«Узгэреш жиле II»: татарская песня на европейский лад

Прошел второй сезон фестиваля татарской песни «Узгэреш жиле». Что приобрел татарский мир с появлением проекта? Попробуем отметить успехи и неудачи фестиваля.

Завершился фестиваль татарской песни «Узгэреш жиле II» – три дня подряд на сцене Татарского государственного академического театра оперы и балета им. Мусы Джалиля звучали татарское слово и татарская песня. Все три концерта проходили с аншлагом. По правде говоря, я бы не удивилась, если бы аншлага не было. Потому что, согласитесь со мной или нет, фестиваль «Узгэреш жиле» делается не для того, чтобы татары слушали, как знакомые им татарские песни исполняют на татарском языке татарские артисты, которые практически все тоже им знакомы.

Вот и Президент Татарстана Рустам Минниханов сказал: «Наверное, фестиваль разные люди воспринимают по-разному. Пусть как раньше тоже идет, но нам также надо искать и новые пути. Возможностей у татарской песни больше. Надо найти новые пути продвижения, показать ее не только в России, но и во всем мире».

Да, этот фестиваль татарской песни, названный «Узгэреш жиле» – «Ветер перемен», – культурный проект, настроенный на волну «европейского уха». Правда, музыковеды отрицают, что есть какое-то особое, воспринимаемое только европейцами звучание. Однако те, кто смотрит фестиваль второй год подряд, все же ощущают в экспериментах организаторов стремление найти это «ухо» – «европейское» звучание.

Венера Ганеева: «За репертуар отвечаю я»

Всю ответственность за репертуар фестиваля татарской песни «Узгэреш жиле» берет на себя народная артистка Татарстана и России Венера Ганеева. «Репертуар подбирала я: по голосу исполнителей, с учетом диапазона. Эти песни еще больше раскрывают исполнителя, – сказала она. – Все эти песни – жемчужины нашей национальной культуры».

Пути выхода татарской песни на мировую арену

Рассмотрим, какими же путями эти «жемчужины» могут попасть на мировую арену.

Исполнители, с которыми я общалась, – Айдар Сулейманов, Илгиз Шайхразиев, Алина Шарипжанова – сказали, что эти же песни они поют на разных больших мероприятиях (например, Дни татарской культуры в разных странах), на выездных концертах и мероприятиях для татарских диаспор в разных странах и регионах России, а также на различных конкурсах и фестивалях. Но, извините, этого мало – Сабантуй, конечно, красивый национальный праздник, однако аудитория его небольшая, и народ туда обычно приходит с желанием послушать традиционное исполнение. Во-вторых, в этом году организаторы дали спеть самые популярные татарские песни представителям других национальностей. Преподаватель Государственной классической академии имени Маймонида, педагог фестиваля «Узгэреш жиле» Ксения Коробкова исполнила татарскую народную песню «Су буйлап», а итальянская певица Люси Кампети спела «Апипа» в латиноамериканском стиле. Если разрешат использовать аранжировку, Люси ее будет петь и дальше. Ей нравится смысл. Говорит, что это очень веселая песня. Ксения тоже собирается взять «Су буйлап» в свой репертуар. Значит, существует и такой способ популяризации татарской песни – впитывая ее в людей других национальностей. Но все же…

Слов нет, Ксения вышла на сцену в национальном костюме и исполнила татарскую народную песню в совершенстве с вокальной точки зрения. А что касается вопроса «мон», к которому «татары относятся очень бережно», то считаю, что организаторам не удастся перевести татарскую песню на «европейский язык» вместе с ее «мон». Ксения Коробкова – яркий этому пример.

Татарский народ очень бережно относится к “мон”. Он есть у всех народов. Дух, душа… это очень универсальная вещь, – сказала Ксения Коробкова. – Если любишь песню, которую поешь, не знаю, появляется “мон” или нет, если в это сам веришь и сможешь убедить зрителя, это, наверное, самое важное. Если ты искренен – видимо, это и есть “мон”». 

Если честно, может, «европейскому уху» и не нужен этот «мон», который так ревностно берегут татары, – значит, наш «мон» достанется нам самим.

Ринат Валиев: «Минорная “Апипа” – супер»

Интересны также мысли Рината Валиева, в этом году сменившего на «Узгэреш жиле» Айдара Гайнуллина. Называющий себя «консервативным музыкантом» баянист признается, что его все же «немного сломили». И не скрывает, что «в момент ломки было не особо приятно». «Но через диалог удалось прийти к общему мнению. С моим мнением тоже согласились», – говорит он.

Татарская «Апипа» – в мажоре, а в «Узгэреш жиле» она прозвучала в миноре. Ринат Валиев к перекладыванию мажорной песни в минорную относится положительно: «Я как музыкант понимаю, что сделан он очень сильно. Если бы пел татарин, она осталась бы такой же. По аранжировке – супер- аранжировка, – говорит он. – Вадиму Эйленкригу пришла идея привезти итальянку. По мне – получилось очень интересно. Какую примут, а какую – нет, покажет время».

«Ком бураны» от Jukebox trio

То, что организаторы позвали музыкальную группу Jukebox Trio и дали им исполнить две татарские народные песни – пожалуй, это одно из самых удачных решений для фестиваля. Ребята сумели донести татарские звуки так, что не «порезало ухо» ни одному татарину – за это отдельное спасибо педагогу фестиваля Венере Ганеевой.

Мы уже писали о том, что Илья и Владимир Ивановы из Jukebox Trio – внуки татарской актрисы Гульшат Байбиченко. Лично поговорила с артистами – они намерены, немного изменив аранжировку, взять «Ком бураны» в свой репертуар. Исполнение татарской песни таким коллективом считаю безусловным попаданием на мировой уровень. Получается, что самый эффективный способ вывести татарскую песню на мировую арену, на мой взгляд, это использование успевших стать популярными музыкантов – тех, в чьих жилах течет татарская кровь.

Новые версии 32 песен

В этом году фестиваль «Узгэреш жиле» предложил новые версии 32 татарских песен. В этом случае, пожалуй, не будет правильным писать «предложил в новом звучании», так как здесь также были созданные в довольно современном стиле, имеющие в своей сути европейское звучание татарские композиции. К примеру, в этом году в программу включен дуэт из написанного несколько лет назад молодым популярным композитором Эльмиром Низамовым мюзикла «Алтын Казан». Как говорит сам композитор, это уже современное произведение, его можно лишь обогатить. Дуэтом спели Алина Шарипжанова и Айдар Сулейманов.

Ильнар Миранов тоже заявил, что исполнил песни, уже имеющиеся в его репертуаре. На фестивале их можно было услышать в более богатом звучании.

Успехи фестивалей прошлого года и нынешнего – с моей точки зрения

Ильнар Миранов из Уфы – приобретение фестиваля в этом году. Он оказался учеником Венеры Ганеевой. Приехал в Казань поступать в консерваторию – не взяли. Начал учиться в Казанском институте культуры. С фестивальной сцены в его исполнении прозвучали песни «Син улгэнче мине сагынырсын» («Будешь тосковать по мне до смерти») Резеды Ахияровой и Роберта Миннуллина, и песня «Мин сине шундый сагындым» («Я так истосковался по тебе», написанная композитором Луизой Батыр-Болгари на стихи Фираи Зиятдиновой. Судя по песням, исполненным Ильнаром на фестивале «Узгэреш жиле», я его назову «Пьеро татарской эстрады» – надеюсь, не обидится.

А успехом прошлогоднего фестиваля был Илгиз Шайхразиев. Его «Бормалы су» даже сейчас время от времени переслушиваю. Как говорит молодежь – супер!

Для молодежи, возможно, «супер» прозвучала и песня «Их, сез матур кызлар». Но не для меня. Пусть я и не фанат Асафа Валиева, все же из поколения, выросшего на этом хите именно в его исполнении. Когда слушаю эту песню в новом исполнении, я, кажется, понимаю тех, кто не может принять «Узгэреш жиле». Народная артистка Татарстана Резеда Галимова тоже как-то отметила, что не может принять звучащие здесь песни как «ретро» – ведь для многих слушателей они никак не из «прошлого», а сопровождали их в настоящем.

К слову, я слышала, как Асаф пел эту свою песню по-новому, с элементами рэпа. И если уж возникло желание выдвинуть на мировой уровень эту песню, написанную удмуртскими авторами под татарскими именами, надо было позвать на фестиваль самого Асафа. Если можно звать Салавата Минниханова, почему бы Асафа не пригласить? Взял бы и спел сам! А Шайхразиев такой певец, что из любой народной песни сделает конфетку – для него у татарского народа песен предостаточно!

Еще одной новостью нынешнего фестиваля стало участие Малики. Для нее была выбрана песня Сары Садыковой «Жидегэн чишмэ». К слову, жюри фестиваля «Татар моны» к этой песне относится прохладно, в частности, говорят, что Салават Фатхутдинов не считает эту песню способной раскрыть конкурсантов. Мне кажется, Малика не смогла раскрыть песню, а песня не раскрыла Малику.

Будет ли будущее?

Хоть перед организаторами и поставлена задача держать курс на мировой уровень, «сырье» – не только репертуар, и артистов они вынуждены брать из того же «казана» татарской эстрады. Песни те же и исполнители! Те же Раяз Фасыхов, Марсель Вагизов, Алина Шарипжанова, Салават Минниханов, Ильвина – лауреаты таких традиционных фестивалей татарской песни, как «Татар жыры», Национальная премия «Болгар радиосы».

Ну как же сможет изменить нас этот фестиваль? – говорит Раяз Фасыхов. – Для нас это возможность поработать в другом стиле, с первоклассным коллективом, возможность выступить на одной из лучших сцен. Все хотели бы попасть в этот проект. Не могут».

«Пусть зритель даже не переживает, что Раяз начнет петь по-другому. Мы ведь просто показываем – если татарские песни хотят слушать на европейском и мировом уровне, то их можно сделать в таком стиле. Ни в прошлом году, ни в этом особых изменений не вносили. Аранжировка изменилась и немного – исполнение. А оставить “мон” и мелодию – это зависит от нас. А мы их не ломаем», – успокаивает Раяз.

Обращение к Салавату Минниханову

И еще раз об уважаемом Салавате Минниханове.

Включение некоторых популярных эстрадных исполнителей в «Узгэреш жиле», возможно, делается и для того, чтобы приласкать слух «своего» зрителя. Скажем, пусть простит Салават Минниханов, еще раз приведу его в пример: его участие на фестивале в этом году я воспринимаю как «подарок» для «своего» зрителя. Если этот татарский певец со своей концертной программой и живым инструментальным ансамблем смог объездить все районы республики, может собирать зрителя и давать концерты, почему же не сделать эксперимент?! Не знаю, сможет ли выйти в Европу исполненная, как он сам говорит – «певцом среднего формата» – Салаватом Миннихановым песня выдающегося баяниста Рафгата Гумерова на стихи лауреата Тукаевской премии Шауката Галиева «Купме кузлэр куреп онытылган», и нужна ли она в этой Европе – не могу сказать. Я даже не пойму, нужно ли это исполнение традиционному татарскому зрителю.

Извини, Салават Минниханов, ты не тот певец, что выведет татарскую песню в Европу. Это лично мое мнение!

«Узгэреш жиле» пытается стать ближе к «Татар жыры»?

Что касается ведущих, визитные карточки песенных фестивалей – это ведущие. Что у «Татар жыры», что у «Татар моны» – такие визитные карточки имеются. У «Узгэреш жиле» ее нет. Можно по-разному понять то, что «Узгэреш жиле» провели ведущие фестиваля «Татар жыры» (Гульназ Сафарова и Айвар Садыров).

Во-первых, это можно понять также и как стремление организаторов «Узгэреш жиле» стать ближе к «Татар жыры». Во-вторых, можем предположить, что это была попытка быстро найти новых ведущих, так как прошлогодних не удалось задействовать лишь по «техническим причинам».

Мне кажется, по меньшей мере в трех из семи татарских государственных драматических театров Татарстана есть профессиональные ведущие. Устроили бы кастинг – мигом нашлись бы желающие, только выбирай! А может моя первая версия, все же, вернее?

Заключение

Добиться признания татарской песни в Европе и во всем мире – не вопрос одного-двух лет. Однако если за первым фестивалем состоялся второй, и ожидается, что будет и третий, – кажется, мы путем экспериментов продвигаемся вперед.

А если представим, какую пользу фестиваль приносит сейчас – вчера и сегодня, то это тоже есть. «Узгэреш жиле» принес перемены в бурлящий в республике мир татарской эстрады. Прежде считавшие себя самыми крутыми фестивали татарской песни, почувствовав конкуренцию, стали еще более внимательнее относиться к своей деятельности. Кажется, и исполнители стали больше обращать внимание на свой репертуар и внешний вид. Или это только мне так кажется?

В «Узгэреш жиле», хоть он и работает в основном с учениками Венеры Ганеевой, но все же иногда привлекаются и выпускники Казанской консерватории, и те, кто не обладает профессиональным музыкальном образованием. При виде этого, у других тоже появляется надежда, и они начинают держать нос по ветру. Значит, «Узгэреш жиле» меняет наш собственный «казан», ведь так?