Габдулхай Биктагиров о покойной супруге Хание Фархи: «С каждым днем мне только тяжелее»

Поклонники творчества Хании Фархи должно быть знают — сейчас идет подготовка к концертам, посвященным ее памяти. Поэтому корреспонденты ИА «Татар-информ» поговорили с теми, кто работал в группе «Байрам», и еще раз вспомнили о певице.

«Песни Хании звучат по радио, очень трудно их слышать»

Габдулхай Биктагиров после смерти супруги практически не общается с журналистами. Поэтому это интервью состоялось в необычном формате: с ним поговорил Валентин Кулагин, работавший в группе «Байрам» и очень тесно общавшийся с Габдулхаем Биктагировым. С содержанием их беседы ознакомился корреспондент ИА «Татар-информ»

— Говорят, время лечит. Душевные раны исцелились?

— Нет. Мы же были не просто семьей. Мы были вместе 24 часа в сутки. И в один миг этого не стало. С течением времени мне становится только тяжелее. На душе пустота. Очень тяжело остаться одному. Песни Хании передают по радио. Ностальгия. Тяжело. Очень трудно это принять.

— Кем была Хания для вас?

— Хания — это сама жизнь, она и работа, и любимый человек. По-настоящему любимый. Даже если и пишут, что Габдулхай был такой или сякой, все это неправда.

— Когда человек умирает, часто говорят, что недооценивали его. Как думаете, достаточно ценили Ханию при жизни?

— Я думаю, невозможно жить с человеком, которого не ценишь. Я любил ее. В любой семье бывает разное, в том числе и ссоры по мелочам.

— Не жалеете о том, что на какие-то ее жалобы не обращали должного внимания?

— Хания никогда ни на что не жаловалась. Она назвала себя счастливым человеком. Всегда говорила, что у нее есть свой зритель, семья, любимые внуки.

«Слухи о Хание Фархи — от зависти»

Валентин Кулагин и сам дал интервью ИА «Татар-информ».

— График Хании Фархи всегда был очень напряженный. Даже молодому человеку трудно гастролировать в таком темпе. Вы думали о том, что надо их сокращать?

— Хания апа очень любила зрителя. Это во-первых. А во-вторых, она всегда думала о коллективе. О том, как его сохранить. Она считала, что один гастрольный тур не должен включать в себя больше 15 концертов. Мне тоже хочется побыть рядом со своими дочерями, внуками, подчеркивала она. Она не была жадной. Работала для того, чтобы сохранить коллектив.

— В интернете ходят самые разные версии по поводу причин смерти Хании Фархи. Пишут даже, что она покончила жизнь самоубийством. Как думаете, кто распространяет эти слухи? Вы знаете этих людей.

— Нет, не знаю. Это от зависти. Хание и Габдулхаю часто завидовали. Только завистники могут говорить такое. Но на самом деле Габдулхай абый никогда не обижал Ханию апа, он, в общем, никому не делал зла. Мастера злословия распространяют такие слухи.

И Хания апа тоже говорила: если за его спиной ходят слухи, значит, он идет впереди всех. Если бы говорили обо мне или о вас — было бы неинтересно. А Ханию апа знали все. Сама она никогда не любила сплетни, как только слышала их, переводила разговор на другую тему. Тем, кто распространяет слухи, нечем заняться, это значит, их собственная жизнь не ладится, — подключился к разговору организатор концертов в память о Хание Фархи Раил Нуриев.

— Люди знают Ханию как артистку, а какой она была дома?

— Она была очень хорошим человеком, всегда гостеприимной. Она была очень справедливой. Это касается и меня. Хания апа вывела меня на сцену. Это были годы, когда из ансамбля ушел Даниф Шарафутдинов. Только я знал песню «Соңгы тукталыш» от начала до конца. Это было в начале 2005 года. Я же пришел как водитель, а потом потихоньку-потихоньку стал выходить на сцену. Меня вывела Хания апа, а через некоторое время у меня началась «звездная болезнь». Думаю, такое может быть у любого человека. Парни начали жаловаться на меня за спиной. Тогда Хания апа позвала меня в гримерку и сказала мне слова, которые я помню до сих пор. «Ты только сегодня “звезда”. Если я тебя выгоню, ты не будешь звездой». До сих пор в ушах звенят ее слова!

Она никогда никого не обижала. Но если надо было кого-то по-настоящему отругать, она делала это так, что Габдулхай абый и близко не стоял! Такой она была справедливой и благородной.

— О Габдулхае говорят, что он очень жесткий человек. Это в самом деле так?

— Он требовательный. А если бы не было этой требовательности, коллектив бы распался. К примеру, если ты играешь на клавишных, будь добр выполняй эту работу на все сто процентов. Если ты водитель, то должен быть на месте за три-четыре часа до начала концерта. Габдулхай абый всегда оставлял запас времени на случай, если будет пробка, проткнется колесо, сломается двигатель. Говорил, что время всегда должно оставаться, чтобы вовремя приехать к зрителю и выступить перед ним. Многие недовольно ворчали: «Зачем это нужно? Можно же и попозже уезжать». Но в дороге всякое может случиться. Эту требовательность многие воспринимали как жестокость.

Хочу рассказать одну историю. Габдулхай абый велел поехать пораньше. Зимой в Оренбургской области мы попали в пробку. Произошло ДТП, и поэтому трассу перекрыли. Когда мы доехали, зрители уже сидели в зале. Мы вбежали, за 20 минут впопыхах установили аппаратуру. Вот это называется точность и требовательность. Кто как понимает, конечно, но я считаю это именно требовательностью.

У него все точно. Раньше я был несобранным. Он меня перевоспитал, до сих пор этим пользуюсь и буду пользоваться. Это означает, что ты каждую свою минуту, все свои дела планируешь заранее. Это очень помогает мне в жизни.

— Было ли место ревности в их семье?

— Думаю, Габдулхай абый не ревновал. Хания апа известный человек, какой смысл ревновать? Этого чувства не было в их семье. Без шуток, конечно, не обходилось, типа «Как ты смотрел на ту молодую девушку», но все это было только в шутку. Хания апа тоже не ревновала. Они понимали, что до конца будут вместе. Любовь, возникшая в самом начале, никуда не делась.

— Какие блюда она любила больше всего?

— Она очень любила готовить бэлеш. А любимым лакомством для нее был вяленый гусь.

— Почему вы выбрали солисткой группы «Байрам» певицу Иркэ? Были ли другие кандидатуры?

— Габдулхай абый не имеет никакого отношения к этому ансамблю. В нашу группу пришел Марсель Шамсутдинов, он был гитаристом и музыкальным руководителем ансамбля. Можно сказать, что он и создал коллектив. На сегодняшний день в группе работают только три человека из ансамбля Хании Фархи. Как музыкальный руководитель Марсель захотел снова возродить группу. Он пришел к Габдулхаю абый и попросил у него разрешения. Тот сказал, что не против. А уж почему они выбрали Иркэ, думаю, было бы правильнее спросить у них самих.

— Артисты ансамбля тоже, наверно, не бедствовали. Как они живут сейчас?

— Я не знаю. Каждый нашел свое место. Кто-то учит детей, кто-то продолжает свою карьеру, пишет аранжировки.

— Чем сейчас занимается Габдулхай абый?

— Габдулхай абый живет один в своей родной деревне.

«Идет подготовка к концерту в память о Хание Фархи»

Далее мы поговорили с Раилем Нуриевым. Он организатор концертов в память о Хание Фархи, администратор.

— Кто обладает правами на песни Хании Фархи?

— По поводу прав на песни нужно обратиться к их авторам. Только некоторые песни полностью куплены и права на них принадлежат семье Габдулхая абый. Ни Габдулхай абый, ни мы сами не против того, чтобы исполняли песни Хании Фархи. Наоборот, мы только одобряем. Пусть поют. На самом деле многие приходят и просят об этом.

— Хания Фархи была примадонной татарской эстрады. Как вы думаете, кто сейчас занимает это место?

— Никто не способен занять ее место. Оно принадлежит только ей.

— Где можно приобрести книгу о Хание Фархи?

— Ее нигде нельзя найти. Эту вышедшую трехтысячным тиражом книгу мы бесплатно раздавали каждому пришедшему зрителю на концерте «Онытылыр димә» памяти Хании Фархи, который прошел 30 мая (в день ее рождения). Мы эту книгу создавали все вместе: я, Габдулхай абый, Габдульбар абый Ризванов, Айгуль апа. В том числе здесь собрана и информация, полученная от ее московских друзей.

— Концерты в ее честь еще будут?

— Мы как раз готовимся к концерту в память о Хание Фархи. Планируем провести его 30 мая в Казани и 31 мая в Уфе. На концерте будут звучать только песни из репертуара Хании Фархи. Уже определен состав певцов.

— Зрители помнят Ханию, организуют различные флешмобы. Появилась и группа в память о Хание Фархи. Как на все это смотрит Габдулхай абый?

— За такую любовь к Хание апа он говорит зрителям только спасибо. Если не будут забывать, будут и дальше исполнять ее песни, она навечно останется с нами!

— Кому-то не понравился могильный камень… Говорят, что на Ханию давит глыба.

— Если не нравится, пусть тогда сами переделывают заново. Мы решали вместе, советовались со всем ансамблем, согласовывали дизайн-макет с родными Хании апа и пришли к единому мнению. Все, кто приходит на могилу, увидев это камень, говорят спасибо. А остальное — это слова сплетников. Как говорит Ильсия Бадрутдинова — «счастья им!».