«Театр существует около 3 тыс. лет, он переболеет и пойдет дальше»: в Казани на саммите по культуре и образованию выступил актер и ведущий Михаил Борисов

На Международном саммите по культуре и образованию «КазГИК-50» заведующий кафедрой эстрадного искусства ГИТИСа, актер и ведущий программы «Русское лото» Михаил Борисов-Фишман рассказал на церемонии открытия о проблемах и сохранении театра. Подробнее о современном театре, новой драматургии и «гад-же-тах» читайте в материале корреспондента ИА «Татар-информ».
Заведующий кафедрой эстрадного искусства ГИТИСа поразмыслил над сегодняшними проблемами многострадального театрального процесса в своем докладе «Сохранение Вахтанговской школы и ее роль в современном театральном процессе». Он отметил, что время влияет на театральный процесс, особенно информационная революция, которая произошла на рубеже XX и XXI веков, появление интернета. «Смартфоны очень точно и ласково назвали „гад-же-ты“», — сказал актер Михаил Борисов. Во многом гаджеты, глобальное потепление, изменение климата, межличностных связей, увеличение информационных потоков и террористические угрозы вторглись в нашу жизнь, и это изменило характер взаимоотношений между современными людьми.Сленг, дети-индиго и изменения литературыИзменился язык и его структура. Сегодня молодое поколение говорит на странном и непонятном взрослым языке. И если бы Гоголь или Пушкин восстали из мертвых, то они не поняли бы, о чем говорят два подростка, хотя совсем недавно в России говорили пушкинским языком, отметил Михаил Борисов-Фишман.Весь мир обеспокоен суржиком и сленгом, на котором говорят множество жителей разных стран. Человек изменился, он быстрее понимает и монтирует увиденное в своем сознании, то есть развивается клиповое мышление. В настоящее время быстрее происходят взаимоотношения между людьми с помощью обмена мгновенными сообщениями.«Любой трехлетний ребенок сегодня управляется с компьютером, и, смотря на них, мы говорим: это дети-индиго», — подчеркнул Борисов.Сначала изменился мир, а следом за ним изменилась и литература. Появилась новая драматургия, что повлекло за собой изменения в театре. Сегодня он ищет новые выразительные средства, чтобы разговаривать со зрителем на одном, понятном и интересном языке.«Театр стал другим, театр должен стать другим», — заявил актер. Мистика и оккультные науки на сцене Сегодня вслед за театром должен измениться артист, в том числе и его подготовка. Театральный процесс сейчас претерпел изменения, точно так же как в XIX и XX веках. Появление новой литературы после научной революции нового века. Открытия химической промышленности, атома и психологии стали достоянием человечества. То же самое происходит и в XXI веке. Время с точки зрения театра смутное — новое только мерещится, а старое уже не интересно, заключил спикер. Информационная революция отменила целый пласт литературы и драматургии, которая перестала быть интересной современному человеку. «Вряд ли кто-то будет сегодня перечитывать роман Николая Островского „Как закалялась сталь“ или пойдет на спектакль Азата Абдуллина „13 председатель“, который с успехом шел по всей стране в 80-е годы», — сказал он.Сейчас зрителю интересно увидеть на сцене мистику и оккультные науки. Сегодня пьесы исследуют мир странным способом, и артист теперь должен работать и понимать глубинные истоки психологического восприятия современной драматургии. Актерам театра нужно изучать абсурд и абсурдистскую литературу, которую мало используют в обучении педагоги театральных учебных заведений. Поэтому их в основном готовят скорее для бытового театра, который уже умер, подчеркнул  Борисов.«Человека в театре новаторы порой окунают лицом в грязь»В 1921 году театральный режиссер Евгений Вахтангов написал в своих заметках: «Бытовой театр должен умереть». Его послание не дошло до многих современных режиссеров. Также Вахтангов писал: «Натурализм Станиславского выдохся и умирает». Потому что каждый спектакль Мейерхольда — это новое направление в развитии театра, но в то же время он превратил артиста в марионетку и ушел в блуждания. Поэтому Вахтангов предложил создать симбиоз Станиславского и Мейерхольда — фантастический реализм или гротеск. «Однако сегодня, в смутное театральное время, будут появляться люди, мимикрирующие под новаторов, своеобразные фокусники, которые на словах являются театральными новаторами», — сказал заведующий кафедрой эстрадного искусства ГИТИСа.Кроме недоумения спектакли новаторов ничего больше не вызывают, и зритель во время просмотра начинает смеяться от неловкости, потому что не понимает происходящего на сцене. Также сейчас в театре много негатива и черной драматургии, в которую зрителя погружают во время постановки. «Человека в театре порой окунают лицом в грязь, и таких новаторов много. Я уверен, некоторые уже побывали на таких спектаклях, где порой сидишь и не понимаешь, что происходит. А вопрос понимания — это первый вопрос, который должен быть решен в театре», — рассказал Борисов. В прошлые времена ругали Управление культуры за то, что руководителей театра держали в рамках, а сейчас их нужно ругать за безудержную поддержку всего нового. «Стоит появиться в театре новому театральному жонглеру, ему и средства, и дорога открыта. Проводятся бесконечные лаборатории, которые изучают один и тот же предмет, а в результате них рождается одно недоумение», — отметил заведующий кафедрой эстрадного искусства ГИТИСа.Также ведущий подверг критике читки по ролям, которые начали повсеместно проводить в разных театрах, а ведь иногда они губят работу над последующим спектаклем. К тому же сейчас вместо больших проектов появляется много эскизов и различного рода лабораторные исследования. «Театр существует 3 тыс. лет, он переболеет и пойдет дальше. Надо поддерживать то, что является нашим золотым багажом советского и национального театра, — это система Станиславского, потому что натурализм выдохся, а Станиславский не выдохся», — подытожил спикер.