Живущий в США татарский музыкант Оскар Акчурин: «Не хватило мудрости продолжить уникальный проект»

Оскар Акчурин родился и вырос в Ташкенте, сейчас живет в США. Татарским зрителям он известен как солист нашумевшей в 90-е годы рок-группы «Сак-Сок». Даже спустя почти тридцать лет творчество этой музыкальной группы высоко ценят поклонники. Корреспондент ИА «Татар-информ» пообщалась с Акчуриным в соцсети.

«Сак-Сок» — известная татарская фолк-рок-группа из Набережных Челнов. Музыканты синтезировали татарские народные напевы со звуком электрогитар — получился татарский фолк-рок. Поддержку группе оказывал Фонд культуры «КАМАЗа». Дебютный альбом 1993 года символично назывался “The First Lesson Of Tatar” (Liga Records). Записан он на немецкой студии CAS Studio Маратом Сайфутдиновым (клавишник, программирование, постановка), Захиром Насыбуллиным (вокал), Оскаром Акчуриным (бэк-вокал) при участии известного узбекского ударника Ричарда Шафиева и местных музыкантов. Команда распалась, просуществовав всего пять лет.

Оскаром вас назвали родители или вы позже нашли себе такое звучное имя?

Нет, я ничего не менял. Я по паспорту Оскар. Мой отец очень любил читать (и нас приучал) и перед моим рождением прочитал книгу «Сын рыбака». Автор — известный латышский писатель Вилис Лацис. Главного героя в этом романе звали Оскар. Как он мне потом рассказывал, ему понравился главный герой и запомнилось его звучное имя. Я в детстве очень комплексовал по поводу своего имени, потому что не было таких имен в Ташкенте. Даже просил поменять имя. Сейчас очень благодарен отцу за его выбор моего имени. Мне оно помогает во всем и везде.

Вы из знаменитого татарского рода Акчуриных или однофамильцы?

Да, я из знаменитого татарского древнего княжеского рода Акчуриных, берущих свое начало с 1509 года.

Как ваши предки попали в Узбекистан?

Родители отца, то есть мои дедушка и бабушка по отцовской линии, с шестью маленькими детьми на руках бежали в годы коллективизации, в конце 20-х годов ХХ века из Пензенской губернии в Среднюю Азию, в Ташкент — город хлебный.

Значит, для вас Татарстан не совсем родина предков. Как вы оказались в Набережных Челнах?

Группа «Сак-Сок» приехала в Ташкент на гастроли, и я познакомился с музыкантами, рассказал о себе. А через какое-то время получил приглашение от руководителя группы Марата Сайфутдинова поработать с группой. В Набережных Челнах я работал в 1990-1992 годах.

Ваши музыкальные успехи до «Сак-Сока»?

Я был лауреатом телевизионного конкурса молодых исполнителей Средней Азии и Казахстана «Иссык-Куль-89», представлял Узбекистан на отборочном туре «Юрмала-90» в Москве. Снимался в кино, записал несколько альбомов и множество видеоклипов, ездил с гастролями в Тунис. В США выпустил CD со своими песнями на стихи моего брата Марата Акчурина «В поисках тебя», участвовал в американском телевизионном конкурсе «Моя песня» (RTVI, New York). В Филадельфии отснял видеоклип «Донна Анна» и т.д.

В песнях «Сак-Сока» не заметен акцент — вы хорошо знали татарский?

Спасибо! В детстве я слышал татарскую речь, когда родители, говоря между собой, не хотели, чтобы мы понимали их, но мы понимали! Когда я начал учить тексты «Сак-Сока», со мной очень плотно над произношением занималась одна замечательная женщина, к сожалению, не помню ее имени. Она говорила, что у меня ташкентский акцент, именно это, я думаю, и сыграло злую шутку в итоге, когда мы поехали в Германию. Мы два месяца записывали альбом, и когда все было готово и немецкие продюсеры были в восторге — лидер группы Марат Сайфутдинов, видимо, прислушавшись к мнению знакомых из Челнов, решил переписать весь основной вокал с Захиром Насыбуллиным, а мой голос остался только в одной из двух версий песни «Умырзая» («Подснежник»), представленных на диске “First lesson of Tatar”. Кстати сказать, моя мама всегда очень любила именно эту песню... И плакала, когда я ее пел...

Расскажите, пожалуйста, об этой группе и ее музыкантах.

Мы много репетировали на базе Центра досуга в Набережных Челнах. Выступали на празднике Сабантуй, ездили в Москву на съемки передачи «Шире круг», сняли фотосессию для немецких продюсеров в Казани. Выезжали на гастроли в Индию. Записывали CD в Германии, на студии Liga Music — совместно с очень талантливым виртуозом, шоуменом и барабанщиком Ришадом Шафиевым из группы «Гюнеш». Воспоминания обо всех музыкантах очень хорошие.

Я не знала, что Шафиев татарин.

Нет! Он иранец. Его пригласили для усиления состава. Он фантастический шоумен и барабанщик, каких просто не было и нет. Вы, наверное, видели его выступления на YouTube. Он был большой Мастер своего дела. К сожалению, в 2009 году он внезапно скончался во время игры в футбол от сердечного приступа. Играл за сборную артистов «Старко».

Немецкие записи, фотосессии — это заслуга вашего лидера?

Да, это всё заслуга Марата Сайфутдинова — лидера группы, которую он же и продюсировал.

Группу спонсировал «КАМАЗ», как я понимаю. Спонсоры были довольны вами? Они имели право голоса или полностью вам доверяли?

Насколько мне известно, спонсоры были всегда довольны и полностью доверяли мнению Марата Сайфутдинова. Решения по всем вопросам в группе он принимал сам.

Вы достаточно зарабатывали гастролями?

Нет, конечно, у нас были только командировочные, для нас это была возможность поездить, повидать мир. Поездок на моем счету было всего две: одна в Индию, другая в Германию.

Девяностые — сложные годы. Как вы жили в материальном плане?

Материально было туго, как и у всех... Мы жили творчеством и мечтами о том, что сможем скоро выйти на мировой уровень и заявить о себе как о самобытной группе, ведь для этого у «Сак-Сока» были все основания.

Даже тексты всех татарских песен были переведены на английский язык моим старшим братом Маратом Акчуриным, который в те годы был профессиональным поэтом, переводчиком и жил в США.

Даже диск имел название “First lesson of Tatar”, что переводится как «Первый урок татарского». Как говорится, это была заявка на успех!

Получается, у десятка татарских народных песен есть профессиональный перевод на английский?

Да. Мы же хотели выйти на европейский и даже американский рынок. А тут никто не стал был слушать песни на непонятном языке...

Думаете, не слушали бы?

Нет, не слушали бы. Если помните, «Парк Горького» — единственная рок-группа из CCCP, которая пробилась на американский рынок в конце 80-х и достигла коммерческого успеха, войдя в американский хит-парад Billboard 200. Так вот, они пели на английском. Сегодня в Америке пользуется сумасшедшей популярностью группа из России Leonid & Friends. Они тоже поют только на английском языке.

Как вы думаете, чего не хватило «Сак-Соку», чтобы продолжить творчество?

Первый успех вскружил голову, и не хватило такта, терпения и мудрости продолжить этот уникальный проект. В названии группы уже был заложен грустный финал. Братья, как в легенде, разлетелись в разные стороны...

Вы общаетесь с ребятами из «Сак-Сока»? В соцсетях или как?

Нет, к сожалению, связи утеряны.

Как вы оцениваете группу «Сак-Сок» и ваши песни спустя годы?

Я считаю, что у этой группы был очень большой потенциал, который, к огромному сожалению, так и не раскрылся до конца. Это была уникальная возможность познакомить мир со старинными татарскими народными песнями, написанными несколько веков назад. Как нам тогда, в 90-е годы, сказали немецкие продюсеры: «Мы переслушали всю музыку, какая есть в мире! Но никогда не слышали татарский рок!»

Чтобы не заканчивать тему «Сак-Сока» на грустной ноте, может, вспомните какую-нибудь интересную историю.

Интересная история произошла, кажется, в 1991 году зимой. Мы приехали с «Сак-Соком» из Набережных Челнов в Казань на фотосессию для немецкого музыкального журнала. А национальный татарский колорит в виде пушнины позаимствовали в казанском Доме моды, где были только женские модели. Я первый успел отхватить черное пальто! Остальным достались женские шубы. Смеялись весь день. Чего только не приходилось делать, чтобы заинтересовать заграничных продюсеров! Но в тот день мы сильно заинтересовали бритоголовых прохожих, которые нас чуть не побили.

Оскар, вам нравятся татарские народные песни?

Очень нравятся, они напоминают мне детство и голоса моих родителей.

Вы помните их?

Конечно, эти песни нельзя забыть.

Поете хотя бы для себя?

Очень часто слушаю в машине и пою песни из репертуара «Сак-Сока». Кровь, как говорят, не вода, и родные корни тянут.

После «Сак-Сока» вы вроде не пели татарские песни?

Почему же? Конечно, пел и даже представлял Узбекистан на международном телевизионном конкурсе «Голос Азии» в Алма-Ате в 1992 году с татарской народной песней «Сарман». А в качестве гостя пел песню «Ай Хирляу!» уже в 1993 году...

Когда уехали в Америку?

Уехал в США в 1996 году. Уже 24 года живу в Балтиморе.

Сложно было обосноваться в чужой стране?

Всякое бывало, легко не было никогда, но я не жалею о своем выборе.

Вы зарабатывали и зарабатываете себе на жизнь музыкой или у вас другая деятельность, а музыка для души?

Музыка — это моя работа, мой хлеб и вся моя жизнь.

Бываете в России? В Узбекистане? В Татарстане?

Нет, не приходилось бывать. В Ташкенте был в последний раз 16 лет назад.

Расскажите о своей семье и о вашем окружении.

У меня двое взрослых детей и двое маленьких внуков.

Если вас бы заинтересовали хорошим татарским проектом, вы бы смогли принять такое предложение?

Конечно, заинтересовался бы, а почему нет?

Вы бы хотели выступать в Казани?

Стыдно признаться, думаю, моего татарского недостаточно для общения с широкой публикой.

Что-то знаете о сегодняшней музыке Татарстана? Об эстраде, например?

Друзья мне иногда присылают какие-то видео, но они не очень высокого уровня. Но это наверняка не все, что я знаю о сегодняшней музыке и исполнителях Татарстана. Поэтому лучше отвечу, что нет, не знаком.

Вы знакомы с татарскими певцами?

В Филадельфии живет молодая и очень талантливая певица Айсылу Исмагилова. С ней мы выступали на татарском Сабантуе в Вашингтоне год назад. Она замечательно поет. Очень талантливая! Кстати, я был приятно удивлен тем, какое количество наших татар и башкир проживает в Америке! Они ежегодно собираются на Сабантуй, приезжают и прилетают со всех штатов! А организаторы и ведущие — два молодых, очень энергичных и остроумных парня Шакир Мурадимов и Ильмир Ахметзянов проводят игры и конкурсы для детей и взрослых, организовывают угощение от хозяюшек с прекрасной народной кухней и ведут большой разнообразный концерт с участием очень хорошо поющих молодых артистов, которые не забывают свои традиции, язык и культуру. Я получил огромное удовольствие на том Сабантуе! В этом году из-за пандемии, конечно, все отменилось. Надеюсь, что не навсегда.

Душа татарского народа — это для вас какая народная песня?

У меня много любимых народных песен. Любимая песня моего отца — «Сарман». Я исполнял ее на фестивале «Азия Даусы» («Голос Азии»).

Любимая песня мамы, как я уже сказал, — «Умырзая». Мне очень нравятся песни «Тала-тала» и «Тан алды». У меня есть мысль записать несколько народных песен. Не для коммерции, для души.

Кто вы в Америке — россиянин, татарин или уже американец?

Я никогда не был россиянином, потому что первую часть жизни прожил в Узбекистане. Мой альбом, который я планирую когда-нибудь записать, будет называться “Tatar American”. Вот так, наверное, я себя бы и назвал — татарский американец.

Как считаете, что в вас хорошего, что в вас заложено татарской кровью?

Любовь к красивой музыке, думаю.

Как вас изменила Америка?

Это хороший вопрос! Америка меняет всех. Всплывает и хорошее, и плохое. Это страна больших и разных возможностей для каждого. Здесь все зависит от твоего желания и настойчивости, а не от того, чей ты родственник. Я стал ценить жизнь и радоваться каждому дню.

Татарстан стремится пробиться с татарской песней на мировой уровень. У нас для этого создан фестиваль татарской песни «Ветер перемен». Амбициозный проект с хорошим бюджетом. В начале года они выступили в Карнеги-холле. Не слышали?

Про Карнеги-холл ничего не слышал. Татары сегодня разбросаны по всему земному шару, и они всегда приедут туда, где будет проводиться такое или подобное ему мероприятие.

Хорошо, продолжаю вопрос. Как вы думаете, татарская песня на мировом уровне — это возможно? Какой должна быть татарская песня на международном уровне?

Нельзя сказать, что в Америке это или то слушают. Америка — это страна эмигрантов. Все когда-то сюда приехали. Раньше или позже. Коренные жители здесь только индейцы. Здесь вопрос вкуса — кому что нравится. У всех разные критерии. Для меня это прежде всего красивая, запоминающаяся мелодия в хорошей, профессиональной аранжировке и, конечно, исполнение. Не обязательно сильным голосом, главное, с душой. Я так себе представляю...