочу ездить по миру и представлять этот сериал. 

Фанаты из России до сих пор пишут мне, я никогда не бывал в этой стране, но хотел бы побывать. Благодарю российских фанатов. 

После пандемии мне предстоит сыграть в двух фильмах, на будущий год запланированы съемки в трех фильмах. Надеюсь вернуться на телеэкраны. Желаю здоровья вашей семье, и большой привет моим фанатам! – написал Лусиано Шафир напоследок. 


Андресса Кац: «Из-за жары выключались камеры, а обувь плавилась»

Еще одна актриса второго плана из сериала «Клон» — это Андресса Кац. Помните подруг Иветти, открывшей свой магазин? Мягкой и доброй Сонинье в сериале часто приходилось работать кассиром этого магазина. Мне посчастливилось услышать мягкий голос Андрессы Кац через аудиосообщения. 

— Когда я работала с главным режиссером сериала Жайме Монжардим, я была еще подростком. Актерская карьера началась в шестилетнем возрасте. В «Клоне» мы сыграли с Верой Фишер, ранее мы с ней снимались в сериале «Семейные узы». Жайме увидел меня там, и ему понравилась моя игра. В «Клоне» мы вновь встретились с Верой. Играть в этом сериале было бесподобно. 

Играя роль Сониньи, я как будто играла себя, наши характеры во многом похожи. Я рада, что в Бразилии снова показали «Клон», я ощущаю себя частью этого сериала. Мне посчастливилось поделиться своим опытом, используя техники театральной игры, так как я больше играю в спектаклях. 

Фото Скриншот из сериала

С коллегами по сериалу до сих пор дружим, площадка для съемок была просто превосходной. Поначалу сериал снимали в городах Уарзазат, Эрфуд, Марракеш, Аль-Джадид и Фес. Сорок дней под палящим солнцем снимали по десять сцен в день. Из-за жары камеры выключались, а обувь просто плавилась, поэтому команде пришлось закупить много кожаных сандалий — это была единственная обувь, выдерживающая жару.  

После съемок в Марокко макеты арабских городов были воссозданы в Бразилии. Дальнейшие съемки продолжались в Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу, — поделилась воспоминаниями актриса.


Анастасия, побывавшая в развалинах Марокко: «Это осуществление моей детской мечты!»

Интернет поистине творит чудеса. С Анастасией Шумихиной — организатором туров в Марокко мы случайно познакомились во Всемирной сети. Простая девушка настолько полюбила сериал «Клон», что, став взрослой, осуществила свою мечту детства. Сейчас она организовывает туры в Марокко — туда, где снимался сериал. Она рассказала мне, сколько времени ей потребовалось на осуществление ее заветной мечты. 

«Клон» — сериал, рассказывающий о марокканской жизни, истории большой любви и взаимосвязи религий. Я начала смотреть его в девять лет. С детства мечтала покрыться платком, носить золотые украшения и танцевать под восточную музыку. Может быть, любовь к исламу возникла потому, что я жила рядом с мечетью. Я специально выходила во двор, чтобы слушать азан, и даже несколько раз общалась с муллой. 

Когда по телевизору начался показ сериала «Клон», я будто окаменела. Всё, о чем я мечтаю, воплотилось в жизнь в одном сериале! Я стала мечтать о жизни в Марокко, о том, как буду ходить по улицам Медины, вкушая их сладости. Меня поразили восточные танцы, услышав музыку, я тут же начинала танцевать. Родители смотрели на мои домашние выступления и аплодировали. 

…И вот уже четыре года я организовываю туры для девушек — открываю им Марокко и места съемок «Клона». В первый раз, когда я увидела развалины города, у меня появились слезы на глазах. Знаете, это осуществление мечты, которую я тысячи раз прокручивала в своей голове, даже не смея надеяться на ее воплощение в жизнь! Здесь ничего не изменилось, кажется, сериал снимали еще вчера. Развалины XI века расположены в городке Айт-Бен-Хадду и находятся под охраной ЮНЕСКО. Здесь никто не живет. Все развалины построены из красно-коричневой глины. 

В Марокко я приезжаю каждый год и очень радуюсь, когда девушки плачут от счастья, оказавшись здесь. Детские мечты должны осуществляться! Из Марокко я приезжаю наполненной и одухотворенной. 

---

Конечно, я связалась и с другими актерами сериала. Но из-за плотного графика съемок у них не было времени прочитать мое письмо и ответить. 

Сериал «Клон», снятый 20 лет назад, до сих пор не теряет актуальности. Наркотики, религии и культуры, психология отношений, отношения между отцами и детьми, научный прогресс — сериал охватывает многие аспекты нашей жизни, заставляя думать и менять наши взгляды на мир.