«Татарский 20 лет учили неэффективно»: профессор Замалетдинов о прошлом и будущем родного языка

О проблемах преподавания татарского языка в школах, об организации мероприятий в Год родных языков и народного единства, о глобализации и сленгах рассказал директор Института филологии и межкультурной коммуникации КПФУ Радиф Замалетдинов в интервью «Без галстука» с Андреем Кузьминым. Подробнее читайте в материале.

О национальном татарском журнале: «Тиражи рассылаются во все ведущие научные центры мира»

Наступивший год был объявлен Годом родных языков и народного единства. Ваш институт будет интегрирован в эту работу?

2021 год будет очень интересным и уникальным. Миссия нашего института такова, что мы даже без объявления данного года всегда занимаемся работой в этом направлении. Мы проводим десятки тематических мероприятий, а для проведения Года родных языков наш университет КФУ представил 13-страничный план. Мы очень надеемся, что в новом году состав и география участников мероприятий будут намного шире.

Минкульт РТ уже анонсировал более 140 мероприятий в рамках Года родных языков. Что они собой представляют, какова их суть?

Это события познавательного, культурного и научного содержания. Для вузов это, прежде всего, работа с нашими будущими студентами — школьниками, а также их учителями, однако этим дело не ограничивается. КФУ сегодня известен далеко за пределами России, поэтому мы работаем над продвижением татарского, русского и других языков по всему миру.

«Например, мы издаем журнал "Татарика" на трех языках: русском, татарском и английском. Он включен в международную базу данных, и на страницах этого издания мы рассказываем читателям о татарском языке, культуре и истории»

Тиражи рассылаются во все ведущие научные центры мира, причем как в бумажном, так и в электронном виде.

Вы фиксируете читаемость этого контента на электронных площадках?

Да, фиксируем. У журнала есть свой сайт, и мы видим большой интерес к публикациям. Авторы статей — представители не только республики и страны, но и зарубежья.

Проекты по сохранению и продвижению татарского языка в России и за рубежом

Какие еще проекты вы используете для популяризации татарского языка? Востребованы ли они за рубежом?

Наш ключевой проект — Институт Каюма Насыри. Подобные инструменты широко используются в Германии, Испании и других государствах. Главная цель — продвижение родной культуры и языка за пределами страны. Сейчас уже созданы 11 центров данного института, главный из них расположен в Казани на базе КФУ. Другие центры функционируют в Казахстане, Киргизии, регионах РФ. На этих площадках идут бесплатные курсы татарского языка, а при необходимости и русского. Через эти центры мы поддерживаем связь со всеми, кто интересуется вопросами развития и сохранения татарского языка, литературы, культуры и истории.

Третий амбициозный проект — онлайн-школа «Ана теле». Работа над проектом идет с 2013 года под патронажем Президента РТ. Занятия идут в основном в интернет-формате, но ежедневно с 17 до 21 часа наши преподаватели работают еще и офлайн, со слушателями. За прошедшие годы через эту онлайн-платформу прошли более 60 тыс. человек. А 2020 год из-за пандемии стал особенно результативным, когда все форматы обучения массово шагнули в сторону онлайна.

«Наша страна, некогда самая читающая страна на планете, сейчас уже утратила это почетное звание»

Когда я руководил «Татмедиа», то часто говорил с редакторами входящих в холдинг журналов. По их словам, одна из самых больших проблем — ухудшение качества восприятия литературного татарского языка. Авторы пишут статьи, но их некому читать. Как вы смотрите на эту проблему?

Да, такая тенденция есть, и мы ее изучаем. Проблема связана со снижением читательского интереса. Нам нужно еще глубже смотреть, чем это вызвано. Это проблема глобализации и развития современных электронных технологий связи. Все это влияет на снижение читательской активности. Статистика говорит о том, что наша страна, некогда самая читающая страна на планете, сейчас уже утратила это почетное звание. Наши люди в среднем читают книги всего 9 минут в сутки. Мне кажется, всему обществу нужно задуматься и делать соответствующие выводы.

А какие выводы вы делаете? Как привить интерес? Будем проводить десятки мероприятий, а цель какая? Привить интерес, чтобы более грамотно писали на русском и татарском языках?

Для каждой категории населения ставится своя цель. Прежде всего, для основного населения — это привить интерес к своему родному языку. На уровне общения нужно, чтобы наше население как можно больше читало и общалось на родном языке. Для другой категории граждан, которая напрямую связана с образовательной и научной деятельностью, важна грамотность. Поэтому, мне кажется, нужно разделить эти категории и ставить соответствующие цели перед каждой категорией населения.

Почему школьники после 11 лет изучения татарского языка не могут свободно говорить на нем?

По поводу повышения квалификации педработников. У меня сын круглый отличник, но в 11-м классе он не говорил по-татарски. Десять лет он учил язык. Дочь тоже круглая отличница, тоже не говорит на татарском языке. Что это — отсутствие интереса или неэффективное преподавание? Они же знают английский. Получается, им так преподавали и не привили интерес? Или отсутствуют технологии преподавания татарского языка? Расскажите, что с методиками?

Мне кажется, это наша общая недоработка, и со стороны школы как системы образования, недоработка и со стороны общества, со стороны родителей. Только если комплексно подходить к решению данной задачи, можно добиться каких-либо результатов.

«Я не отрицаю, конечно, те учебники, те программы, которые были написаны в 90-е годы и по которым проводилось обучение, не были идеальными»

Когда в республике объявили два государственных языка — это русский и татарский, по русскому языку и с учебниками, и с учебными пособиями практически проблем не было, а что касается татарского языка, нужно было в очень короткое время разрабатывать и издавать учебники и начать эту работу.

В итоге ученики, проучившись в школе по 11 лет, не владели языком даже на бытовом уровне, вот это мы получили?

Наверно, не совсем так, мы тоже довольно-таки часто общаемся и с учителями, и с руководителями образовательных организаций и работаем с выпускниками. Отдельные слова они знают, но, к сожалению, связной речи и понимания нет.

Проблем много, вопросов тоже достаточно. В последние годы в нашей республике ведется активная работа в части создания сети полилингвальных образовательных организаций. В свое время, еще в 2010 году, мы об этом тоже говорили. Посещая наш институт в 2013 году, Рустам Минниханов ознакомился с нашими предложениями и проектом, подготовленным нашими учеными, в части создания сети полилингвальных образовательных организаций. Мы предлагали создать в восьми зонах нашей республики подобные комплексы, где бы обучение велось на нескольких языках, прежде всего на русском, татарском и на одном из иностранных языков.

Сегодня, как показывает практика, мы изучаем опыт других стран и регионов России — это, наверно, наиболее правильный путь. Нельзя добиться успеха только преподаванием языка на уроках в дошкольных образовательных учреждениях или в школах, необходимо еще преподавать предметы на том языке, только в этом случае можно добиться результатов.

В 2021 году в Татарстане разработают новые учебники татарского языка для школ

Те проекты, которые раньше Минобразования и разные институты вели, выделялись сумасшедшие деньги на подготовку, — все это мы забыли и сейчас по новой с 2020 года начали разрабатывать учебники. Когда вы его разработали?

В 2020 году мы разработали учебник для первого класса. В этом году будут разработаны еще три учебника, для второго, третьего и четвертого классов. До конца 2021 года будет завершена работа по созданию линейки учебников для начальной школы.

Вы это сразу тестируете на полилингвальной школе?

Работа ведется параллельно. Мы проводим эксперимент как на базе полилингвального комплекса, так и на базе наших образовательных организаций-партнеров. На сегодняшний день получаем довольно хорошие отклики. Чтобы получить соответствующий статус, войти в федеральный перечень, нужно проделать еще определенную работу, получить соответствующие экспертные заключения. Если этот проект будет поддержан, мы надеемся на то, что также нами будут разработаны соответствующие учебники с пятого по девятые классы.

Сейчас они как учатся? Школы же запустили.

В этих образовательных организациях обучение ведется по старым учебникам. И еще буквально в последние годы ученые Института языка, литературы и искусства имени Галимджана Ибрагимова разработали учебно-методические комплексы. Они разрабатывают в основном учебники для татароязычных.

Татарский изучают как родной. А у вас татарский как иностранный?

Мы разрабатываем учебник для обучающихся, которые изучают татарский язык как не родной и для тех татар, которые плохо владеют татарским языком.

В РТ по заказу Правительства с 2018 года готовят учителей-предметников для работы в полилингвальных школах

С 2013 года это уже витало. Пока Минтимер Шаймиев под свое крыло не взял, это все не продвигалось, но теперь у вас мощный лоббист в его лице, который занимается вплотную полилингвальным образованием. Вам как ученым нужно же создать методологию, обучить учителей. Как в этом направлении ведется работа?

Начиная с 2018 года по заказу Республики Татарстан, мы готовим учителей-предметников для работы в билингвальных и полилингвальных образовательных организациях, то есть учителей русского языка и литературы, татарского языка и литературы, учителей иностранных языков, специалистов в области изобразительного искусства и дизайна, мы готовим учителей музыки.

Сколько вы уже подготовили математиков, которые могут преподавать на татарском и английском языках?

Эта работа началась в 2018 году. Принимаем в основном по двум профилям. Допустим, мы готовим учителей не только математики, а учителей математики и информатики; учителей физики и информатики; учителей истории и обществознания. Мы готовим учителей иностранных языков как минимум по двум профилям. У нас бакалаврские программы, но в связи с тем, что готовим по двум профилям, обучение длится пять лет.

Но можно же переподготовить. Школы в Казани и Елабуге уже открыты. Кто там сейчас преподает?

В этом направлении по заказу Министерства образования и науки республики работа ведется. Переподготовка и повышение квалификации учителей тоже организованы. Но есть определенные сложности. Во-первых, КФУ — вуз федерального подчинения. Республика не может перечислить напрямую средства для обучения или повышения квалификации, переподготовки педагогических работников. Приходится проходить через конкурсную процедуру — это довольно длительный и сложный путь, чтобы получить средства на обучение или на повышение квалификации учителей.

Иногда случается такой казус. Мы по заказу Республики Татарстан принимаем на первый курс студентов, получаем на конкурсной основе деньги, а через год снова объявляется конкурс. Чтобы получить средства для обучения на втором курсе, нам приходится участвовать в конкурсе. Если мы выиграем конкурс, мы получаем соответствующие средства.

Кто контролирует появление новых слов в русском и татарском языках?

Анализируете ли вы интернет-среду? Насколько там меняется язык? Сможете ли вы как ректор, заслуженный филолог с регалиями сейчас залезть в какой-нибудь молодежный или подростковый чат и понимать их? Потому что это же совершенно другая языковая культура, совершенно другой сленг — что на татарском, что на русском. Сможете ли вы понять? Пробовали ли вы?

Раз мы работаем с молодежью, конечно, мы следим.

Нет, молодежь, которая к вам приходят, это филологи, они заточены на это дело. Я имею в виду просто взять любой чат, зайти туда и пообщаться с ними. Сможете?

Я думаю, сможем. Конечно, определенные сложности есть.

«Действительно, сейчас в наш язык проникает довольно много заимствований (это касается и татарского языка, это касается и русского языка). Та же самая тенденция связана с развитием инфокоммуникационных технологий, с глобализацией»

К сожалению, видимо, некая мода влияет на всех нас, и приходится использовать данные заимствованные слова.

Что делать? Подчиниться и замусоривать языки или противостоять этому: выжигать сленг каленым железом с телевидения, радио, книг, газет?

Обязательно нужно найти золотую середину. С одной стороны, заимствования тоже играют свою роль и способствуют обогащению языка. Если сегодня технологии меняются, в нашу жизнь проникают новые реалии и вместе с ними появляются и новые слова, мне кажется, не нужно от них отказываться.

Вы изучали, сколько сейчас новых слов за последние десять лет появилось в татарском языке и в русском под влиянием интернета? Вы создали словари какие-то? Как определенное слово входит в обиход и становится «обрусевшим» или «отатарившимся»? 

В конце декабря в Москве председатель Совета по русскому языку при Президенте РФ Владимир Ильич Толстой проводил очередное заседание, и там тоже поднимался этот вопрос. К сожалению, это проблема не местного уровня. Ситуация, которая складывается сегодня в мире, затрагивает все языки и народности. Что касается русского, в настоящее время разрабатывается соответствующий законопроект, согласно которому будут определены ответственные структурные подразделения и некие требования, которые будут предъявляться при решении подобных вопросов.

Мы комплексно должны подходить при принятии решения по тем или иным словам, по заимствованиям. Только при получении экспертного заключения мы должны включить зеленый свет для того или иного слова. Иначе мы потом не соберем язык. 

Изучают ли появление новых слов в треках рэперов?

Многие изучают Пушкина, а кто-то рэперов современных изучал? Ведь влияние этой субкультуры огромное на молодежь. Кто-то запустит непонятное слово в обиход, и все им пользуются, а вы не понимаете, что оно значит, хотя буквы знакомые. Когда вы это начнете изучать?

Работа ведется, нужно просто систематизировать, и необходимо подключать к этой работе СМИ.

Что нужно делать для сохранения родного языка? Чего не хватает? Что должно сделать государство? Вы сказали, нужно больше финансирования, изменения в законодательстве. Что еще нужно? 

В нашей республике очень много делается в данном направлении. Мы общаемся с коллегами из других регионов, из других образовательных учреждений. Хотелось, чтобы максимально были поддержаны молодежные инициативы, чтобы те проекты, которые пока остаются нереализованными, нашли поддержку, в системе образования давали возможность профессионалам принимать те или иные решения, разрабатывать учебно-методические комплексы, методики и поддерживали те инициативы, которые подготовлены и готовятся. 

Большая роль в сохранении родного языка отводится семье, с одной стороны. С другой стороны, большую роль играет и система образования.

Как помочь родителям передавать ребенку знания о родном языке?

Как родителей убедить в том, что родной язык нужен? Как мама должна говорить со своим ребенком о родном языке? 

На родителях очень большая ответственность в том, чтобы ребенок говорил на своем языке, но все мы прекрасно знаем, что у родителей не всегда хватает времени для работы в этом направлении. По большей части воспитанием детей занимаются бабушки, дедушки. Здесь есть и очень большой плюс в том, что родной язык сохраняется через устное народное творчество, а старшее поколение очень хорошо владеет этими материалами и вкладывает душу в ребенка в части сохранения родного языка. 

Если вернуться к примеру полилингвально-образовательного комплекса, в настоящее время по заказу руководства республики и образовательного корпуса разрабатываются специальные учебники для родителей. Одно дело, когда учебники разрабатываются для школьников и для учителей, а другое, когда в дополнение ведется работа в направлении родителей. 

Когда это будет реализовано?

Я думаю, в 2021 году. Там не только учебники ориентированы на изучение языка, они ориентированы на то, как работать со школьником в свободное время. Они охватывают очень много вопросов. Мне кажется, они очень востребованы и будут успешными. 

«На татарском языке говорят около 7 миллионов человек, надо умножать это число»

Вы же входите в комиссию по сохранению татарского языка. Как там обсуждение этих вопросов идет? Горячо? Как вы готовились к Году родного языка?

Обсуждения тех или иных вопросов довольно-таки бурно проходят, уже приняты интересные решения в части проведения мероприятий, конкурсов. Мне кажется, в республике уже нет ни одного человека, который не знал бы о создании данной комиссии и о тех основных направлениях, которые она решает. 

Говоря о родных языках, о сохранении родного языка, хотелось бы подчеркнуть еще раз: к сожалению, то, что переживает сегодня Татарстан, Российская Федерация, это все характерно и для всего мира. Если вернуться к русскому языку, то к сожалению, позиции даже такого языка потихоньку теряются.

«Если возьмем 90-е годы, то на русском языке говорили около 350 млн человек. За несколько десятилетий так получилось, что на русском языке говорит почти на 100 млн человек меньше»

Что касается татарского языка, сегодня, по разным данным, на татарском языке говорят около 7 миллионов человек, плюс-минус. Есть разные источники, разные данные, но можно взять за основу эту цифру. 

Семь миллионов на бытовом говорит. А на литературном? Читать-то кто может из этих семи миллионов? Миллион, два? У вас нет такой статистики? 

Наверное, половина. В основном говорят на татарском языке на бытовом уровне. Только около двух миллионов татар проживает в Республике Татарстан. Соответственно, довольно-таки серьезная задача стоит и перед Правительством республики, и перед нашими жителями, как помочь, как поддерживать то население, которое проживает за пределами Татарстана. Это ведь и молодежь, и старшее поколение.

Онлайн-школа, о которой мы говорили, это довольно интересный и серьезный ресурс для того, чтобы поддерживать уровень владения языком. Кроме Республики Татарстан кто будет комплексно решать данные задачи, данные вопросы? 

Меня радует, что есть понимание всем населением республики того, что тут проживают разные народности, национальности и нужно поддерживать все языки, все культуры. Но при этом основная действенность республики, конечно, касается татарского языка.

Меня радует, что и на заседаниях Совета по русскому языку, и на заседаниях комиссии по татарскому языку мы не ограничиваемся обсуждением только проблем развития и сохранения одного языка.