Данияр Соколов, Sforzando: Если у нас не будет господдержки в 2019 году, тогда, наверное, оркестра тоже не будет

Художественный руководитель оркестра Фонда развития исполнительского искусства РТ Sforzando Данияр Соколов — о том, почему выпускники Консерватории охотнее идут в рестораны, чем в оркестры; как заинтересовать казанцев классической музыкой и какого театра не хватает столице Татарстана.

Молодежный оркестр Sforzando ищет себя в электронной музыке

В последнее время имя молодежного оркестра Sforzando (читается как «Сфорцандо») и одноименного Фонда развития исполнительского искусства РТ все чаще мелькает на городских афишах. Пианист и директор Фонда развития исполнительского искусства РТ Sforzando Данияр Соколов признается, что последние концерты во время Чемпионат мира по футболу доигрывали без сил.

«Мы играли возле стадиона перед каждой игрой, которая была в Казани. Был в Кремле проект The Kremlin Confederation of ART, где играли монооперу Григория Фрида "Дневники Анны Франк". Ребята действительно дико устали. На днях была первая репетиция после небольшого отпуска. К счастью, получилось дать премии, отпускные, некоторые смогли съездить на море. Для нас это какая-то новая жизнь», — рассказал Соколов.

Неожиданностью как для горожан, так и для самих музыкантов, стало то, что Sforzando может быть электро-оркестром. Первое выступление в новом качестве прошло в начале июля на Пушечном дворе Казанского Кремля.

«То, что мы делаем вплотную связано с молодежью, только это молодежь классического, гуманитарного склада. Хотя, если взять наш новый проект электро-оркестра, то здесь мы экспериментировали. Собрали действительно молодежный проект, который играет электронную музыку. Потрясающую визуализацию нам сделал мультимедиахудожник Эндрю Куин, который работал над фильмом "Матрица". Когда к этому добавляется наша игра на электроскрипках, электровиолончелях, электророяле, звучит и выглядит все космически», — отмечает руководитель оркестра.

Когда музыканты затевали этот проект, не думали, что реализовать его будет так сложно. Участникам оркестра непросто перестроиться с акустических инструментов на электронные, поэтому получилось далеко не все, что задумали организаторы.

«Когда ребята играют на акустике, они себя слышат. С электроскрипкой все иначе — она где-то там, в колонке играет. С этим беда, ребята начинают звучать фальшиво. Они растеряны, где звук? В колонках звучат все сразу», — поясняет Соколов.

Sforzando — разновозрастный оркестр. Одному — 16, другому — 20 с небольшим, самым опытным — около 30 лет. Худрук защищает юных подопечных, студентов консерватории: «Они еще полноценно не освоили акустический инструмент, а тут надо перестраиваться на электронный. У всех волосы дыбом стояли, думали все будет проще. Уверен, что мы справимся».

Музыканты решили перейти на электронные инструменты не только ради эксперимента, но и из практических соображений. Акустические пианино, скрипки, виолончели созданы для концертных залов и плохо переносят испытания погодой. Кроме того, необходимо ставить микрофоны, колонки, чтобы обеспечить идеальное звучание оркестра под открытым небом.

«Чем хороша электронная скрипка — ее воткнул в колонку и все. Ни микрофона, ничего не надо. Если мы разбогатеем когда-нибудь, сделаем свою аппаратуру, чтобы был свой пульт, беспроводная система. Тогда это будет универсальный коллектив, который может играть где хочешь — можем в разных концах улицы встать, на 9-этажный дом залезть, а звучать будет хорошо», — поделился с нами мечтами Данияр Соколов.

«Если концерт распиарить, людей собрать можно и в 8 утра собрать»

После небольшого перерыва коллектив уже репетирует программы новых проектов, а параллельно играет под открытым небом. На днях они исполнили музыку из мультфильмов Хаяо Миядзаки в Парке Горького, а 28 июля сыграли очередной концерт в рамках фестиваля Kremlin Open Fest. Его, кстати, переносили аж трижды. Увы, это не редкость на опен-эйрах, отмечает худрук Sforzando.

«Перенеслось выступление, а фестиваль идет с июня. В первый раз помешала погода, дождь обычно все портит на опен-эйр фестивалях. Во второй раз перенесли, потому что хотим, чтобы больше зрителей смогли прийти. В этом ключе будет последний концерт, очень хочется, чтобы больше людей увидели этих девочек (из дуэта MisStereo — прим. Т-и). До этого выступления проходили по средам, потому что был Чемпионат мира и было много фанатов, которые толпами ходили по Кремлю, в частности. Сейчас естественный спад, поэтому перенесли на субботу, чтобы было больше казанцев и гостей», — объяснил ситуацию Соколов.

По опыту Sforzando при выборе дня и времени для концерта, надо ориентироваться на потенциальных зрителей. Так, например, Kremlin Open Fest рассчитан на туристов, а монооперу «Дневники Анны Франк», гала-концерт фестиваля StagePlatforma играли для казанцев, чтобы познакомить горожан с современными веяниями.

«На самом деле надо призывать людей приходить, можно и в 8 утра людей собрать, если мероприятие интересно подать. От пиара в любом деле зависит практически 100 процентов результата», — уверен худрук коллектива.

вечер оперы Sforzando

Уже есть планы на конец лета и начало осени. Например, 18 августа Sforzando вместе с фондом «Живой город» презентуют вторую часть оперы композитора и режиссера-постановщика Александра Маноцкова «Сны Иакова, или Страшно место». Показ первой части прошел в музее-заповеднике «Остров-град Свияжск» прошлым летом.

Год назад вместе с тем же «Живым городом» и интернет-журналом «Инде» Sforzando представил вечер оперы в парке «Черное озеро». Молодежный оркестр и приглашенные артисты из Австралии, Италии и России исполнили несколько камерных опер, включая «Алеко» Сергея Рахманинова. Худрук коллектива рассказал, что традиция вечеров оперы продолжится. В этом году музыканты хотят отыграть два концерта — 26 августа и 2 сентября.

«Сейчас мы готовим наш вечер оперы, который в этом году, я думаю, будет идти два дня в разных локациях — Черное озеро и Кремль. Действительно, есть что показать, много старого репертуара. Если один раз показали спектакль, он в общем-то новый. Сама подготовка занимает месяцы, а потом раз, показали и ребята в один голос жалуются: "Ну вот, учили-учили, а всего раз показали"», — рассказывает Данияр Соколов.

Фестиваль «Музыка вокруг нас» вывел музыкантов на улицы

Пожалуй, самым большим проектом Sforzando в ближайшие месяцы станет юбилейный V фестиваль «Музыка вокруг нас». С датой проведения в оркестре еще не определились. Есть два предложения: объединить фестиваль с вечером оперы либо перенести его на сентябрь.

Кстати именно с «Музыки вокруг нас» началась любовь Sforzando к опен-эйрам, хотя среди классических музыкантов это не распространено. Солнце, влажность, ветер — все против инструментов.

«Вообще оркестр это для концертного зала. Классический музыкант — для концертного зала. Музыканту, который на акустическом инструменте играет, с точки зрения технологии все равно, где играть. Но по звуку есть проблемы, поэтому приходится выставлять колонки, мониторы, повсюду провода. Мы уже опытные, третий год так играем. Есть команда ребят, с которыми мы постоянно работаем, они уже сами научились настраивать звук хорошо», — объясняет Данияр Соколов.

Кстати, по городу все еще стоят пианино, расставленные Sforzando во время первого фестиваля «Музыка вокруг нас». На них может сыграть любой желающий.

«Мы тогда первые опен-эйром вышли на улицу, поставили пианино возле архитектурных памятников — оперный театр, КФУ, в парках, в Свияжск. Вижу, что и сейчас есть продолжение наших опен-эйров. Где-то наши инструменты оставили, на Кремлевской набережной, например. Люди играют, здорово! Провели фестиваль Бориса Березовского в Елабуге. Мне нравится, что все стало так круто развиваться, а ведь пять лет этого и близко не было», — вспоминает худрук молодежного оркестра.

Президентский грант в 7,3 млн рублей идет на зарплаты музыкантам и новые инструменты

Во многом насыщенной концертной деятельностью Sforzando обязан президентскому гранту в 7,3 миллиона рублей, который музыканты получили в конце прошлого года. Деньги идут на ежемесячную зарплату в 10 — 15 тысяч рублей, а также на покупку новых инструментов — электронных скрипок, рояля и др. До этого участники оркестра три года жили без стабильного заработка и играли «на голом энтузиазме».

«Что-то мы зарабатывали с концертов, но это в разы меньше, чем они сейчас получают. Хотя это тоже копейки в принципе на сегодняшний день. Для студента еще нормально, а для выпускника уже тяжеловато, поэтому приходится совмещать. Работа в нашем оркестре не занимает много времени. Это не 12 часов в день, а 3-4 раза в неделю по два часа репетиции. Ты занимаешься своим любимым делом, которому ты всю жизнь учился, и получаешь еще за это зарплату. По-моему, это счастье», — считает Данияр Соколов.

Грант рассчитан на год, до декабря 2018 года.Каждые три месяца оркестру необходимо отчитываться о потраченных средствах. Не смотря на то, что сейчас коллектив не нуждается в деньгах, худрук намерен добиваться республиканского финансирования.

«Федеральный грант мы получили, а республиканского финансирования пока нет. Обычно наоборот бывает, сначала республиканский бюджет помогает, потом добавляется из Москвы. Так и складывается зарплата музыкантов. У нас иначе произошло: получили федеральный, правда, на год», — пояснил Соколов.

Если у Sforzando не будет господдержки в 2019 году, оркестра не станет

По его словам, у Sforzando нет другого выхода, кроме как добиваться госфинансирования на следующий год.

«Если у нас не будет господдержки в 2019 году, но я думаю, что она будет, тогда, наверное, оркестра тоже не будет. Мы уже прошли этап, когда у нас не было зарплаты. У меня не будет аргументов убеждать ребят остаться. Одно дело, когда ты говоришь: ребята, сейчас мы постараемся, сделаем все возможное и у нас появится зарплата. Зарплата появилась, а потом ее бац — и нет», — объясняет худрук коллектива.

Простая арифметика — 30 музыкантов, зарплата по 15 тысяч рублей в месяц, налог 13 процентов. Получается, что на месяц Sforzando нужно около 500 тысяч рублей, а заработать такие деньги не представляется возможным.

«Ежедневно играть нереально, надо делать репетиции, готовить программу месяцами. Концерт с новой программой чаще чем раз в месяц — невозможно. Нас не могут везде постоянно звать даже со старыми программами, мы же не одни. Есть и более состоявшиеся коллективы, которые долго работают. Город не резиновый», — поясняет Данияр Соколов.

Худрук намерен поднять этот вопрос в «высоких кабинетах», потому что у республиканских властей должно быть понимание — президентский грант не дают просто так.

«Меня приглашали на конференцию Фонда президентских грантов, где нас было всего 100 человек со всей России. У нас у всех был вопрос: а что с ним делать-то? Мы немного боялись, что на местном уровне нам перестанут помогать. Но нам разъяснили, что грант это наш фундамент, и по автомату нам на местном уровне должны оказывать всяческую поддержку», — сказал Соколов.

По его словам, 7 —10 млн рублей в год для Sforzando — «это огромные деньги, а в разрезе государства — маленькая доля».

«Мы просим соразмерно со своим опытом, профессионализмом», — отмечает худрук коллектива.

Молодежный оркестр Sforzando играет с Безруковым и выступает в самом престижном зале России

В новогодние каникулы молодежный оркестр покорил главную музыкальную площадку страны — Большой зал Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского. Татарстанцы представили программу «Вечер комической оперы» перед тысячей зрителей.

«Мы делаем действительно достойные программы, мы играли в Большом зале Московской консерватории сольный концерт, что для молодежного коллектива, который в принципе не государственный, удивительно. В этом зале не бывает ничего местечкового, а тут мы приехали и сольный концерт сыграли. Я считаю, это очень круто», — с гордостью говорит худрук Sforzando.

Еще одно заметное событие в истории молодежного оркестра произошло в мае этого года. Музыканты приняли участие в международном театральном фестивале в Буинске «Буа: Пространство диалога». Оркестр представил музыкальное оформление сказки «Маленький принц», которую прочел народный артист России Сергей Безруков.

«Мы играли с Безруковым шикарную программу "Маленький принц" и получили колоссальный опыт. Счастье с таким артистом на одной сцене выступать», — поделился с нами воспоминаниями Данияр Соколов.

По его словам, как только получили грант, в оркестре поняли: будет в два раза сложнее, чем прежде. Музыканты должны показать, что поддержку им оказали не просто так и они тратят деньги с умом.

«Мы беремся за серьезные программы — Рахманинов, Шопена играем. Это не потому что мы хотим громко заявить о себе, а потому что эти ребята должны через такое пройти. Да, мы молодые и нам хочется играть оперу "Алекко" Рахманинова. Пусть пока не все получается, мы же не Госсимфония, у нас нет такого уровня», — объясняет худрук Sforzando.

Данияр Соколов поседел из-за ушедших музыкантов

Тем не менее даже президентский грант не смог справиться с такой проблемой, как текучка кадров. Музыканты продолжают покидать коллектив в ответственное для оркестра время, несмотря на стабильный заработок.

«Не все выдерживают, потому что особенно во время Чемпионата мира по футболу было много работы, играли три — четыре разные программы. Из-за гранта мы должны как можно чаще себя показывать. Были те, кто ушли. Видите прядь седых волос?», — обращается к нам Данияр Соколов.

Он принципиальный руководитель, который требует 100-процентной отдачи от каждого участника оркестра. Говорит, что идеальную дисциплину можно соблюдать, только если за опоздания наказывать рублем. По словам Соколова, именно так устроен Государственный симфонический оркестр РТ, которым руководит Александр Сладковский.

«У Сладковского как: хорошие зарплаты, но если хоть раз накосячил, у тебя все премии снимут, и в конце месяца совсем немного получишь. Он рублем наказывает, и в принципе по-другому не получается. У нас рублем особо не накажешь, хотя есть вычеты за пропуски», — рассказал худрук Sforzando.

Музыкантов, которые уходят со словами «Ой все, я не хочу больше», в молодежном оркестре заменяют. При этом в оркестре есть костяк, работающий со времен создания коллектива.

«Ребята видят, что рост есть, они это понимают. Не было зарплат — появились, не было столько концертов — теперь есть, и в Москву съездили, и с Безруковым сыграли. Кому-то это интересно, а тех, кто приходит заработать быстрые деньги, сразу видно. Такие быстро уходят, это естественный фильтр», — объяснил Данияр Соколов.

Выпускники Консерватории меняют оркестры на рестораны

Худрук Sforzando уверен, что хорошего музыканта в оркестр днем с огнем не сыщешь. Многие выпускники Казанской консерватории, которая занимает лидирующие позиции в стране, не видят перспективы и идут работать в рестораны или на корпоративы. Заманить их в Sforzando даже при условии стабильной зарплаты оказалось непросто.

«Сейчас пошло такое время, что эти 10 тысяч можно легко заработать — пришел два —три раза в ресторан и готово. Зачем идти в какие-то оркестры? По зарплатам у нас такая ситуация, что достойные деньги можно получить только в Госсимфонии, такие, что можно работать только там. А ведь у нас сейчас все связано с ипотеками, кредитами. Есть лишь одно место, а музыкантов-то сколько! Каждый год выпускаются столько человек, а получается, что мы плодим музыкантов для ресторанов», — приходит к выводу Данияр Соколов.

Он сам, будучи аспирантом Консерватории, получилась 2500 рублей в месяц. Несмотря на то, что многие студенты занимаются музыкой с шести лет, считается, что стажа нет.

«Когда ко мне приходят первокурсники, мы им говорим: у тебя нет стажа, ты студент, у тебя будет зарплата 10 — 12 тысяч рублей за три раза в неделю по два часа. Как мне кажется, это очень даже неплохая подработка для студента. Это не занимает много времени и ты работаешь по специальности, а не в магазине подрабатываешь или машины моешь. Ты практику получаешь», — уверен худрук Sforzando.

Сам он никогда не работал в ресторанах, а если и играл на приемах, то только классическую музыку. Играть популярные песни на пианино можно и после музыкальной школы, а выпускники Консерватории должны заниматься более серьезными вещами, считает Данияр Соколов.

«Я считаю, если ты учился с шести лет, закончил спецшколу, потом консерватория, потом аспирантура, и играть Битлз? Зачем? Мне казалось, что все так думают. Есть перекос. Конечно, все хотят заработать, но искусство куда-то девается», — заключает руководитель молодежного оркестра.

Казани нужна альтернатива Оперному театру

По мнению Данияра Соколова, поменять ситуацию с классической музыкой в Казани можно. Достаточно создать место силы — камерный театр, лабораторию, площадку, где можно показать классическое, современное, альтернативное искусство.

«Мы все ждем такого места и надеемся, что там разместятся все, что не придется платить аренду. У таких организаций, как мы, должно быть пространство для воплощения идей. Да, есть ДК Московский. Но где ДК Московский находится? А ДК Ленина? Можно нас всех за город отправить тогда», — говорит худрук Sforzando.

По его словам, у музыкантов нет другого выхода, кроме как выступать в ДК в отдаленных районах.

«Казани нужен камерный, музыкальный, оперный театр — как его не назови. Надо, чтобы он был не узкопрофильный. Чтобы там были и национальные, и классические спектакли. Он должен быть досягаем для туристов. В районе ДК "Московский" туристов нет», — поясняет Данияр Соколов.

Альтернатива нужна не только музыкантам, но и жителям и гостям Казани. В столицев Татарстана есть Театр оперы и балеты имени Муса Жалиля, но, по словам худрука Sforzando, посмотреть камерные спектакли негде.

«Камерные спектакли — это 45 минут, максимум час. Для неподготовленного слушателя идти сразу на "Бориса Годунова" тоже глупо, на три часа засядешь и подумаешь: "У, я больше не пойду". А тут пришел, 50 минут Моцарта, познакомился с классикой, в шок тебя не ввергли. Должна быть постепенная подготовка», — заверяет Данияр Соколов.

Он уверен, что во времена СССР люди больше интересовались классической музыкой, потому что она была на слуху.

«Когда ты не знаешь чего-то, ты это автоматически отрицаешь или начинаешь этого бояться. С классикой то же самое: никогда нигде не слышал, никогда не видел, а тебя сразу сажают в театр на два с половиной часа. Это еще супер, если ты на два с половиной часа пойдешь, а чаще люди просто не ходят, они не представляют, что это такое. Они говорят: "Зачем? Еще и деньги за это платить! Я лучше пойду на них в бар или клуб"», — объясняет логику неподготовленного слушателя музыкант.

Sforzando делает все возможное, чтобы казанцы и туристы полюбили классическую музыку: бесплатно выступают в парках, играют саундтреки из мультфильмов японского режиссера-аниматора Хаяо Миядзаки, участвуют в городских мероприятиях. В скором времени готовится выступление на обновленной набережной озера Кабан.

«Мы кое-что запланировали, но там технически не получилось. Я думаю, мы обязательно там выступим. Мы уже об этом говорим, у нас уже есть какие-то наработки. Новое место предполагает новую постановку. Я думаю, будет что-то из старого репертуара, но по-новому, потому что локация интересная, про какую-то плавучую сцену говорят», — поделился с нами худрук молодежного оркестра.

С наступлением осени Sforzando снова перейдет в концертные залы — ГБКЗ, «Манеж» в Казанском Кремле.