Филипп Абрютин: Никаких денег на кино от Ильсура Раисовича нет

В Казани снимается общероссийский проект «Команда мечты», а осенью планируется провести Всероссийский форум регионального кино с участием Михалкова и Минниханова.

Филипп Абрютин возглавляет и является сопредседателем правления Молодежного центра Союза кинематографистов России. Три года назад на Казанском международном фестивале мусульманского кино появилась новая площадка – номинация «Россия молодая», первый диплом и статуэтка достались альманаху Молодежного центра Союза кинематографистов России «Ближе, чем кажется». Программный директор кинофестиваля пригласила московских спикеров с мастер-классами, был создан форум для общения молодых российских кинематографистов. Так наступило «Время кино» в Казани в 2015 году. Нынешним летом стартовали съемки игрового альманаха «Команда мечты». Подробно обо всем генпродюсер альманаха Филипп Абрютин рассказал эксклюзивно для «Татар-информ».

– Как начались ваши взаимоотношения с Казанью?

– Лично мой первый визит был на форум «Время кино», мы давали мастер-классы о том, как можно начинать съемки короткометражного фильма. Приезжал Юра Быков (кинорежиссер, автор фильмов «Дурак» и «Майор» – прим. ред.), и мы слушали, как он рассказывал о своих съемках, и это был первый мой визит в Казань, приятный город по атмосфере. Здесь довольно сильное киносообщество. Каждый раз, когда мы приезжаем в новый регион, общаемся с людьми, мы сразу чувствуем, развито сообщество или не развито. Здесь много молодых ребят, которые снимают короткометражные фильмы, здесь есть институт культуры, который выпускает короткометражные фильмы, Союз кинематографистов активно ведет свою деятельность. И конечно, «Татаркино». Все эти элементы мы сразу увидели, почувствовали, что регион очень сильный и перспективный. Каждый раз мы приезжаем с большим интересом на встречи. Где-то полгода назад мы подумали — а почему бы нам не попробовать и не сделать здесь фильм. Тем более, мы готовили проект уже давно, где-то полтора года написали историю «Команда мечты» про не детский спорт, а про спорт настоящий, чистый, который лишен больших гонораров, звездности. Фильм о трех видах спорта: о самбо, о футболе и о конном спорте. И поскольку Казань, Татарстан, – это один из центров активного бурного развития спорта, мы решили приехать сюда и вместе с нашими казанскими коллегами снять одну из новелл нашего фильма.

– Я знаю, что одну из новелл фильма – о самбо – снимаете вы как режиссер.

– У нас история строится из трех новелл, которые так или иначе между собой пересекаются, и герои из одной новеллы попадают во вторую, потом в третью, и какие-то взаимодействия происходят. Мы называем спорт, но, конечно же, мы снимаем историю про людей. И история про самбо рассказывает не только об этом виде борьбы, о болевых приемах, и чем они отличаются, но и про людей. Там очень трогательная история о воссоединении семьи. Отец – наш главный герой – Вершинин, которого играет Ян Цапник, и он – некогда успешный спортивный комментатор. Сейчас он лишился своей работы, а у него еще есть семья – жена и ребенок. Вершинин раньше занимался самбо, и ребенок пошел по его стопам. Сын ждет, когда же приедет отец на его финальные соревнования большого турнира. Первого в его жизни детского турнира. Это история о том, что человек вдруг понимает, что карьера, деньги и успех профессиональный –это не все. А все – это семья, жена, сын, семейное счастье, гармония. И он ради семьи решает отказаться от большого выгодного предложения и бежит на турнир к сыну. Мне история показалась очень интересной. Предыдущий фильм «Ближе, чем кажется» – первый полнометражный проект Молодежного центра СК РФ – о внутрисемейных отношениях. И я там выступал исключительно в качестве продюсера и завидовал ребятам, которые снимают про папу, маму, про дочку, про сына. Мне это казалось интересным, и мы нашей большой сценарной группой формулировали, прописывали историю про самбо, про отца и про сына. У меня самого сын, ему 8 лет, он занимается единоборством. Я почувствовал, что я хочу это снять, чувствую, как сделать эту историю трогательной, и я решил выступать не только в качестве продюсера, но и в качестве режиссера на этой новелле. На других новеллах я выступаю не только как генеральный продюсер, но я еще слежу за тем, чтобы каждая новелла хорошо пересекалась с другой, то есть чтобы взаимодействовали между собой, больше в качестве художественного руководителя, наверное. Потому что продюсер – это человек исключительно такого административного порядка должен быть, а я все-таки больше режиссер.

– «Команда мечты» – это три новеллы об одних и тех же героях?

– Нет. В каждой новелле у нас есть главный герой. В истории про футбол у нас рассказывается о мальчишке, который немного прихрамывает, потому что у него одна ножка короче другой, и он играет в школьной команде, он стоит на воротах. Он всегда мечтал о том, чтобы стать нападающим. И вот его команда принимает участие в областном турнире, и он хочет занять позицию нападающего, и его никто всерьез не воспринимает, при этом он идет на тренировки, и ему помогает в этих тренировках его младшая сестра. Эта история о том, как младшая сестра помогла своему брату все-таки стать нападающим и забить решающий гол в финале этого турнира. Эта история о том, что близкие люди всегда помогают. История трогательна, потому что за спиной любого чемпиона, любого победителя всегда стоит либо мама, либо папа, либо сестра, либо жена. Тот человек, который в своей жизни чем-то жертвует для успеха ближнего. И новелла про конные скачки рассказывает «историю Ромео и Джульетты», мы так между собой этой называем. Успешный молодой человек (16 – 18 лет) живет в Испании со своими родителями. Они возвращаются в Россию, чтобы он победил на очень важном конном турнире. Готовясь к нему, герой вдруг начинает проигрывать какой-то девочке, которая работает конюхом. Они спарингуются, он раз за разом проигрывает, и не может понять, почему. Если эта девочка проиграет на скачках, то ее лошадь продадут, и она будет несчастна. Для того, чтобы стать настоящим победителем, не обязательно победить. Можно проиграть или уступить первое место той девушке, которая окажется интересной, которая вызывает какие-то чувства, которая нравится, и счастье которой может быть гораздо важнее, чем свое.

– В Татарстане существует «детская травма» с начала 90-х после неудачного инвестирования в «московского режиссера». Как вам удалось добиться местного татарстанского финансирования?

– Я – человек не из Москвы. Я приезжий. И я работаю в Союзе кинематографистов, это общероссийская организация. И мы в течение двух лет уже активно занимаемся развитием региональных кинематографий. Я все время езжу по стране, в разных регионах от Чукотки до Калининграда мы проводим свою деятельность, знаем все киносообщества, знаем, кто что снимает, помогаем, проводим питчинги, отбираем лучшие проекты и каким-то образом поддерживаем. К проекту «Команда мечты» я отношусь не как к московскому, а как к российскому. У нас изначально была такая позиция – мы хотим по минимуму снимать в Москве. 

Сегодня одна из важнейших задач в культурной политики – это создание единого культурного пространства по всей России. Если мы снимаем в Казани, то мы снимаем вместе с казанскими коллегами, и это – наш общий проект. Поэтому я себя не чувствую москвичом, я ощущаю полную поддержку и мне очень нравится снимать в Казани и в Татарстане. Я уверен, что это первый, но точно не последний проект, который мы делаем здесь с Союзом и с нашими коллегами из Татарстана, которые очень хорошие.

– Говорят, Ильсур Метшин дал деньги на проект, потому что в нем снимается его сын. Как вы это прокомментируете?

– Дело в том, что мы ведем переговоры довольно длительное время. Съемка данного фильма производится на средства, которые мы получили из Министерства культуры РФ, был конкурс, питчинг, и мы заняли первое место среди всех проектов для детского и семейного просмотра. Для нас это большая гордость, и это основные наши средства. Естественно, мы когда считали бюджет, прикидывали, сколько может стоить картина, мы ориентировались на то, что мы будем где-то поближе к Москве снимать, и экспедиция в Казань наложила дополнительные расходы. Тогда мы при поддержке Никиты Сергеевича (Михалкова – ред.), режиссера, народного артиста, председателя Союза кинематографистов, обратились к главе региона, к Рустаму Нургалиевичу Минниханову с просьбой поддержать картину. Потому что экспедиция довольно затратна. И нам пообещали такую поддержку, и сейчас это все утрясается. Ильсур Раисович (Метшин – ред.) нас поддержал всячески. Казань – это очень красивый город, и его мы максимально покажем в нашем фильме красиво. 

Но никаких денег от Ильсура Раисовича нет, и, более того, может быть, они и не нужны. Никакие роли в нашем фильме не поддерживаются, не «делаются», не создаются из каких-то экономических или других причин. Все актеры, которые у нас играют и главные роли, и второстепенные, прошли кастинг. Поэтому мы ждем решения о поддержке со стороны республики. Не знаю, будет она или не будет, никто меня не оповестил. Но надеюсь, что будет такая поддержка. Но это не самое главное. Я всегда делал оговорку: «Если не поддержите, мы, все равно, здесь будем снимать, потому что нам здесь максимально комфортно и приятно работать. Здесь я чувствую, что и актеры, и режиссер занимаются творчеством. У нас есть ипподром, который нам дает и лошадей, и конюшню, и тренировки, и с тренерами мы подружились. Никаких денег нам никто не дает, это орагнизационно-администрационная и моральная поддержка.

– Когда начали и когда планируете закончить?

– Мы над сценарием этого фильма работаем около двух лет. В 15 году мы идеи накидывали, думали о разных видах спорта – фехтование, плавание, очень много кинематографических видов спорта. Но в итоге остановились на футболе, самбо и лошадях. Мы целый год писали сценарий. После конкурса в Минкульте РФ отшлифовывали, кастинговали, выбирали объекты, сформулировали концепцию, сделали эскизы, раскадровки. Начиная с июля 17 года мы вошли в съемки. Съемки в Казани у нас делились на два блока – июльский и августовский. В сентябре – октябре у нас будут идти съемки новелл о самбо и футболе. История самбо должна сниматься в Москве, потому что у нас история столичного спортивного комментатора. Потом снимаем про футбол — не в Москве точно. И уходим на 6 – 7 месяцев в монтаж, будем делать графику, цветокоррекцию, озвучание, композитор напишет музыку, мы договоримся с известными артистами, чтобы они написали песни с клипами к нашему фильму. Конец весны начало лета – будем выходить в прокат всероссийский.

– Кто из казанцев принимает участие?

–Если говорить об актерском составе, то вчера у нас было порядка 200 человек, которые играли зрителей. Мы позвали простых людей, которым интересно и кино, и конный спорт. Ильдар Ягафаров, председатель татарского отделения Союза кинематографистов, принимал участие в эпизодах. Роман Рухтин, один из главных тренеров на ипподроме, играет оппонента Романа Мадянова и играет потрясающе. Когда мы его одели в костюм, там появилась и осанка, и этот взгляд, очень сильный, и видно – он, как настоящий тренер, и у него стрежень. И мы вчера разговаривали с Романом Сергеевичем, он говорит – как-то не очень даже комфортно, настолько чувствуется энергетика мощная. У нас много молодых актеров, которых мы пока решили не анонсировать, не называть, потому что это правильно, потому что ближе к премьере мы бы хотели назвать тех актеров, которые действительно у нас становятся открытием. Нашим казанским и московским актерам после фильма посыпятся предложения. Потому что это – новые лица и очень серьезные актеры.

– Это правда, что Ягафаров дублировал Мадянова?

– Да, там были такие моменты чисто производственные. Мы обратились к Ильдару с просьбой заменить Мадянова на тех кадрах, где Мадянов у нас просто физически отсутствовал. Дело в том, что у нас Мадянов сейчас снимается в нескольких проектах, и это сложно физически совместить. И в тот момент, когда мы поняли, что физически он у нас не может быть в Москве, потому что есть другой проект, мы решили продумать по-другому эти сцены и снять Ягафарова как Мадянова. У нас получилось, но в этом есть некая магия кино. Причем где-то, может быть, Ягафаров был точен.

– Бюджет фильма. Сколько миллионов стоит проект?

– Данный проект стоит от 70 млн рублей – это наш первоначальный бюджет. Дальше он стал несколько увеличиваться из-за того, что технологически мы задали довольно высокую планку. Не хотим снимать скачки или футбол, или самбо со штатива, или просто свободной камерой с рук. Почему и придумываем свои какие-то технологические решения, как сделать это максимально эффектно и зрелищно. Должны быть аттракционы, это – кино. Поэтому основные средства тратятся на технологию съемки, на краны, на коптеры, на вертолеты, на рельсы, на тележки, на квадроциклы. Мы много придумали здесь во время съемок, уже на месте в Казани разные такие приемы, как снимать это все эффектно. В итоге это все красиво.

– Обязательно ли человек должен окончить ВГИК, чтобы заниматься успешно кинематографом в России?

– Конечно, без этого нельзя. Это говорю я, как человек, который успешно окончил ВГИК. Это я говорю сам себе и про себя. На самом же деле, мы знаем очень много примеров людей которые учились снимать кино, смотря очень много фильмов, разбирая их. Очень много киноведов, кинокритиков, которые пошли в режиссуру. Поэтому профильное образование имеет большое значение, но не решающее. Поездив по стране, я все больше и больше убеждаюсь, что не образование, а просто человеческий фактор решает очень многое. Не только в судьбе конкретного кинематографиста, а в судьбе отечественного кино. Потому что мы чувствуем некую стагнацию не только в российском, но и в мировом кино. Темы повторяются, герои повторяются. Мы живем во времена сиквелов, приквелов, триквелов и прочего. Чувствуется дефицит историй и скудность того, как эти истории рассказываются. И в регионах мы встречаем очень много интересных людей. В Бурятии, в Якутии, в Казани, в Иркутске, в Архангельске очень сильные ребята, которые четко понимают, о чем они хотят снимать. По линии Союза мы поддерживаем этих ребят. Для того, чтобы снимать кино не обязательно ехать в Москву. Я думаю, что очень скоро станет такая ситуация, что для того чтобы снимать кино надо будет уезжать из Москвы и где-то снимать.

– Расскажите, почему всероссийский форум о развитии кино пройдет в Казани?

– Союз кинематографистов России, отделение Татарстана, «Татаркино», руководство республики, мэрия города Казани – мы хотим в конце сентября – начале октября провести всероссийский форум о развитии регионального кино в Казани. Потому что в нашем кинорейтинге регионов, который мы провели в прошлом году и в этом году сейчас проводим, Татарстан занимает второе место, обгоняя Иркутск, Якутию, Свердловскую область. Это все очень сильные кинорегионы. За счет прекрасного фестиваля мусульманского кино, за счет форума «Время кино», за счет того, что здесь активный Союз, «Татаркино», здесь развита кинотеатральная инфраструктура, но кино Татарстана не на коне. Есть кино бурят, Якутии. Там – бум. Все об этом говорят. Мы хотим здесь провести, потому что это вторая строка рейтинга, вы уступаете только Санкт-Петербургу. Нужно идти дальше. 

Мы хотим обсудить, каким образом создавать кино именно Татарстана, чтобы о нем все говорили, чтобы у него был и свой собственный колорит и особенности, при этом, чтобы не замыкаться только на местном зрителе, а чтобы транслировать все на федеральном уровне. Надо говорить о том, как это делать, поговорить с коллегами с разных регионов, всех сюда пригласить, они поделятся опытом. Они смогли бы сформулировать некую концепцию развития татарского кинематографа. Это очень важно, и мы хотим чтобы этот форум открывали Минниханов и Михалков. Важно, чтобы не мы из Москвы приехали сформулировать концепцию. Мы приедем и будем задавать вопросы, и вместе с казанскими и региональными кинематографистами сформулируем вместе эту концепцию.

Не каждому региону надо снимать много фильмов, кому-то надо заниматься только кинотеатрами, или только фестивалями, или стать образовательным центром. Мы это все должны обсудить. Мне кажется, если в Казань в Татарстан будут ехать москвичи или питерцы, чтобы снимать кино, это будет очень хорошо. Я уверен, что кинематографу Татарстана – быть!