«Мусульманка» открывает лицо: история набожной девушки, искавшей счастья в Казани и Иордании

Бомбой замедленного действия называют казанские кинематографисты Алмаз Садреев и Максим Мальков свой документальный фильм «Мусульманка».

Главная героиня фильма – девушка глубоко верующая, которая озаботилась поисками личного счастья, созданием семьи по шариату. В Казани через сваху из мечети она знакомится с парнем. Ее убедили, что он «порядочный мусульманин, ищущий скромную из хорошей семьи» и при этом имеет хорошую работу. Только после свадьбы героиня убеждается, что муж не тот, за кого себя выдавал, и из страха за себя и своих близких уходит от него. Продолжая поиски, она получает предложение ехать к новому жениху в Иорданию. Здесь ее ждут более страшные испытания. Семья, пригласившая ее, фактически продает девушку в сексуальное рабство.

Откровенный рассказ главной героини о поисках любви, попытках построить прочный семейный очаг в Татарстане и за рубежом по всем канонам шариата пока не доступен широкому зрителю. Создатели картины понимают, что понравятся откровения далеко не всем, несмотря на то что факты – вещь упрямая. Более того, вполне ожидаем всплеск агрессии. Однако, как говорит сама героиня: «Я рассказываю свою историю для того, чтобы в Казани хотя бы на пару наивных девочек, какой тогда была я, но стало меньше. Чтобы девушки не сделали тех ошибок, которые приводят к горьким слезам». 

Фильм находится в ограниченном доступе в интернете, но корреспонденту «Татар-информа» удалось его посмотреть. Все, что можно сказать о девичьих «ошибках», – слепая вера. В том числе в порядочность людей. Сегодня авторы картины готовы выложить «Мусульманку» на Youtube в открытый доступ. Мы встретились с режиссерами фильма Алмазом Садреевым и Максимом Мальковым и узнали, почему время картины настало именно сейчас и как в дальнейшем сложилась судьба героини.

– Как вам пришла идея снимать такой фильм?

Алмаз Садреев: В 2012 году мы с Максимом учились в Казанском институте культуры. На втором курсе заданием семестровой работы была съемка документального фильма, хотя нас, конечно, больше тянуло в игровой кинематограф. Надо было искать тему, и я обратился к своей подруге, которая на тот момент работала в мусульманском магазине, с вопросом: «Нет ли у тебя знакомых мусульманок, кто бы хотел дать интервью?» Меня интересовало, что же творится внутри религии, как в нее приходят и даже такие детали, например, как надевают платок. Такая девушка нашлась, интересно было то, что она в 25 лет уже два раза замужем была. Я подъехал к ней, девушка довольно-таки откровенная была, открытая, чистая. Она сразу сказала, что будет сниматься, для того чтобы на ее ошибках учились другие. 

– Вы сразу определили, где будете снимать и как?

А.С.: Я старался снимать все наши беседы. Это довольно тяжело. Бывало, по 2-3 часа наговаривали, а в фильм это не вошло. В этом и сложность документального кино: отследить главную мысль, выдернуть ее из кадра, «нанизать» повествование на одну нить. 

– Почему еще тогда, шесть лет назад, вы не выложили фильм?

А. С.: Вспомните 2012 год. Когда мы начинали съемки, много негатива произошло: взрывы, убийство муллы, теракты. Тема более чем острая. 

Максим Мальков: На самом деле она и сейчас остро стоит, еще, наверное, острее даже.

А.С.: Когда я показывал работу мастеру, я уже знал, что для широкой публики этот фильм, наверное, нельзя показывать. На что учитель мне сказал: «Ты молодец, нашел героиню – это самое главное. Но тебе нужно бояться, фильм широко не показывать». Действительно, не все знают, что таится за завесой «религия», я имею в виду радикальные течения. Мы ведь рассказали и о них тоже, а не только об элементарной непорядочности людей. Фильм может иметь такой же резонанс в обществе, как в свое время работа моего учителя Николая Морозова. В 90-е годы он сделал примерно такой же проект про молодежные течения — «Крик из подворотни», про казанских гопников. Теперь могу сказать: как только появится наше интервью на «Татар-информ», картину «Мусульманка» мы открываем для широкого зрителя. Мы готовы. Кроме того, разрешение от главной героини получили только сейчас. 

– Как сложилась ее судьба после двух неудачных попыток создать семью?

А.С.: Она благополучно вышла замуж, родила ребенка. 

– Муж ее знает о том, что происходило здесь и в Иордании?

А.С.: Да, он в курсе.

– Сейчас фильм состоит из двух серий, в общей сложности на 35 минут. Планируете ли вы снять его продолжение?

М.М.: Когда найдем достаточное финансирование, хотим снять игровую картину, основанную на реальных событиях. 

– Вам удалось достичь вашей первоначальной цели? Вы смогли передать то, что хотела сказать героиня?

М.М.: Мы попытались донести урок, прожитый нашей героиней, до остальных. Кроме того, что касается религиозных нюансов. Если взять любую религию, везде есть радикальные течения, которые в конечном счете дискредитируют истинную веру. И я думаю, что задача нами выполнена. У Алмаза получилось найти свою героиню, выслушать, перенести на экран ее мысли, переживания, трагедию. И, думаю, 90 процентов молодых девушек задумаются о многом, особенно если они только делают свои первые шаги в религии. Нужно быть очень внимательными, ведь за красивой оберткой зачастую скрывается нечто совсем иное.

А.С: Есть слово такое – «фанаты». Так вот, не нужно фанатеть, нужно с умом подходить ко всему. 

– Вы симпатизируете своей героине, сочувствуете ей?

М.М.: Однозначно да! Пережить такие выверты судьбы в столь юном возрасте – это непросто...

А.С.: Я до сих пор понять не могу – почему она после первой ошибки сделала вторую?! Было очень интересно узнать причины, мотивы ее поступков. Поехала в чужую страну, где ее опять так же обманули. Девушка воспитанная, из хорошей семьи, мама у нее очень хорошая, родственники близкие. Трудно было предположить, что и такие тоже не застрахованы от нечистоплотности окружающих.

М.М.: Самое главное, наверное, почему мы ей симпатизируем, – она не оказалась сломлена. Она осталась человеком – человеком добрым, человеком отзывчивым, какой, собственно, и была в начале этих перипетий. Никакая грязь к ней не прилипла. Это достойно не только уважения, но и восхищения.

Кроме того, она осталась верна вере предков.

А.С.: Она по-прежнему ходит в мечеть, читает намаз и платок надевает, но уже не фанатеет, как раньше. 

– Алмаз, какую оценку получили за эту работу?

А.С.: Пятерку. Уверен, что высший балл – не за съемку или монтаж, а за то, что я нашел такого человека, с хорошей историей. Но хочется отметить, что тогда была сделана только первая серия. Другую серию мы досняли не так давно. По второй части больше вопрос к Максиму как к режиссеру монтажа. 

– Максим, во второй части повествование идет уже не о казанских событиях, а об Иордании, куда уехала героиня, чтобы выйти замуж. Как удалось передать атмосферу страны, ведь вы все делали в Казани?

М.М.: В 2015 году, чтобы доделать фильм, приходилось обращаться к разным источникам. Хронику искали по знакомым, по каким-то каналам, в частных архивах. У меня, например, тесть – летчик, у него коллеги – это как раз таки вся летная бригада фильма «Кандагар». И вот в их архив я залез, оттуда взяли кадры – в общем, с миру по нитке тянули. Советовались с героиней – похоже или нет.

А.С.: Фильм актуален сегодня еще и потому, что произошедшее с героиней и с другими тянется до сих пор. Некоторым девушкам удается сбежать из заграничного рабства. Это удается мало кому, но и они часто возвращаются – в чужой стране остаются их дети… 

– Казалось бы, Иордания – страна достаточно открытая из всех мусульманских государств?

М.М.: Однако схема продолжает работать, там все схвачено. 

– Каким вы видите будущее фильма? Планируете участвовать с ним на фестивалях?

М.М.: Нам старшие товарищи всегда говорили: «Бойтесь тех, кто вас хвалит. И благодарите тех, кто вас ругает». Вот мы благодарны любому зрителю за любую реакцию. И какой она будет – сейчас спрогнозировать трудно. В любом случае, если будет обратная связь, реакции, значит, проект удался.