Юрий Шевчук: «У вас надо очень мудро поступать, с уважением к национальным языкам»

Рок-музыкант приехал в Казань, чтобы представить новую концертную программу «ДДТ. История звука». Однако, кроме этой самой истории, он рассказал, как познакомился с Казанью, поделился познаниями в татарском языке, а также предпочтениями в современной музыке и кулинарии.
30 лет новейшей истории

На легенду он не похож. На пресс-конференцию пришел вовремя, с журналистами общался, как со своими старыми знакомыми: шутил, смеялся, честно и без пафоса отвечал. Крепить на себя какие-то микрофоны отказался. Просто снял зимнюю куртку, скрестил руки на груди и предложил задавать вопросы. Немного усталый, но с горящими глазами и озорным взглядом – в любой момент, казалось, готов пошутить. Одет более чем просто: теплый свитер и старые потертые джинсы. И – да, он запросто, по-свойски разрешил всем желающим запечатлеться с собой.

– Очень рады быть в Казани. В прошлый раз были с программой «Прозрачные», играли в клубе. Сейчас привезли более масштабный концерт «История звука». Это 30 лет новейшей истории нашего государства и нас с вами. Будут песни 80-х, 90-х, нынешних времен. Программа очень объемная, масса старых и новых песен. Есть шоу, визуализация концерта, над которой мы много работали, свет. Так что приехали не с пустыми руками.



Накануне казанского концерта, 11 декабря группа выступала в Набережных Челнах:
– Принимают хорошо. Наши люди вообще любят поностальгировать, кто-то свое вспоминает, а молодежи интересно, как группа ДДТ играла в 90-е. Разные мысли носятся у людей. Мне грех жаловаться, концерты проходят хорошо.

«Шнуру желаю мужества»

Недавняя перепалка между Шевчуком и Шнуром вызвала общественный резонанс. Все началось с шоу Дудя, на котором лидер ДДТ сказал, что Шнура слушают из-за того, что в стране тяжелые времена. Кроме того, он расценил как неуместный «эмоциональный пик» мат в композициях «Ленинграда».

В Казани также попросили прокомментировать этот момент:
– Вы ожидали, что такая буря поднимется после ваших высказываний про Шнура?

– По-моему, я высказался корректно. Сергею я бы пожелал света в душе, как желаю всем, мужества и духовных сил нести свой тяжелый крест на новогодних корпоративах.
 
– Вы легко согласились давать интервью Дудю?

– Я вообще сейчас человек малообщительный. У меня такое мироощущение – больше подумать. Я в основном в лесу живу. Там не зависит от лайков, общественного мнения, за тобой не подглядывают, кроме белок и птичек-синичек.



Драк по языковому вопросу быть не должно

– Для Татарстана сейчас резко встал языковой вопрос. Что вы думаете по этому походу?

– Очень надо быть очень аккуратными в этом серьезном вопросе, потому что все может привести к войне. Я этот процесс наблюдал, гастролируя по Украине в 2013 году. У меня мама татарка – Фания Акрамовна Гариева, отец из казаков –  Юлиан Сосфенович Шевчук. Я уважаю и немного знаю татарский язык и русский, меня это только обогащает. Так что я вас тоже советую – драк не должно быть никаких. Все войны начинаются, когда мир. Когда зло долго копится, а война – это острие всех проблем, неразрешенных цивилизованным путем.
  
Хочу сказать, что после поездок по «горячим точкам», где я видел следствие того зла, которое начиналось в мирной жизни. Мы дали более 20 концертов по всем городам Украины, где кричали: «Мир, дружба, равенство, братство!» Мы пытались так выправить ситуацию, хотя бы что-то хорошее сделать. Конечно, художник мало что может, но мы по крайней мере старались прекратить эту взаимную, конфликтную ситуацию. Поэтому у вас надо очень мудро поступать, с уважением к национальным языкам.

– Вы сами татарский в школе изучали?

– Нет, я жил у деда Акрама долго. В детстве очень хорошо говорил, потом подзабыл немного.

– Можете сейчас что-то по-татарски сказать?

– Арака бар?

«Человеческая глупость умиляет»

На вопрос о жизненной позиции он ответил откровенно и по-деловому:
– Я ведь не политтехнолог, мне надо песни писать.

– А какие новости вас привлекают, задевают за живое?

– Я живой человек... разные новости. Но особенно меня умиляет глупость человеческая. Сейчас в Ютубе, интернете много хорошего можно найти, но и много шлака. Конечно, радует, что люди в виртуальном пространстве чувствуют себя свободно, могут высказаться по любому поводу. Но смешно, когда человек, выразив свое мнение онлайн, чувствует себя самым умным на свете: «Я, Вася Пупкин, сказал, и все!» Это читать смешно. Я в интернете в основном читаю серьезную литературу, философскую. Занимаюсь самообразованием, а интернет для этого – великая штука.



– Почему вы в лесу поселились? От людей устали или от внешней суеты?

– Как понять «устал от людей»? Я просто хочу сказать, что для того, чтобы писать что-то, думать, необходимо одиночество, минимум раздражения. Думать – это важно, тогда ты какую-нибудь глупость окончательную не сморозишь.

«Не хочу петь “Осень”»

– Как отбирали песни для новой программы?

– Песни отбирались наиболее аутентичные тому или иному времени, отражающие наше мироощущение. Конечно, многие не вошли. Иногда играем больше композиций, иногда меньше. Все зависит от публики, реакции зала. Я люблю Казань, мы всегда с удовольствием здесь играем. Впервые я был у вас в 1982 году вот с такими волосами (улыбаясь, проводит по талии) автостопом, играл по разным квартирникам перед разными хипанами. У меня много здесь друзей осталось, которых в этот приезд надеюсь увидеть.

– А есть песни, исполнять которые больше не хочется?

– «Что такое осень» (рассмеялся). Ну как не хочется, песня неплохая, просто некоторые из них надоедают.

– А есть ли песни, которые вам самому нравятся?

– Нет, поэтому до сих пор и пишу. Пока не нравится, ты что-то пишешь, как только понравится, ты уже звезда. А это уже другой уровень. Звезды в небе.

Рок жив. Но в кризисе

– Почему в интервью Дудю вы согласились с утверждением, что русский рок мертв?

– Я не согласился! Я сказал философскую мысль о нашем искусстве: «Неравенство бытия в равенстве небытия». Заумную фразу сказал специально, чтобы не ответить. В свое время, когда кинематограф только появился, все орали, дураки, что театр умрет, опера или романы читать перестанут. Но все живет и развивается. Ничто не мертво, пока жив человек. Нет никакой формы в искусстве. Что ты туда «вбиваешь», таким оно и становится.

Сейчас рок-н-ролл переживает некий кризис, и это вполне естественно. Помню, как это все было в 80-е, сейчас, правда, несколько иначе. Рок-музыка становится неким мейнстримом, как джаз. Но с другой стороны есть пацаны, которые серьезно работают, появляются группы, которые мне нравятся. Например, «Порнофильмы», башкирская группа «Лемин», много других.



Ведро пельменей

В определенный момент интервью Шевчук с надеждой поинтересовался: «Все?», а когда вопросы продолжились, он взмолился:
– Можно я съем какой-нибудь татарской еды? Суп с домашней лапшой, блак-беляши (я так называю вак-беляши). Люблю татарскую кухню!

– Вы когда-то пели «Я шабашу на кухне в дырявом трико…». Сейчас по-прежнему приходится шабашить?

– Все время сижу и работаю на кухне. И готовлю сам, когда женщин нет. Моя пища простая. Жена холодильник забивает, сестра, она в Уфе живет, лепит мне пельмени всегда, на целый год. Морозилку для этого большую купил.

– А сколько пельменей ваши гости за раз съедают?

– Ну, нормально. Когда кастрюльку, когда ведро. Все хорошо. Главное, чтобы любовь была.

«К себе нужно быть беспощадным»

– Что вас вдохновляет?

– Конечно, любовь, по-другому и быть не может. Артур Шопенгауэр хорошо сказал, что человеческое  счастье составляют три вещи. Это ты сам, твоя личная жизнь, семья, любовь. Второе – это то, что ты имеешь (Шевчук выразительно потер указательный и большой палец руки). И третье – это то, что говорят о тебе. Вот если ты от этого нервного отходишь, от второго и третьего пунктов, становишься намного счастливее.



Я в таком возрасте нахожусь, что отрубаю эти вещи. Остается Вселенная, земля наша, родные и близкие, становишься намного свободнее. Даже если находишься в дисгармонии с собой, мучаешься, бьешься, это тоже счастье. Это непременное условие для роста. Я помню, разговаривал с гениальным режиссером Александром Сокуровым, кстати, он тоже татарин, «вот, ваши фильмы...» На что он мне ответил: «Какие фильмы! Это же все лажа, я ничего не сделал из того, что хотел». Такое жесткое отношение к себе, беспощадность, оно воспитывает. Потому что нормальный человек, художник, начинает с самого себя. А простоватый считает себя прекрасным умным, мол, «остальные все дураки».  Вот вам разница в отношении к себе, к жизни, к окружающим. И это все связано со счастьем.