Халида Бигичева покидает сцену: «Видимо, время данного мне таланта истекло»

Халида Бигичева – обладательница уникального для татарской эстрады голоса – сильного, по-настоящему народного, богато окрашенного, запоминающегося. Стоит однажды услышать «Су буйлап», «Еллар бураны», «Дустыма» - эти песни начинают звучать в памяти, хочется им подпевать. Но Халида Бигичева сообщила грустную новость – она уходит из эстрады. Грядущие гастроли станут последними.

«НЕ ХОТЕЛА БЫ СОВМЕЩАТЬ СЦЕНУ И РЕЛИГИЮ»

- Халида апа, в последнее время вас на сцене не видно. Куда вы пропали?

- Не могу сказать, что на сцену не выхожу совсем, я не пропала. Пока остаюсь в творчестве, готовлю новую программу, записываю новые песни. Но уже не получается работать в полную силу, как раньше. Думаю, что следующие гастроли станут последними. Назову их прощальным туром. У всего есть свое время. Все равно сцену когда-нибудь придется оставить. Как получится дальше – увидим. Пока были силы и возможность, пела с удовольствием, не разлучалась со своим любимым зрителем.

- Почему решили уйти?

- Во-первых, в последнее время со здоровьем начались проблемы. Давление очень беспокоит. Высокое давление ударило по сердцу, случился приступ. Очень долго лежала в больнице, полгода пила лекарства, потом перенесла операцию на сердце. Поэтому и на сцену не могла выходить, больших планов не строила.

Во-вторых, я посвятила себя религии. Это главная причина моего решения. Внутри меня произошли сильные изменения, они идут и сейчас. Сейчас смотрю на мир другими глазами. Это очень радует меня. Все дела начинаю именем Всевышнего Аллаха. К своей религии я всегда относилась с почтением, это у нас с детсва, в крови. Вера должна быть в сердце. Считаю, что человеку, совершающему пятикратный намаз, уже не следует ездить с гастролями, это мешает. Нельзя без уважительной причины оставлять или переносить намаз, его надо делать в положенное время. Не хотела бы совмещать сцену и религию.

Многие не совершают пятикратный намаз, считая, что на это у них нет времени, собираются начать на пенсии. Те же люди почему-то всегда находят время посидеть перед телевизором и с телефоном. На намаз времени жалко, его они воспринимают как тяжкий груз. Я сейчас жалею, что не пришла к религии еще раньше. Прошу у Всевышнего прощения за годы, когда не читала намаза.

В этом году также горю желанием поехать в хадж. Слава Аллаху, я еще в состоянии ходить и работать, в твердом сознании. Поэтому с благодарностью ко Всевышнему хочу пройти этот путь хаджа.

И в-третьих, мне кажется, что время, отведенное на мой талант, уже истекло. Все бежим куда-то, работаем, не помня себя – и времени не остается, чтобы подумать о душе. Жизнь пролетает в мгновение ока. Человек сегодня есть – завтра его нет.

- Кто вас поддерживал во время болезни?

- Это стало большим испытанием. Самая главная моя опора – моя семья, мой сын. Баянисты, гитаристы из моего коллектива звонят, справляются о здоровье. Но в то же время многие из тех, кого считала другом, перестали появляться. Но ни на кого я не держу обиды.

- Как восприняли зрители ваше решение уйти со сцены?

- Многие говорят – не пропадай, не лишай людей своего творчества. Когда поняла, что зритель ждет моих концертов, решила, что надо работать над сольной программой. Выступать перед зрителем – это для меня огромное наслаждение. Поэтому к 65-летнему юбилею готовлю большой концерт-шоу. Хочу на достойном уровне попрощаться с верным мне народом, любимым зрителем. Чтобы они успели услышать мои новые песни. Пусть мне будет суждено уходить со сцены красиво, высказав все мои слова благодарности, поклонившись моему зрителю. Если бы не он, разве мы могли бы творить с таким воодушевлением? Поэтому огромное спасибо моему народу. Только теплые слова, отзывы людей в многих случаях утешали мою душу, давали силы жить.

«СОВРЕМЕННЫЕ ИСПОЛНИТЕЛИ НЕ ПЕРЕДАЮТ ГЛУБОКИХ ЧУВСТВ, А ТОЛЬКО РАЗВЛЕКАЮТ»

- Слушатели больше узнают вас по вашим мелодичным, печальным песням.

- Моему сердцу более близки ретро и народные песни, в них затрагивающая душу грусть и тоска, это по-настоящему наше, татарское. В репертуаре довольно много народных песен, которые уже почти забыты. Я сама по жизни не привыкла плакать, но бывают песни – разрывают душу, или почитаю стихи с глубоким смыслом - могу и заплакать. Некоторые свои песни разучиваю сквозь слезы, пропуская через сердце. От народных песен на душе хорошо. На гастролях в отдаленных регионах всегда стараюсь исполнять народные песни. Раньше часто давали концерты в Москве. Зрители слушали народные песни с любовью, они приносили им настоящее удовольствие. А сейчас все эти наши старания куда-то уходят, исчезают.

- Почему народные песни исчезают?

- Сейчас нет исполнителей, передающих эти чувства, наш татарский «моң». Есть артисты с красивым голосом. Но они, вместо того, чтобы своим голосом погружать слушателя в чувства, передавать весь глубокий смысл - делают обратное. Я переживаю, что «моң» теряется. Мы не должны расставаться с татарскими народными песнями. Самые проникновенные, близкие и понятные народу песни сейчас уже не в почете. На нашей сцене господствует самодеятельность. Все ищут легкие пути. Но петь, выступать на сцене – огромный труд. Мы сейчас относимся к песням и музыке только как к увеселительному жанру. Молодежь, пытаясь следовать за временем, ищет новые стили, поет совершенные никчемные песни. Поэтому исчезает «моң». Какого артиста не возьми – хочет петь что-нибудь легкое, чтобы не “напрягаться”. Такие “дешевые” песни просто наводнили татарскую эстраду. Как ни странно, и народу они нравятся. Вот это меня удивляет. Почему так? Почему от артистов ждут только то, от чего можно попрыгать и повеселиться?

- Вы думаете, эту проблему можно решить?

- К сожалению, молодое поколение лишено возможности слышать наше музыкальное наследие – ведь это по-настоящему качественные, благородные произведения, золотой фонд нашей культуры. Если ребенок не ознакомился с ним в детстве, то воспитать в нем любовь к настоящей татарской музыке будет очень сложно. Молодым нравятся энергичные, дискотечные песни. Надо постараться найти способы доносить народные песни так, чтобы ими заинтересовалась молодежь. Хотелось бы, чтобы руководители Министерства культуры Татарстана взяли на себя решение этой проблемы. Мы росли, слушая по радио выступления Альфии Авзаловой, Ильгама Шакирова. Сейчас в эфирах - другие песни.