Диляра Вагапова: «„ИПИ“ в переводе с татарского — хлеб, а музыка — это наш хлеб»

Солистка группы «Мураками» Диляра Вагапова рассказала ИА «Татар-информ» о дате выхода нового альбома, об уходе первого и неизменного басиста коллектива Алексея Конева, а также сообщила о начальном этапе своего нового проекта с группой «Хвои».

Мини-альбом «ИПИ», полноформатник в 2018 году и новый басист в группе

Диляра, скажите, почему ваш мини-альбом назывался «ИПИ»? Откуда такое название?

— «ИПИ» в переводе с татарского — хлеб, а музыка — это наш хлеб. А вообще мы как всегда стараемся попасть в массы татарского языка, рассказать о нем на всю Россию. Сама я понимаю татарский язык, но не говорю на нем. У меня какой-то внутренний дискомфорт, мне с детства говорили: «Ой, какое у тебя произношение, ты что-то там неправильно соединяешь». У многих так с английским, но на английском я разговариваю совершенно спокойно, могу говорить полную ерунду, но все равно не стесняюсь. А вот с татарским у меня все иначе – не могу перебороть себя.  

А из семьи кто-нибудь говорит на татарском языке?

— В семье тоже никто не говорит на нем. Бабушка башкирка, а дедушка разговаривал на татарском очень мало. Хотя все татарские традиции мы чтим, знаем. Я воспитана как татарская девушка, знаю, как шить саван, лепить эчпочмаки.

«ИПИ» вышел в 2017 году, что ждать поклонникам в 2018-м? Когда релиз седьмого альбома?

— В апреле 2018 года выйдет наш новый альбом. Мы презентуем его 19 апреля в Санкт-Петербурге. Там уже будет живой носитель, диск. Обычно мы презентуем свои альбомы в Москве, но в этот раз решили выбрать что-то оригинальное, немного сменить направление и в итоге выбрали Питер.

Вы готовили его с новым участником? Летом у вас сменился состав группы — ушел басист, один из основателей «Мураками» Алексей Конев. Как ты это пережила?

— Мне было очень тяжело и больно после ухода Леши. Он был единственным человеком, который оставался со мной с самого начала. Он был моей стеной. И когда эта стена начала сзади рушиться, я поняла, что что-то идет не так. Сейчас пытаемся сработаться с новым участником, хотя все относительно, должно пройти какое-то время, прежде чем мы друг к другу привыкнем.

Например, с нашим клавишником (Антон Кудряшов — прим. Т-и), с которым мы работаем четыре года, только сейчас находим общий язык. Это очень тяжелый процесс, как в семье. Первый год, когда только приходишь в новую команду, у тебя какая-то непонятная эйфория, второй год ты начинаешь немного притираться, на третий всех ненавидишь, а на четвертый начинаешь уже более или менее что-то понимать. А в музыке этот процесс еще более хрупкий. Знаете, это как настроение с утра — ты просыпаешься, и тебе его может испортить любая мелочь. Точно так же и в музыке. Сейчас больше ничего сказать не могу, поживем — увидим. Но точно могу сказать, что сейчас музыкой владеет наш художественный руководитель и барабанщик Иннокентий Минеев, наш гитарист Раиль и Антон — именно они отвечают сейчас за музыку группы. И я им доверяю. Например, Антон привел нам нового басиста.

Я читала, они учились вместе в школе. Это так? Получается, басист оказался у вас по знакомству?

— Да, это верно. Мы очень долго искали нового участника, пытались найти подходящую кандидатуру. Выбрали Артура потому, что он был нам близок.

Диляра Вагапова о новом проекте с группой «Хвоя»

А что у вас сейчас за проект с электро-группой «Хвоя»?

— Знаете, я сейчас не то чтобы пытаюсь закрыть эту информацию, просто не хочу разглашать ее. У группы «Хвоя» своя история, свое направление, своя музыка. Это даже рядом не стоит с группой «Мураками». Мой образ, который там, это всего лишь часть меня, а в «Мураками» я вся, поскольку я впереди, я фронтвумен, я все тащу. Хвоя — это как хвойный лес, это немного другое. Поэтому я не хотела бы об этом говорить. Но будет время, когда я заявлю об этом официально, громко, широко, а сейчас это только набросок. Вы же понимаете, для того, чтобы вырос лес, нужно посадить семечко и очень долго ждать, чтобы пошли какие-то плоды. Это как раз та ситуация.

Я настояла на концерте в Казани

В Москве будет квартирник, а что необычного приготовили для казанских зрителей? Сами предложили провести концерт в родном городе? Вас здесь встретишь не так часто.

— Я даже не то что предложила, я настояла на концерте в Казани. Сказала, что будет нечестно, если мы не дадим здесь концерт. В Москве у нас по 6-8 концертов в год, в Питере 4 концерта. А в Казани — ни разу. Это ведь нечестно. Даже по отношению к моим родителям, родственникам и друзьям, которые очень хотят попасть к нам, но не могут.

В Казани мы выбрали тихое местечко для концерта, чтобы всем было комфортно и чтобы мы смогли почувствовать себя дома. Мы постоянно в разъездах, и нам очень тяжело прочувствовать эту атмосферу. В Мурманск мы, например, ездим два раза в год. Это почти полярный круг, но нас там любят и очень ждут, а билеты там недешевые. В Казани билеты будут стоить около тысячи рублей, я максимально старалась снизить цену, но ведь не мы это все делаем, для этого есть специальные люди.

Образование солистки группы «Мураками» и ее личные планы в творчестве

Вы учились в КГЭУ?

— Да, у меня два диплома — «Связи с общественностью» КГЭУ и «Актер эстрады» ГИТИСа. Сейчас поступила в аспирантуру, снова в КГЭУ.

Еще я читала, вы снимаете короткометражные фильмы? Почему не выкладываете в сеть?

— Да, бывает иногда. Но я не выкладываю это в сеть, я не для хвальбы это делаю.

Но их ведь могут оценить поклонники.

— А зачем? У меня есть творчество, которое оценивают, — это музыка.

Но фанаты могут этим как-то вдохновляться.

— Ну и пусть вдохновляются музыкой. Я выложу и покажу фильм, когда пойму, что мне не стыдно. Клипы у «Мураками» и так сняты мной как режиссером. Хотя следующий клип будет не мой, я его всего лишь немного корректировала. Но все равно пока мне этого достаточно.

А что с нашумевшей книгой «Фелиция и страна потерянных вещей»? Вы уже давно о ней рассказывали, но так и не показали публике.

— Эта книга есть, но я ее не выпустила, и для меня это такой не то чтобы больной вопрос, я просто не хочу этим делиться. Для этой книги еще не пришло время. Она готова, она прочитана уже сотни раз, но пока она не для публикации, она еще не готова для того, чтобы выйти. Может быть, книга выйдет в свет, когда мои эмоции по отношению к ней застынут. Я ее уже почти забыла, ближе к новому году, может быть, перечитаю и подумаю, что с ней делать дальше.

О проекте «Голос» и песне «Солдат»

12 декабря в Москве пройдет квартирник с группой «Мураками». Что это за формат? Что ждет московских поклонников?

— Квартирник — это когда все приходят к нам на тусовку и мы поем песни, которые по каким-то причинам не вошли в альбомы. Также исполняем старые песни из первого диска, которые уже на обычных концертах мы не играем. Бывают чужие песни —например, песня «Солдат», которую я исполнила на «Голосе», вышла из квартирника.

Почему вы выбрали именно эту песню на слепых прослушиваниях в «Голосе»?

— Давным-давно мы разговаривали с дедом, и я пообещала ему, что когда-нибудь выучу татарский язык и спою песню на татарском языке на центральном канале. К сожалению, он до этого не дожил, но я вышла и сделала это.

Что дал вам проект «Голос»? Почему вы туда пошли?

— Он дал мне больше уверенности, опыта, было много новых знакомств, исполненных песен, эмоций и драйва. Было страшно выходить на сцену на слепых прослушиваниях. И страшно вдвойне, когда ты артист и имеешь за плечами приличный опыт. Тем более Пелагея выходила со мной друг за другом на «Нашествии», и вдруг она ко мне не поворачивается. Но самое интересное то, что она знала самой первой, что это я, она узнала меня по голосу. Потом в конце развернулась и сказала: «О, "Мураками" в проекте „Голос“». А когда Билан спел «Нулевой километр», мне было очень приятно, просто этого не показали в эфире.

После проекта у «Мураками» стало больше фанатов?

— Это повлияло, но не настолько сильно. Может быть, если бы я дошла до финала, это имело бы какой-то эффект. Да, может быть, кто-то из тех, кто не знал нас, зацепился за нашу музыку. Но на «Голосе» я все равно была другая, да, все так же я, но не совсем. Это проявлялось. Да, когда я пела «Солдата», я показала настоящую себя, но потом, когда пошли песни Пугачевой, уже была не совсем я. Хотя Дима мне очень помог тем, что дал мне не английскую песню, а то, что мне близко, —  русский язык.

О казусах в профессии музыканта

И последний вопрос. Какие казусы или интересные случаи случались с вами во время тура?

— Однажды мы потеряли гитару. Еще как-то раз был перегруз в самолет на 22 тысячи рублей. Это было очень забавно, до невозможности. Еще помню был момент, когда мы прилетели во Владивосток с концертом. Я шла в аэропорту и ничего не соображала, спала на ходу и утыкалась в спину то менеджеру, то гитаристу, которые шли впереди меня. Я шла на автомате, а когда проснулась, поняла, что совершенно не знаю, где нахожусь, в каком городе. Это было так страшно! Еще были другие временные рамки, мы вроде летели из Казахстана. А если ты в Северодвинске, то просыпаешься, глаза открываешь и видишь — светло, день. Смотришь на часы, а там три часа ночи. Ждешь, когда наступит ночь, а ее нет вообще.

Бывает такое, что мои поклонники становятся моими друзьями. Например, Анна Селезнева. Она работает с группой «Мураками» уже шестой год. Аня очень близкий мне человек теперь, хотя когда-то она ездила в Ижевск, чтобы послушать нашу музыку.

Справка

Рок-группа «Мураками» образовалась в Казани в 2004 году. За 13 лет своей деятельности коллектив выпустил шесть альбомов. В 2014 году солистка группы Диляра Вагапова приняла участие третьем сезоне шоу «Голос», попав в команду Димы Билана. В марте 2017 года коллектив выпустил новый мини-альбом "ИПИ".