«Черная Колыма» открылась по-новому, или Трагедия репрессий глазами молодых

В Казани в рамках театральной лаборатории «Город АРТ-подготовка» состоялся показ эскиза спектакля по повести Ибрагима Салахова «Черная Колыма» и роману Аяза Гилязова «Давайте, помолимся».

Спектакль «История одной трагической судьбы» в творческой лаборатории «Угол» начался еще с прихожей. Зрителю было предложено некоторое время подождать в полной темноте. Вероятно, это было психологической подготовкой. Впереди - часовое погружение в «Колыму». Такое начало зритель встретил с пониманием – он знал, какая его ожидает тема. По приглашению организаторов все прошли в зал и неторопливо заняли свои места.

А там уже разворачивалось действие. На сцене тринадцать артистов, и каждый чем-то занят: они стоят, сидят, лежат; их тела согнуты, сгорблены, скрючены, склонены к земле… Они – жертвы сталинских репрессий. Они – уничтоженная татарская интеллигенция. Они – писатели, артисты, ученые, студенты…

В ролях - артисты Камаловского театра: народная артистка Татарстана Зульфира Зарипова, заслуженные артисты Татарстана Рамиль Вазиев, Алмаз Сабирзянов, артисты Эмиль Талипов, Ришат Ахмадуллин, Алмаз Бурганов, а также студенты театрального факультета Казанского государственного института культуры – ученики Фарида Бикчантаева. Эскиз подготовил московский режиссер Дмитрий Акриш. Куратор проекта – журналист Радиф Кашапов.

Удобнее обратиться к прошлому, чем писать и показывать, что происходит сегодня – ведь с прошлым уже все понятно: известно, о чем можно говорить, о чем – нельзя. Задавать вопросы нынешнему времени – чревато проблемами на свою голову, а тут история, ее все уже знают. Кошмары сталинских концлагерей, ужасы времен репрессий – тема вроде бы не новая, но все еще позволяет задеть за нервы, а то и заставить человека вздрогнуть. Это тема, вызывающая чувства жалости и злости. Театральный критик Олег Лоевский после спектакля отметил также и «усталость» темы.

Но для эскиза была выбрана она, и ребята поставили и сыграли спектакль на том уровне, что уже сегодня его можно вывозить на фестивали.

«Черная Колыма» Ибрагима Салахова однажды уже ставилась. В 1996 году спектакль играли в Казанском театре юного зрителя, автором инсценировки стал Фанавил Галиев, режиссер – Фарит Хабибуллин. 1996 год – всего семь лет прошло с момента издания (1989) «Черной Колымы» тиражом 60 тысяч экземпляров. В том же 1996 году коллектив театра с этим спектаклем участвует на 85-летнем юбилее автора в его родном городе Кокшетау в Казахстане. За «Черную Колыму» Ибрагим Салахов удостоен Государственной премии имени Габдуллы Тукая.

Хочется начать со слов благодарности в адрес самой старшей актрисы из состава участников эскиза. Народная артистка Татарстана Зульфира Зарипова в этом спектакле играла среди молодежи. Она была им матерью, наставницей, сверстницей и соратницей. На «врагов», назвавших ее героиню «врагом народа», Зульфира Зарипова смотрела Волчицей из своей легендарной роли в легендарном спектакле «Плаха».

Еще один опытный актер в эскизе – Рамиль Вазиев. Рамиль Вазиев – актер, умеющий своим молчанием объяснить очень многое. Финал эскиза-спектакля также был отдан ему.

Популярные артисты Камаловского театра, кумиры татарской молодежи Эмиль Талипов и Ришат Ахмадуллин играли сотрудников НКВД. Их кожаные плащи, кожаные сапоги контрастировали с рваными майками «репрессированных». Для Эмиля Талипова образ не новый – в уже сошедшем с репертуара спектакле Ркаиля Зайдуллы «Улеп яратты» в постановке Ильгиза Зайниева он исполнил роль Курбанова. Вспомнился также созданный им образ Батырхана в «Без ветрил» Карима Тинчурина.

Вот НКВДшники расстреливают заключенных, и, усевшись на трупах, травят анекдоты. О Сталине…

Вот Эмиль Талипов допрашивает татарского поэта. В роли репрессированного поэта – Рамиль Вазиев. Один спрашивает. Другой молчит. И сколько в этом молчании силы, эмоции, и сколько слов!

Еще один эпизод. Герой Ришата Ахмадуллина добивается близости от девушки-заключенной. Скидывает с себя белую рубашку, расстегивает ремень, пуговицы штанов… Испытываешь приступ тошноты, глядя на выпученные от животной похоти глаза этого человека, как он с высунутым языком облизывается на свою жертву – одновременно восхищаешься Ришатом Ахмадуллиным, сумевшим создать этот образ. И облегченно вздыхаешь, когда девушку начинает рвать…

Правда, театральный критик Нияз Игламов не вполне был согласен с этим эпизодом. Он отметил, что эпизод выделяется среди остальных. Ну и что? Пусть! Зритель не против. Если выбрана эта тема – то надо показать все её стороны.

Нияз Игламов в сценарии эскиза также нашел исторические несоответствия. Но перед авторами, во-первых, не стояла задача создания документального спектакля. Во-вторых, в основу они взяли литературные произведения, которые, хоть написаны по реальным историям, не являются документальными. И то, что в спектакле прозвучали имена репрессированных татарских ученых, поэтов, писателей – это «театральный памятник» нашим историческим личностям.

КУЛЬТУРНАЯ ВЕСНА

Заметили ли вы, что весна в этом году пришла какая-то особенная, «культурная». Были выпущены сразу несколько экспериментальных театральных проектов от татарской молодежи – рок-спектакль «Ку», хореографический спектакль «Шамаиль», любительский спектакль от театральной молодежи "Җәүдәт берлән Зөбәрҗәт", перфоманс по стихотворению Тукая ко дню рождения великого поэта. Сюда же причислим и театральную премию «Золотая маска», которую получил танцор экспериментального хореографического спектакля «Алиф» Нурбек Батулла. Вспомним талантливых молодых актеров и актрис, словно звезды загоревшихся на небосклоне татарского театра: Диляра Ибатуллина в Альметьевском театре, Рустам Зиннуров в Мензелинском театре, прима Атнинского театра Гузель Гафарова, Гулина Мингазова из Набережночелнинского театра – ее талант в этом году отмечен премией «Дебют». И наконец, этот эскиз – национальный проект среди в основном русскоязычных проектов театральной лаборатории «Город АРТ-подготовка». Тема была не новая, но в ней – новое дыхание молодых.