Жарче дуй, «Ветер перемен»!

Портал sntat.ru публикует рецензию Ильдара Харисова на фестиваль татарской эстрады «Yзгәреш җиле», который задал высокую планку - планку современного профессионального подхода не только к аранжировке и исполнению песни, но и к созданию цельного аудио-музыкального номера, а также продуманного во всех деталях шоу из таких номеров.

Как должна исполняться татарская песня? Впрочем, можно ли вообще так ставить вопрос – в наши дни, время эстетического плюрализма? Казалось бы, каждый исполнитель волен следовать своему идеалу, а каждый слушатель – выбирать из имеющегося в наличии то, что ближе и приятнее его слуху и сердцу.

Кого-то вполне устраивает вариант, когда певец в костюме, купленном, видимо, на ближайшей барахолке, неподвижно стоит на сцене и поет сиплым голосом под незамысловатый аккомпанемент синтезатора.

Другой слушатель предпочтет поставить компакт-диск с филигранными трактовками корифеев татарского лирического вокала прошлых десятилетий.

Третий, познакомившись с искусством, скажем, «австралийской татарки» Зули Камаловой, на много лет вперед подпадет под обаяние «worldmusic» и уже не пожелает слушать татарские мелодии без сопровождения австралийского диджериду или африканской мбиры.

В четвертом слушателе мы обнаружим любителя фольклорных ансамблей, а пятый и вовсе заявит, что всего милее ему записи мамы или бабушки, сделанные на память в домашних условиях.

И так далее: кажется, несть числа пышным и скромным, старым и новым «одеждам», в которых татарская песня является современному слушателю, посетителю концертов, телезрителю, пользователю соцсетей и ю-тьюба.

Как только мы выйдем за уютные рамки плюрализма и спросим себя, что татарская культура может предложить миру в самой востребованной ныне музыкальной области – в музыке популярной, эстрадной, то придется признать, что в качественном плане современная татарская эстрада находится в плачевном состоянии. Можно гордиться голосами певцов, одаренностью отдельных композиторов, но цельного продукта, который мог бы «котироваться» на мировом уровне, в современной татарской эстраде нужно искать днем с огнем.

Понятно поэтому желание тех, кто чувствует ответственность за татарскую эстраду, во-первых, способствовать созданию такого продукта, а во-вторых, заложить базу для развития татарской популярной музыки, которое бы шло в ногу со временем.

Фестиваль «Yзгәреш җиле» («Ветер перемен»), прошедший 5 и 6 ноябряв Татарском театре оперы и балета, представляется важным шагом на этом пути. Знаменитый татарский «моң» в исполнении молодых певцов сочетался с блестящими обработками, в которых был слышен то подчеркнуто уважительный, то ироничный диалог с историей мировой популярной музыки: джаз, рок-н-ролл, мюзикл, кантри... Эти стили были не чужды татарской музыке и раньше, но здесь сыграло роль качество как аранжировок, так и живого исполнения. С какой волнительной свежестью прозвучала легендарная народная песня «Гульджамал» в исполнении Алины Шарипжановой – «наш ответ Уитни Хьюстон»; какой зажигательный диско-потенциал открылся в «Бөрлегән» («Костянике») с Ильгизом Шайхразиевым, артистичный «рэп» которого принял «вызов» трубы Вадима Эйленкрига; каким изысканным «соул» расцвел «Подснежник» на стихи А. Файзи в нежнейшей «беседе» Язили Мухаметовой и виртуоза баяна Айдара Гайнуллина! Любую из этих и многие другие композиции фестиваля можно смело представить на международном конкурсе популярной песни «Евровидение»: с такими обработками Татарстан не ударит в грязь лицом.

Под стать музыкальному облику было цвето-световое решение программы: каждая песня получила индивидуальный выбор красок и визуальных образов, порой прямо вытекающих из текста, но чаще создающих к нему эмоциональный контрапункт и будящих фантазиюигрой линий, пятен, пульсацией потоков света над и внутри движущихся лепестков купола-тюльпана – основного декоративного элемента в центре сцены. Упомяну такжеоригинальные костюмы певцов и танцоров (казанский театр танца «Группа из города») инепринужденную, но всегда стилистически выдержанную пластику всех участников действа – фестиваль стал праздником не только для слуха, но и для глаза.

СМИ Татарстана подробно осветили годовую работу над проектом и не раз приводили списки его организаторов и участников. Мне же хотелось бы попытаться чуть-чуть заглянуть в будущее: насколько опыт фестиваля окажется плодотворным для музыкальной культуры республики.

«Ветер перемен» задал высокую планку – планку современного профессионального подхода не только к аранжировке и исполнению песни, но и к созданию цельного аудио-музыкального номера, а также продуманного во всех деталях шоу из таких номеров. Драматургия программы фестивальных концертов учитывала вкусы разных слоев и возрастных групп публики. Однако некоторый крен в сторону публики «респектабельной», консервативной давал себя знать даже в этом действе, направленном на обновление выразительных средств. Это проявилось как в выборе песен–народных либо принадлежащих перу татарских композиторов-классиков, так ив преимущественно «деликатной» манере их подачи (несмотря на все опасения, раздававшиеся в преддверии фестиваля). Для молодого поколения слушателей, исполнителей, композиторов, аранжировщиков, продюсеров такое обращение с «золотым фондом» татарской песни может и должно стать школой вкуса и мастерства, но собственно развитие татарской эстрады невозможно без создания новых композиций и более смелых форм представления и восприятия песни.

Молодым художественным силам Татарстана непременно стоит пойти на стажировку к мастерам, какими являются, например, режиссер-постановщик концертов фестиваля Юрий Александров, музыкальный руководитель проекта Вадим Эйленкриг и музыканты его джазового оркестра; апробация женевозможна без выхода на «неподготовленного», действительно широкого слушателя. Брейк-данс, психоделический видеоряд, «вбросы» настоящего рэпа – эти компоненты некоторых номеров фестиваля показывают пути, по которым фестиваль мог бы активнее привлечь молодую аудиторию. А умелое использование фольклорных вокальных и инструментальных техник, эпизодическиеостровки подлинного этно-звучания могли бы стать тем «крючком», на которое ловится внимание «космополитичного» по-своему слуховому опыту слушателя.

Хотелось бы, чтобы фестиваль, сделав респектабельное первое «па», стал регулярным, осваивал новые жанры, новые площадки и формы работы со зрителем. Пусть публика не только сидит, завороженная, но и подпевает, пританцовывает, свистит, апплодирует сольным вставкам интструменталистов или пируэтам танцоров, делает фотографии и тут же размещает их в твиттере и фейсбуке. Пусть певцы станут законодателями моды и культовыми фигурами для молодежи.

Жарче дуй, «Yзгәреш җиле»!


Читайте также: «Ветер перемен» внес в татарскую песню колорит европейского звучания