Всяк художник с профобразованием профи: Евгения Васильева стала «соседкой» гения-самоучки Архиреева

В Галерее современного искусства Казани открылась выставка экс-фигурантки громкого дела «Оборонсервиса», в которой приговор открыл дар художника. О бойкоте вернисажа «Иноземье» казанским бомондом, расспросах о мастерской и желанном подарке от жены Сердюкова для столицы РТ – репортаж «Татар-информ».

Художник-профессионал

Живопись, графика, видеоинсталляции, фотокартины и скульптуры из бронзы заняли два верхних этажа Галереи современного искусства. На части второго этажа скромными соседями произведений Васильевой, на которых еще буквально краска не обсохла, сохраняя характерный запах, ютятся картины признанного нонконформистского гения-самоучки из Свияжска Геннадия Архиреева (его работа в свое время была куплена в том числе в коллекцию директора «Эрмитажа» Михаила Пиотровского).

«Любой художник, который получил профессиональное образование, — это уже профессиональный художник. Надеюсь, что я могу быть таковым, раз у меня есть это образование и учитывая, что многие институции по искусству признали меня таковым», — сказала Васильева в ответ на вопрос прессы, о том, как она сама оценивает свой статус в мире искусства.

Выставка «Иноземье» Евгении Васильевой, заявившей о своих художественных талантах под псевдонимом EVA в 2014 году, стала вызовом для творческого сообщества Казани. Бурление умов, скептически и с явным подозрением относящихся к таланту окончившей за год сразу три профессиональных художественных заведения новоявленной коллеге по цеху, началось за неделю до открытия и не стихало до самого вернисажа. Последний, к слову, оказался небывало малочисленным: завсегдатаи подобных мероприятий, повозмущавшись в соцсетях самим явлением «художница Васильева», дерзостью Галереи как государственного музея принять столь спорного мастера кисти, объявили выставке негласный бойкот.

Официальные же лица, наоборот, были представлены на уровне выше обычного: «испытать удовольствие от чего-то нового» немногим собравшимся, из которых большую часть составили представители СМИ, пожелала вице-премьер Татарстана Лейла Фазлеева, удостоил внимания вернисаж и заместитель министра культуры РТ Ленар Хакимзянов. Сама художница во время презентационной части вернисажа медленно обводила собравшихся пытливым взглядом, поочередно останавливаясь на каждом пришедшем.

«Евгения Васильева стремительно ворвалась в творческое художническое пространство и с 2014 года буквально завоевала многие мировые площадки. Ее приняли в творческий Союз художников, и никаких сомнений не было. Недавно совсем она стала Почетным членом Российской академии художеств. Мне кажется, что это все имеет право быть. Это современно, энергично, красиво по цвету, это необычно», — торжественно аргументировала директор Музея ИЗО РТ, чьим филиалом является Галерея современного искусства, Розалия Нургалеева.

Новобранец Васильева в творческой среде, отметила она, «поразила всех искусствоведов своими произведениями» разными техниками и жанрами. А это «удивляет и подкупает».

Проект «Иноземье», с одной стороны, создан специально для Казани, анонсировали организаторы мероприятия, с другой, как пояснила сама Васильева, в последний момент принявшая решение лично присутствовать на открытии, — собран из нескольких проектов.

Рерих и Кандинский тоже были юристами

После церемонии открытия СМИ предоставили 15 минут для общения с женщиной, которая творит.

EVA, это псевдоним, под которым выставляется Евгения Васильева, спокойным голосом сообщила, что на вернисаж приглашала всех и всем была бы рада, и если кто-то не пришел — «это, безусловно, право человека».

«Есть ряд экспозиций, на которые я, например, не хожу. И это мое право, и никто меня за это не в праве осуждать», — сказала она.

Государственный музей современного искусства в Казани Васильева назвала одним из самых значимых музеев в Российской Федерации, а выставку в его стенах — большой честью.

«Меня интересуют любые площадки, это область креатива, где можно делать инсталляции. Государственные музеи — это особые институции, где работают профессиональные кураторы, это некое место, где уже многие художники выставлялись, и это имеет большое значение с точки зрения энергетики и понимания контекста мероприятия», — пояснила она.

Большая часть выставленных работ проекта «Иноземье» не имеет собственных названий. На это обратили внимание и СМИ Екатеринбурга, где недавно проходила другая выставка Васильевой. Автор растолковала, что работает «в основном концепциями, масштабно, как многие современные художники», когда единое название присваивается серии работ.

«Это некая сверхобласть, для меня это выход из повседневной реальности. Этот мир связан с искусством, и я изображаю его так, как чувствую. Это мир космоса, нереальности, который мы чувствуем интуицией. Работы, которые сегодня представлены в этом пространстве, отражают мои представления о выходе в иную реальность — более совершенную и духовную», — сказала EVA.

В современном искусстве, отметила она, интересен трансдисциплинарный подход. Ее творчество — синтез знаний, полученных за всю жизнь. Он помогает делать инновационные вещи в области искусства, как и в области права (по первому образованию Евгения Васильева — юрист).

«Как искусство влияет на построение правого государства, правовых принципов. Это взаимосвязанные принципы, с ним работали многие художники, особенно те художники, которые были юристами — такие как Рерих, Кандинский», — рассуждала столичная гостья, правда, правда так и не сумев сформулировать миссию нового искусства XXI века в сравнении с вектором мысли упомянутых фамилий.

Секреты нереальности мастерства

С особой въедливостью журналисты пытались получить представление о нюансах творческого процесса в мастерской бывшей чиновницы. Информацию выуживали по крупинке вопрос за вопросом, но никаких деталей и профессиональных подробностей так и не получили.

«Могу написать картину маслом за месяц-полтора. При этом я буду долго работать с композицией. Например, в этом проекте применена техника коллажа. Я работаю с фотографиями, наслаиваю фотографии одну на другую в разных композиционных формах с точки зрения цифровых ресурсов. Из миллиона фотографий я выбираю штук пять и буду работать с композицией уже на холсте. Если работать, трудиться ежедневно, вставать рано утром, заканчивать поздно, наверное, результат будет, как в любой другой деятельности», — заверила Васильева.

Профессиональный вопрос на тему непосредственного творческого процесса задал и архитектор-реставратор Благовещенского собора в Казанском Кремле Александр Шубин:

«Я посмотрел ваши работы, некоторые очень даже интересные в смысле экспрессии, энергии, которые у вас есть. Вы, когда работаете, задумываетесь о технологии или у вас есть консультанты? Например, когда вы создаете произведения о вечности?»

EVA в ответ в очередной раз перечислила свои образовательные достижения:

«Безусловно, художник современного искусства должен задумываться о технологиях, об инновациях Я нашла путь — получаю образование, учусь в различных институциях, в том числе закончила одну европейскую институцию. Ты постоянно работаешь с различными преподавателями, показываешь им свои работы, они видят путь твоего мышления и каким-то образом могут подсказывать дальнейшее развитие или корректировать. Это даёт мощнейший толчок. Я очень рада, что я закончила британскую школу дизайна, МГУ. Это даёт мне возможность развиваться: я работала интуитивно, а теперь многие вещи делаю осознанно и понимаю, с чем я работаю, что мне необходимо и нужно для дальнейшего развития».

В беседе с корреспондентом «Татар-информ» Александр Шубин позже пояснил, что прежде слышал о Васильевой «только какие-то кулуарные сплетни» и ничего не знал о ней как о художнице. В ответ на свой вопрос надеялся услышать конкретно об используемых приемах, материалах и тонкостях.

«Некоторые работы на прекрасном холсте как-то небрежно будто смахнуты, как говорится — как бывает, макнешь краску, раз и мазнешь. Я думал, она расскажет, какую подкладку использует или лаки… Она только на стадии ученика», — резюмировал опытный реставратор, назвав впечатление от выставки наивным и отметив нерастраченные чувства автора.

Для повышения образовательного градуса после пресс-подхода Александр Шубин пригласил Васильеву посетить Благовещенский собор, в котором сохранился подлинный палех росписей. Художница обещалась заглянуть.

Подарок для Казани

В 2016 году Евгения Васильева отправила в подарок Русскому музею триптих «Транскриптаза». Однако музей вежливо отказался принять три живописных полотна, сославшись на свою концепцию формирования коллекции. Для Татарстана Евгения Васильева подарок не приготовила. Но Казань на него была готова претендовать.

«У нас открывается фотографическое подразделение, и я хочу просить у нее (Евгении Васильевой) всю черно-белую серию для нас. Это, конечно, слишком роскошно, но буду просить. Прям серию», — сказала в интервью «Татар-информ» директор Музея ИЗО РТ Розалия Нургалеева.

В отличие от множественных скептиков и критически настроенных «многолетних» художников, она уверена, что стресс, перенесенный в связи с делом о хищениях, «выкинул Васильеву в другое поле, иной мир», став толчком для раскрытия подлинного таланта.

«Мне кажется, только женщина в состоянии вот так все взять перевернуть резко и уйти в мир творчества. И это не только сила. Она училась и в художественной школе, у нее был частный педагог в свое время — видно, что это не просто так появилось, это в ней жило», — отметила Розалия Нургалеева.

Присутствие своих работ в серьезных коллекциях является значимым для любого художника, не стала скрывать Васильева во время пресс-конференции. Добавив, что «если интерес к выставке будет высокий, то с радостью готова подарить ряд работ Татарстану».

После настойчивых расспросов прессы она назвала стоимость одной из фоторабот, которая была куплена после Лондонской биеннале. Полторы тысячи фунтов. Впрочем, по ее словам, потоковой продажей ее произведений не занимается сейчас ни она сама, ни агенты.

На поводу у любопытства

Несколько казанских художников бойкот сообщества поддерживать не стали. Однако казалось, что некоторые из них, обычно эпатажно и громко заявлявшие о своем присутствии в пространстве, в этот раз старались, что называется не высовываться и замаскироваться под местность.

В числе решивших полюбопытствовать — известный художник Рустам Салихов. О выставке узнал из соцсетей, но, несмотря на множество противоречивых комментариев, решил, наоборот, обязательно сходить «живьем на живую легенду».

«Я думаю, что, живя в Москве, эта женщина общается с огромным количеством хороших профессионалов, с тем же самым Константином Худяковым, наверняка, который помогает ей, как-то направляет. Он директор галереи „М’Арс“, которая открылась лет 30 назад, и очень известный художник. Никогда прежде не слышал, что она пишет картины. Но сегодня для меня это открытие, честно говоря. Есть тут вещи, которые меня порадовали и удивили. Столько художников, которые что-то делают, делают, делают, пыжатся, а у них пшики сплошные получаются», — прокомментировал он «Иноземье».

Осуждать и повторять штампы с отрицательными смыслами из СМИ, напомнила куратор школьных программ обучения шахматам Татьяна Ширяева, — проще всего. На выставку пришла по приглашению друзей, но ради себя — узнать личные внутренние глубины:

«Картины созданы, они живут, у каждой картины своя жизнь. Не зря Есенин сказал: „Большое видится на расстоянии“. Пусть пройдут годы, пусть будут переезжать эти картины с одного места на другое, пусть будут эти большие расстояния. Пусть время рассудит. А нам — ознакомиться и сделать свой собственный вывод, и идти вперёд, реализовать свою личную индивидуальность и духовную нравственную чистоту. Я сегодня здесь своих друзей человек 10-12 увидела — фотографы, художники, инженеры, предприниматели. Время покажет и уровень гениальности, и всё-таки начнем с себя».

Выставка «Иноземье» будет ждать посетителей до 3 февраля.