Альфия Шарипова: Современная татарская эстрада стала слишком проста

Как развивать татарскую эстраду вне Татарстана? Есть ли ее поклонники в Москве? Каким образом привлечь людей к качественной татарской музыке? О проблемах современной татарской эстрады и перспективах татарской песни «Татар-информ» поговорил с родоначальницей татарской эстрады в Москве, известной исполнительницей Альфией Шариповой.

– Как сформировалась в Москве татарская исполнительница Альфия Шарипова?

– На самом деле это произошло чисто случайно. Я пою с девяти лет, участвовала во многих конкурсах и фестивалях. На очередном конкурсе песни меня заметил помощник Ильдара Хамитовича Шигапова (заслуженный артист РТ, режиссер, певец, руководитель Татарского культурного центра в Москве. – Ред. ) и предложил участвовать в татарских мероприятиях, заниматься татарским вокалом. Тогда мне было 11 или 12 лет – где-то 1998–99 годы. Мы не отказались, и начался важный этап моей жизни. Период, который продолжается и сегодня, я называю периодом татарской песни. В результате я начала учить татарские песни, выступать на татарских концертах, конкурсах, принимать участие в Сабантуе Москвы.

– Как называется твоя первая татарская песня?

– Это, конечно, песня «Туган тел» («Родной язык»). На одном из концертов мы эту песню пели с очень талантливым баянистом Айдаром Гайнуллиным. Он тоже тогда только начинал свою деятельность. В моем репертуаре была одна из главных песен, которая называлась «Татарская жена». Потом эту песню по моей просьбе автор даже перевел на татарский язык. Несмотря на то что с детства я жила в Москве, лето проводила в татарской деревне Старый Атлаш Старо-Кулаткинского района Ульяновской области. И вот, как сейчас помню, как каждое утро просыпалась под азан.

– Альфия, как ты попала в проекты большой российской эстрады?

– С детства пела в студии Андрея Биля «Музыкальный фрегат». В студии график был достаточно загруженный. В школьные годы приходилось выполнять домашние задания по математике и русскому языку даже в метро. Каждый день проходили репетиции. Учитывая, что в 10–11 классах я училась в лицее при ВГИКе, график стал еще плотнее. Сейчас я удивляюсь морально-энергетической силе моей мамы. Она меня постоянно сопровождала в метро. Также папа возил на машине, когда у него было немножко времени. В это время организовалась группа «Музыкальный фрегат». Несколько раз выступали на Кремлевском дворце, на Васильевском спуске и на других многих площадках Москвы. Также объездили много городов, выступали на больших телевизионных концертах «Шире круг», в утренних программах на ТВЦ, «России», Первом канале.

– Возможно ли сейчас в Москве воспитать молодых певцов?

– Конечно, возможно. Все зависит от желаний и стремлений человека.

– А есть в этом потребность?

– В Москве есть зритель для татарской песни. В Москве проживает очень много татар. Они не хотят забывать свою культуру. Доказательством моим словам служат татарские концерты и очень масштабный московский Сабантуй. Вообще для меня Сабантуй – это большая культурная Олимпиада татар. На Сабантуе презентуется вся татарская культура.

Учитывая, что татары в Москве занимают второе место по численному составу, татарскую культуру необходимо развивать. Я думаю, что уже настало время выходить на серьезный уровень. На самом деле татарская музыка очень интересная и ее не стыдно показывать миру. Например, татарская джазовая музыка 1950–1960 годов – уникальное явление. Сейчас надо стремиться развивать татарскую песню. Не надо исполнять только легкие песни, к которым уже привык народ. Мне кажется, что народ надо приучать к качественной татарской музыке.

– А ты чувствуешь особую миссию татарской певицы?

– Если честно, да. Хочется, чтобы люди проявили интерес к качественной татарской музыке. Также как татарка искренно желаю, чтобы татары стали сплоченными, ходили на концерты, общались, знакомились, создавали семьи и дружили. В моем понимании татарская певица – гид татарского народа на сцене. Она зрителю презентует не только татарскую песню, но и язык, и одежду.

– Как оцениваешь свой первый продюсерский проект «Большой татарский концерт» с участием молодых татарских исполнителей, который прошел 9 апреля 2017 года в Москве?

– В принципе, положительно. Мне хотелось показать способности молодых татарских певцов Москвы. У меня давно была задумка объединить молодых татарских исполнителей. Планирую продолжить эту традицию более высоком уровне. 

Радуюсь, что в Москве появились молодые исполнители. Группа «Шурале», сохранив основы татарской музыки, создает современные треки и двигает их в молодежные массы, тем самым приучая их к качественной музыке и оставляя татарские основы мелодии. Также радует, что в Москве есть организации и личности, которые поддерживают развитие национальной культуры. Особенно благодарна автономии татар Москвы и Штабу татар Москвы.

– А чего не хватает татарской эстраде Казани?

– Я с большим уважением отношусь ко всем певцам, как в Казани, так и в Москве. Но на мой взгляд, не хватает качества. 

К большому сожалению, нынешняя эстрада упала в уровне музыкальности на 90 процентов, чего нельзя сказать об эстраде 50–60-х годов. В то время была настолько богатая музыка нашего народа, например, взять Ильхама Шакирова, Альфию Авзалову. А оркестр Олега Лундстрема! У них в репертуаре есть очень красивые и интересные произведения, именно произведения татарского искусства! Это такое богатство, которое ни в коем случае нельзя терять! 

Проблема также в том, что люди полюбили простую музыку, и певцы подстраиваются под их желания. На мой взгляд, по телевидению нужно показывать больше качественной музыки, чтобы люди полюбили хорошую, качественную, интересную музыку. Хочется больше концертов с оркестром, с хорошими танцорами. Ведь мы можем это делать! Радует, что многие молодые артисты уже на пути к возрождению татарской музыки. И исполняют ее на достаточно высоком уровне.

– Как работает твоя школа вокала?

– В ноябре 2016 года я открыла школу вокала и сейчас сама обучаю как взрослых, так и детей. Вообще нет ограничений по возрасту, потому что петь может каждый. Большинство учениц – татарки. С ними в первую очередь учим татарскую песню, также русскую и английскую для общего развития. В своей школе я учу людей не только красиво петь, но и чувствовать музыку, свой звук как энергию. И очень приятно получать положительные отзывы от учеников. Это очень заряжает и вдохновляет!

– Как привлечь молодежь к национальным ценностям?

– Музыкой, выставками… Но все это должно быть в тренде, то есть мы должны подстраиваться под реалии времени. Для татар родная культура должна стать модой. Я считаю, что надо двигаться в таком направлении.

– Какие новые песни добавятся в твой репертуар?

– Будут, и народные, и танцевальные. Но в первую очередь я хочу развивать татарский джаз.