Директор «Икариады»: «Это приятная тяжба, которая по-своему возвращает меня в молодость»

Директор Всероссийского фестиваля театра малых форм «Икариада-2017» Владимир Чуркин рассказал ИА «Татар-информ» об истории фестиваля, забавных моментах в практике и ответил на вопрос, сложно ли организовывать такое масштабное мероприятие.

С 14 по 17 ноября в Казани, в Татарском театре драмы и комедии Карима Тинчурина прошел юбилейный Всероссийский фестиваль театра малых форм «Икариада». Организатором конкурса на протяжении 35 лет является Казанский национальный технический университет имени А. Н. Туполева КНИТУ-КАИ. За время своего существования в конкурсе приняло участие около 150 театральных коллективов со всей России и ближнего зарубежья.

По традиции фестиваль проводится по четным годам, но в связи с некоторыми событиями вуза, участникам пришлось выступить со своими номерами в нечетную дату. В этом году был проведен 15-й сезон конкурса. 

Владимир Аркадьевич, вы директор «Икариады»с самого ее основания?

— Да, с 1982 года. До этого я был директором студенческого клуба КАИ, поэтому мне представилась такая возможность — возглавить фестиваль.

Я возглавил это дело, потащил организацию, поскольку для нас это было впервые, а я очень много ездил с каевскими коллективами в 1974, в 1976, в 1978 годах на всесоюзные фестивали и набирал опыт, видел, как работает транспорт, гостиницы, волонтеры, как работает конкурс, жюри. С нуля организовывал конкурс, но вскоре постепенно все начали подрастать, учиться и теперь уже не только я занимаюсь всей организацией.

Участие в «Икариаде»могут принимать только студенты авиационных вузов? Как насчет других университетов и направлений?

—  В самом начале проведения фестиваля, в 80-х годах, принимали участие только авиационные вузы, поскольку раньше их было очень много — Куйбышевский авиационный институт, Московский. Затем мы расширились и стали приглашать политехнические институты, поскольку между нами было братство. Но когда мы увидели, что движение авиационных вузов начало затухать, мы начали приглашать уже студентов разных направлений.

Принимать участие могут только студенты? Может, есть какие-то ограничения по возрасту?

—  К нам приезжают не только студенты вузов. Есть и те, кто работает на базах каких-то молодежных организаций, приезжают участники из районных домов культуры. «Икариада» — это для всех. Только около 90 процентов участников — это все-таки студенческие коллективы, остальные — нет.

Но все-таки какие рамки существуют? С какого возраста можно подавать заявки на участие?

—  Если человек талантлив, то пусть принимает участие хоть с детского сада. Как-то раз у нас из Волгограда приезжал смешанный коллектив — там были и дети, и взрослые. Было очень здорово. В принципе никаких возрастных ограничений нет, но люди, которым, к примеру, за 40 лет, не поедут, им это не особо интересно. Самому старшему участнику было около 30–35 лет. И то это были ребята, которые в свое время уже участвовали в «Икариаде» лет пятнадцать или десять назад. Они окончили институт, но все равно продолжают сотрудничать, руководить студенческим театром. Очень часто бывает так, что даже будучи руководителем, они все равно остаются в составе своего коллектива и участвуют в конкурсе.

А как вообще появился этот фестиваль? С чего все началось?

—  Где-то в начале 70-х годов у Семена Каминского (композитор, артист, писатель-сатирик, выпускник КАИ, руководитель СТЭМа КАИ в 60-е годы, председатель жюри фестиваля «Икариада» — прим. Т-и) появилась идея провести в Казани фестиваль театра авиационных вузов под названием «Икариада», по типу того, что раньше делали в Москве. Но, к сожалению, нам не разрешили, побоялись сходки, сборища студентов. А в 1982 году мы пробились с этим фестивалем только потому, что у КАИ был юбилей — 50 лет. Нам разрешили провести конкурс благодаря этой дате. Потом мы провели конкурс в 1986 году. И то это было в честь съезда партий КПСС, приурочили фестиваль к этому событию. Потом провели в 1989 году, но все более или менее спокойно стало проводиться только с 1992 года, тогда и со спонсорами легче было.

А вообще у нас принято организовывать фестиваль по четным годам, но бывают ситуации, когда приходится переносить или выступать не по графику. Например, мы не проводили конкурс в 2016 году, потому что до этого фестиваль проходил два года подряд и третий был бы уже лишним.

Из-за чего было проведено два фестиваля подряд?

—  После того как мы провели «Икариаду» в 2014 году, наш вуз получил грант по культурно-воспитательной работе. В основном этот грант был дан за фестиваль «Икариада». Тогда нам пришлось сделать внеочередной конкурс в 2015 году и отойти от графика. И вот так получилось, что в этот раз мы попали на 2017 год: юбилей КАИ — 85 лет, 35 лет «Икариаде», 15-й юбилейный конкурс по счету и 25 лет фестиваль носит имя памяти Аркадия Райкина. Думаю, это очень знаменательно.

Участники присылают видеозаявки через интернет, но как все проходило в прошлом, в 80-х и 90-х годах? Кто отвечал за кастинг участников?

—  В прошлом мы работали с помощью писем, общались с участниками по телефону, была возможность в некоторые города ездить в командировки. Тогда с финансированием командировок было проще, и поддержка от министерств и университета была более мощная. Да и потом мы были уверены в тех командах, которые к нам заявлялись, поскольку все они были на слуху по всему СССР. Мы были в курсе того, на что способен МАИ, у Харьковского авиационного института мы знали команду КВН, поскольку именно эти участники были в основе театральных постановок. Также приезжал Киевский институт гражданской авиации, я с ними еще в Донецке встречался на различных фестивалях.

На слуху этот фестиваль стал в 90-х годах. Мы провели три конкурса, причем пригласили на этот фестиваль абсолютно разные команды, чтобы поползли разговоры о нем. Коллективы ездили и на другие фестивали и там рассказывали про «Икариаду».

Были театральные коллективы, которые в этом году участвовали  в фестивале впервые?

—  Неожиданно для нас в этом году в фестивале принимали участие две команды из Санкт-Петербурга, которых мы еще знать не знали, но пообщались по интернету и познакомились. Еще приезжали студенты из Московского авиационного института.

А вообще хочется разнообразия, немного скучно, когда выступают одни и те же коллективы. Это не то чтобы не интересно, нет, они очень талантливые, просто хочется чего-то новенького. Пусть это будет не так профессионально. Да и самим участникам, наверное, интересно потусоваться в этой новой среде, поскольку те, кто был у нас несколько раз, снова возвращаются. В других городах тоже есть похожие фестивали — в Омске, в Волгограде, в Кемерово, в Тюмени, в Курске. Но там знаете какая ситуация — жюри посмотрит коллективы, потом соберутся в комнатке, обсудят номера, распределят места, и всё. А мы после каждого конкурсного дня собираемся с участниками и обсуждаем то, что они показали на сцене. Каждый член жюри высказывает свое мнение о каждом коллективе, и получается некая «Творческая лаборатория», на которой мы говорим обо всем.

Как участники реагируют на критику и замечания?

—  Знаете, а им нравится. Почему, вы думаете, они рвутся к нам на фестиваль? Им нравится наша кухня, то есть наши обсуждения после выступлений. Потом многие даже пишут письма с благодарностями, говорят, что после замечаний, которые были высказаны, они их учли и поехали с этими номерами на какие-то другие конкурсы, после чего заняли там почетные места.

Сколько всего в этом году подавалось коллективов на конкурс?

—  Двадцать девять команд, из которых выступила только десятка. На самом деле очень много коллективов, которые достойны попасть на фестиваль. Дело в том, что сейчас мы сильно сдавлены по срокам. Если бы мы приглашали всех или большинство, то пришлось бы проводить фестиваль с 12 утра, а мы стараемся подстроиться под рабочий день и начинаем только вечером, в шесть.

Чем вы руководствуетесь, когда отказываете тому или иному театру?

—  Жалко, конечно, отказывать, но без этого никуда — конкурс. В этом году отказали двум уфимским коллективам — они нам не понравились. Их материал был не икариадный, не в духе фестиваля — было много чернухи, и не в том смысле, что было много пошлых вещей, а в том плане, что очень много черной подачи, присутствовал негатив, была смерть, кровь. Мы больше хотим видеть светлые стороны на фестивале, а не это.

Вы в «Икариаде» с самого ее основания, не заметили, в чем сейчас главное отличие студентов настоящего от тех, что были раньше? Может быть, работают с другими материалами или играют иначе?

—  Знаете, сложно сказать. Я считаю, что студенты по-разному преподносят материал. Если раньше их работы были более молодежные, достаточно веселые, то сейчас в них больше философии. Они размышляют на разные жизненные темы, но не всегда эти темы бывают правильными — кто-то вот думает о негативе и чернухе.

Сколько по времени длится одно выступление?

—  Максимум 40 минут. Но, пожалуйста, можно выступать и 20 минут. Обычно в день мы просматриваем четыре команды плюс перерыв. В прошлом году у нас Гран-при взял театр из Магнитогорска «Манекен». Они поставили спектакль по Бунину, очень долго выступали, показали всю свою силу и тем самым завоевали почетное место. Еще получала Гран-при команда из Киева, это было в 2012 году, еще до всей этой политической ситуации в стране. Хотели и в этом году пригласить их, но там все развалилось.

А какие еще направления есть на фестивале кроме театральных постановок и миниатюр?

—  Всякие. Например, в 2014 году у нас лауреатом стал танцевальный коллектив из КАИ «Без слов». Они заняли второе место. У них были танцевальные миниатюры, из которых было понятно абсолютно всё — они танцевали парами, был цыганский танец. К нам можно заявляться с пантомимой, буффонадой, синхробуффонадой, с миниатюрами, спектаклями и многим другим.

А КВН входит в этот список?

—  Нет, это совсем другое, это не театр миниатюр и не театр малых форм. Я против КВН ничего не имею, но в свое время многие ребята говорили, что КВН придушил по-своему СТЭМы. Вы заметили, те, кто играет сейчас в КВН, они все выходцы из студенческих театров миниатюр? Но самое интересное — это то, что, заканчивая играть в КВН, они снова возвращаются в миниатюры. К примеру, это "Камеди Клаб", "Уральские пельмени", "Однажды в России". КВН — это хорошо, но на других фестивалях. Я, к примеру, сижу в лиге КВН КАИ, иногда меня Кондратьев (президент КВН РТ – прим. Т-и) приглашает на Республиканскую лигу в жюри посидеть. Я с удовольствием иду, но все это не про "Икариаду".

Если говорить о победах, то имеет ли право команда, получившая Гран-при, снова принимать участие в фестивале или уже все, конец?

—  Если команда получает Гран-при, то на следующий год по правилам конкурса она не может принимать участие в фестивале. Но уже через сезон — пожалуйста. Они сами после перерыва напрашиваются приехать к нам. Но если говорить о составах в коллективах, то это примерно 50 процентов новых людей даже в старых командах.

Из казанских вузов кто-нибудь заявляется на фестиваль?

—  Раньше принимали участие студенты из КХТИ, из финансового. Но сейчас из Казани подаются только студенты КАИ, у других вузов теперь нет коллективов, которые могли бы заявляться на "Икариду". Такого плана, чтобы можно было вытянуть по уровню спектакли или миниатюры, нет. У них есть номера, которые они быстро стряпают к "Студенческой весне", но это другое, на "Икариаде" работа идет в течение всего года. Так-то они, конечно, бы завились, вузы знают о фестивале, у нас отличные организаторы, которые распространяют информацию, директор по воспитательной работе Ирина Сергеевна Халитова регулярно общается с другими вузами, сообщает им обо всех наших мероприятиях. Постоянно говорим — подавайтесь, мы посмотрим на вас, но никого нет.

Сколько коллективов участвовало из КАИ? Как думаете, что они чувствуют — гордость или страх за то, что представляют вуз, который является организатором фестиваля?  

—  Выступал один коллектив. А чувствуют они, скорее всего, страх. С одной стороны, они хотят стать лауреатами, а то как это — вуз проводит, а они не занимают никакие места. Даже было время, что на три или четыре фестиваля от вуза никто не принимал участия и нас за это очень сильно ругали. Это было примерно в 90-х — 2000-х годах. Был провал. Или был коллектив, но вообще не в тему. А вот в 2014 году наш театр «Без слов» стал лауреатом. То есть Гран-при было у «Манекена», а КАИ взял первое место.

А откуда жюри? Все каисты?

—  Жюри оценивает не потому, из КАИ студенты или нет. В жюри нет ни одного представителя вуза. В состав входят три человека из Москвы и три человека из Казани, но они никак не связаны с вузом. Мишин, бывший стэмовец, он преподаватель КАИ, но это никак не может помочь театру выиграть, если вы об этом.

Где живут приезжие участники и кто оплачивает их проживание?

—  В гостиницах. Мы оплачиваем театр, логистику, проживание и завтрак. Участники оплачивают только проезд, обед и ужин. Хотя, когда они в театре, ужина как такового не получается, они обычно только забегают в буфет. Помимо этого, очень много других затрат: реквизиты, сувениры, техника, печатная продукция. Все это на вузе.

Какие сюрпризы были на открытии фестиваля в этом году?

—  Мне удалось решить вопросы, чтобы Константин Райкин снял для нас видеообращение, которое мы показали на открытии фестиваля. Еще сделал приветствие Александр Морозов, который снимался в «Кривом зеркале», это шоу показывали по телеканалу «Россия». Он участвовал в трех "Икариадах", его команда неоднократно становилась лауреатом фестиваля. Также выступал со словом президент лиги КВН РТ Андрей Кондратьев.

На закрытии фестиваля вы организовали сюрприз — приезжали ветераны фестиваля. Часто бывают подобные вещи?

—  Раньше на сюрпризы выделяли целый день, но сейчас, поскольку конкурсные дни меньше, чем раньше, пришлось сократить до одного отделения.  Раньше у нас на фестивале был Константин Райкин, приезжали участники «Городка», Трушкин, Грушевский и многие другие. Они приезжали к нам как гости и выступали на днях сюрпризов.

С чем связано сокращение конкурсных дней?

—  Все дело в финансировании, нет больших средств.

А как вы нашли участников прошлого? Или поддерживаете общение до сих пор?

—  Да, мы общаемся. Некоторые ветераны приехали в качестве участников с новыми программами. Все это проходило в первом отделении 17 ноября. К примеру, театр из Красноярска (театр «Авация» - прим. Т-и) участвовал в четвертый или пятый раз. А первый раз они приехали на фестиваль примерно в 90-х годах. В самом коллективе есть изменения по составу — одна молодежь, но есть участник, который у них уже как руководитель, ему где-то за тридцать пять лет. Он руководитель и сам играет.

Как сказывается сокращение конкурсных дней на работе жюри?

—  Когда был полный день сюрпризов, работать было легче. Жюри отсмотрит номера, потом у них выходной день и они могут спокойно обсудить участников и распределить места. А в этом году нам пришлось подводить итоги ночью и на следующий день все распечатать и огласить. Было тяжело.

Как давно проводите «Икариаду» в театре Тинчурина? Обычно мероприятия КАИ проходят на других площадках — раньше в МЦ "Ак Барс", в "УНИКСе", в этом году День первокурсника проходил в театре кукол.

—  В свое время мы начинали Молодежном центре "Ак Барс". Там были все тусовки — мы провели три-четыре "Икариады", но потом концертный зал закрыли и на этом все закончилось. Потом мы проводили фестиваль в "УНИКСе", но это слишком дорогое место. В конечном итоге дорога привела нас сюда, в театр Тинчурина — у меня в этом театре работал знакомый, и мы в скором времени перебрались сюда и вот уже несколько лет выступаем именно здесь. Да и, с другой стороны, фестиваль театральный, поэтому и проводить его лучше всего в театре — приспособленная сцена, все удобно расположено и зрителям нравится.

И последний вопрос. Вы с "Икариадой" уже 35 лет, 15 сезонов. Что для вас значит этот фестиваль?

—  Эта приятная тяжба, которая по-своему возвращает меня в молодость. С каждой "Икариадой" я жду чего-то нового — новых ощущений, новых знакомств, новых неожиданностей, которые иногда поражают и заряжают энергией. Да и вообще общение с молодежью заряжает энергией. Я не вампир, но общение с молодежью — это всегда здорово и не то что продлевает жизнь, а дает некий внутренний толчок, после которого хочется жить. Я себя ведь себя даже благодаря этому не считаю старым. Никакой я не старый.

Справка:

В этом году на Всероссийском фестивале студенческих театров малых форм «Икариада» победили четыре театральные команды. Третье место взял театр «Авация» из Красноярска, второе место разделили театр «Карман» из Кемерово и театральная студия «Керамзит» из Казани, представлявшая КНИТУ (КАИ). Первое место завоевала петербургская студия пластического театра «Д.О.М».