Театральный фестиваль «Науруз»: семь критиков и одна Миляуша Хабутдинова

Культурный обозреватель ИА «Татар-информ» Рузиля Мухаметова рассуждает, почему масштабный фестиваль тюркских театров оказался беден на рецензии критиков и как теряются атрибуты классического театра.

XV Международный театральный фестиваль тюркских народов «Науруз» проходил в Казани с 7 по 13 июня и собрал театральные коллективы из Казахстана, Азербайджана, Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана, Кыргызстана и национальных республик России. Фестиваль посетили свыше тысячи участников.

Буквально за первую половину июня в Татарстане прошли сразу несколько театральных фестивалей. Это XVIII Фестиваль театров малых городов России, который со 2 по 9 июня принимали Набережные Челны. Фестиваль был организован московским Театром Наций при поддержке Министерства культуры РТ. Татарстан на фестивале представили Альметьевский государственный театр и Челнинский муниципальный театр «Мастеровые». Спектакль «Королевство кривых» Альметьевского театра стал лауреатом в номинации «Лучший спектакль большой формы» – это уже уровень Гран-при.

Не успел завершиться Фестиваль театров малых городов, как в Казани стартовал XV Международный театральный фестиваль тюркских народов «Науруз». В последние дни «Науруза» Фонд поддержки современного искусства «Живой город» объявил о начале работы фестиваля «Театр горожан» и в его рамках – театральной лаборатории «Город АРТ-подготовка».

Параллельно с «Наурузом» в Казани шли Дни Якутии. Якуты приехали с удивительно богатой программой. Под влиянием этого большого мероприятия нынешний «Науруз» организаторы посвятили театрам северных тюрков.

Особенность нынешнего «Науруза» – часть программы перешла в онлайн. Некоторые спектакли были показаны в театральном зале, но в видеозаписи. Если якутский, алтайский, хакасский, башкирский, чувашский театры приехали сами, то спектакли театра малочисленных народов Сибири, а также казахского, киргизского, туркменского, узбекского театров были представлены на видео.

Художественный руководитель «Науруза» Фарид Бикчантаев:

«Желающих участвовать было очень много. Иран, Италия, Казахстан, Туркменистан… Формат онлайн дает возможность их увидеть. И качество хорошее. Несмотря на сложности, вроде бы выбрали очень хороший состав спектаклей.

«Науруз» отличается тем, что мы пытаемся выявлять новые формы, темы, чтобы фестиваль развивался, обозначал новый путь. «Науруз» – очень честный фестиваль, мы отменили жюри, мы не делим по принципу – хуже или лучше».

Театральный критик, программный директор фестиваля Нияз Игламов:

«Все понимают, в каких условиях создавался этот фестиваль. Не все, кто был заявлен, и не все, кого мы включили в программу, смогли доехать из России. Закон не позволяет пускать на проезд бюджетные субсидии, только собственные заработанные средства. Очень сложно было в условиях пандемии театрам зарабатывать деньги. Все театры, включая даже Москву и Питер, испытывают трудности. Зритель очень поменялся за время пандемии. Это время, проведенное в изоляции… изменило сознание, психологию, и мы еще не понимаем, насколько, как и в какую сторону. Поэтому прежние схемы, например жанрово-стилевые и какие-то еще, перестают немножечко работать. Вдруг зритель пошел на серьезные спектакли. Вдруг у нас пошел аншлагом спектакль Айдара Зяббарова «Хуш авылым!». Такое не планировалось, и, видимо, именно сегодня, в это время зритель требует такого искреннего, честного разговора о чем-то, что ему интересно».

Только три театра из Татарстана попали в программу «Науруза» – Альметьевский, Буинский и Атнинский. Их спектакли в Казани прошли при полных залах.

Спектакли смотрели приглашенные театральные критики. Правда, оказалось, что от формата обсуждения спектакля после его показа в этом году тоже отказались. Теперь перед критиками стоит задача увиденное вывести в медиапространство федерального уровня.

Значит, ждем подробного анализа и объемных материалов о тюркских театрах от пресс-секретаря Московского театра кукол Анны Казариной, театрального критика и журналиста Марии Кожиной, заведующей литературным отделом Московского ТЮЗа Владиславы Куприной, журналиста и театрального критика Ольги Фукс и театрального критика Алексея Пасуева.

К большому сожалению, среди них нет приглашенных из тюркских республик авторитетных критиков. Что, разве таких не нашлось бы в Якутии, Хакасской, Алтайской республиках? А в нетюркских национальных республиках тоже театральных критиков нет?

Почему же, скажут мне, есть Дина Давлетшина из Башкортостана. Да, она приезжает каждый год. И ей поручают издание газеты «Нәүрүз хәбәрләре» – вестника фестиваля.

Хотя название газеты на татарском, язык у нее был исключительно русский: «Ежедневная газета XV международного театрального фестиваля тюркских народов “Науруз”. В этом году газета отказалась от бумажной версии, и ее просто выкладывали во “ВКонтакте” и “Инстаграме”. При этом газету почему-то вообще не рекламировали. Было полное ощущение, что участники даже не знали о ее существовании. По окончании фестиваля страницы газеты в формате PDF появились на официальном сайте Камаловского театра.

Газета ограничилась очень короткими отзывами критиков о спектаклях. А ведь от них хотелось услышать и более развернутую оценку представленных работ. Например, на фестивале национальных театров “Федерация” в Грозном помимо обсуждения после спектакля разборы критиков и журналистские материалы вывешивались на специальном стенде.

Очень жаль, что критики не делились мнением об увиденных работах даже хотя бы в своих аккаунтах: специально прошлась по их страничкам и не нашла ни единого поста!

Не официальная газета “Навруза”, а пресс-служба Камаловского театра больше и более оперативно писала о событиях фестиваля. Материалы выходили и на русском, и, хоть с небольшим опозданием, на татарском. Спасибо Ильшату Латыпову и Лиане Абзаловой.

Большой вопрос: насколько нужна теперь эта газета? Нияз Игламов упрекнул театры в нежелании печатать программки своих спектаклей. Афиши и программки – это история театра, пытался он объяснить коллегам. Информация о спектакле выходит и на сайте театра, а наличие программки – это классика. Это некий атрибут похода в театр. Поэтому и бумажный вариант «Нәүрүз хәбәрләре» – тоже история фестиваля. Я, например, некоторые номера этой газеты храню до сих пор. Почему, интересно, бумажную версию не стали печатать – бюджет фестиваля не позволил или просто она стала не нужна? Если теперь участвующий на фестивале театр не может увезти с собой номер с рецензией на себя – тогда, может стоило от газеты вообще отказаться? Сэкономили бы на гонорарах Дине Давлетшиной.

Семь критиков не смогли дать столько активности, как литературовед, театральный критик Миляуша Хабутдинова – она посмотрела максимальное количество спектаклей из возможных и после каждого за пару часов успевала написать мини-рецензии. И практически каждый новый фестивальный день у журналистов начинался с обсуждения ее постов.

Несколько строк из рецензий Миляуши Хабутдиновой:

«Спектакль “Соловей Худжанда” посвящен жизни национального классика Камола Худжанди, персидского поэта-мистика, жившего в XIV веке. Удивительна сценография спектакля – она организована в виде пудреницы: вечность отражается в настоящем, которое приобретает мифологические черты. На сцене медленно крутится мельничный камень – символ жернова судьбы, а оценивает все это сквозь призму вечности».

«Спектакль “Махтумкули” (Гылычмурад Какабаев) Национального драмтеатра Туркменистана имени А. Арслана поразил буйством и сочностью цвета в национальных костюмах и сценографии, философской глубиной разворачивающихся на наших глазах поэтических диспутов, красотой актеров»...

«Спектакль "Тараа" (Национальный театр им. В. Кок-оола, Тува, Кежик Конзай). Посмотрев этот спектакль, осталось впечатление, что тувинский театр переживает глубокий кризис: оторвался от национальных традиций, "не узнает" эстетику соцреализма, не владеет технологией "новой" драматургии».

«Спектакль «Чанар Хус» (реж. Баатр Колаев) (Хакасский театр "Читiген"). Я сильно пожалела, что пошла на этот спектакль. Красивейшая хакасская легенда в современной эстетике ночного стриптиз-клуба не тронула меня, вызвала отторжение. Режиссер сделал достаточно дерзкий шаг: посмотрел на древнюю историю любви глазами определенной категории молодежи, которая редко выбирает для свободного времяпрепровождения театр. Я наблюдала за реакцией молодежи, некоторые не выдержав стали покидать зал. Так что читать в новостных лентах, что этот "лирический хоррор" стал лидером "Науруза", просто смешно. Б. Колаев рассчитывает, что "умный зритель" будет наслаждаться его неожиданными трюками: трансформацией стрел – в свирели, свадьбы – в тир и т.д. Увы... Эстетизация и поэтизация жестокости не вылечит язвы современного общества. Эта эстетика не привлечет в театр зрителя – наоборот, приведет к оттоку».

«Документальный спектакль "Хуш, авылым! Хыял" Камаловского театра. Первая часть спектакля отличается гармоничностью, цельностью, качественными первоисточниками, добротными актерскими работами. Во втором спектакле использовались тексты, вступающие в противоречие друг с другом как в стиле, поэтике, уступающие друг другу в качестве».

«Спектакль "Шобага" (Буинский театр, реж. Т. Кулов) – без слов. Кланяюсь в ноги за столь тонкое путешествие во времени... Боже, как я соскучилась по этим диалогам!!! Спасибо за радость соприкосновения с поколением моей бабушки. Как глубоко и лаконично, по-народному вы раскрыли все тяготы, которые пали на плечи людей, родившихся в первой четверти ХХ века: голод, коллективизация, репрессии, война, оттепель. С какой любовью вы соткали ковер воспоминаний, стежок за стежком вышивая узор неповторимой человеческой судьбы… Великолепные работы актеров. Все с душой, тепло, по-родному, по-настоящему».

«На основе просмотренных спектаклей могу констатировать: эстетизации низовой культуры, условно по-казански – субкультуры гопоты, было очень много... Конечно, о вкусах не спорят, но ведь есть оргкомитет фестиваля, по каким критериям он отбирал спектакли для тюркского фестиваля? Или кто-то удовлетворял свою ностальгию по юности и удовлетворял свою самооценку – "и вы не без греха"?»

Конечно, необязательно во всем соглашаться с Миляушой Хабутдиновой, но она ходила на спектакли в свое личное время и писала личное мнение. И оперативно выполняла работу, которую семь приглашенных критиков делали за гонорар.