Шоу трех роялей Bel Suono: «Такого нет больше нигде во всем мире»

Bel Suono – трио пианистов, исполняющих классические произведения в современной обработке. Казалось бы, скучные для молодого поколения произведения Мусоргского и Штрауса приобретают современную интерпретацию и обретают новое дыхание.

Bel Suono привозят в Казань новую программу Passionate, в которую вошли произведения Бетховена, Мусоргского, Штрауса, Баха, Вивальди и авторские, коллектив также обещает специальный сюрприз для казанской публики. Корреспондент «ТИ» пообщалась с продюссером музыкального коллектива Лейлой Фаттаховой. 

– Лейла, наверняка гастролируя по городам, вы испытываете некоторые трудности с наличием инструментов, ведь не во всех концертных залах можно найти сразу три рояля? 

– В городах, где нам не могут предоставить инструменты, мы привозим свои цифровые рояли. Сейчас технологии настолько шагнули вперед, что отличить их звучание, наверное, может только искушенный слушатель или профессионал. Наши цифровые рояли прекрасно звучат, у них взвешенная клавиатура, так что в этом смысле слушатель ничего не теряет. У тому же, мы не играем классику на цифровых роялях. Наш жанр называется классический кроссовер – у нас все в современных обработках, и мы не играем ничего в оригинале. То есть мы выносим на суд слушателей свою версию классических произведений и собственных сочинений. Конечно, классику лучше играть акустическом инструменте, а именно наши произведения зачастую даже лучше звучат на цифровых роялях. 

– Вы используете те дополнительные возможности, которые дает цифровой инструмент? 

– Конечно, там много различных дополнительных возможностей, но пока мы не сильно пользуемся ими, мы все-таки фортепианное трио и лишние спецэффекты нам не нужны. Ну и потом, некоторые произведения мы играем с аранжировкой, в которой уже и так есть эти дополнительные эффекты. 

– Какие-то еще инструменты применяете на концертах? 

– Рояли у нас всегда звучат вживую, а вот сопровождение по-разному. Например, в больших залах мы очень часто играем в сопровождении симфонических оркестров. Недавно у нас был концерт в «Крокус Сити Холле», который прошел с большим успехом, и там мы играли на акустических роялях в сопровождении симфонического оркестра. Когда нет возможности привезти симфонический оркестр или на месте отрепетировать, мы играем под «минус один», но рояли, естественно, всегда звучат вживую. Но при этом у нас очень много произведений, где используются только рояли и нет никакого другого сопровождения. Пока возможность играть полностью на акустических инструментах есть только в Москве, но мы надеемся, что наша публика станет еще больше и мы сможем позволить себе играть с оркестром и в других городах. 

– Как пройдет концерт в Казани? 

– В основном по всей России концерты проходят в виде сольного фортепианного шоу, то есть, как правило это происходит под аранжировку «минус один».  Все наши аранжировки оригинальные и написаны специально под конкретное произведение. Мы уже третий раз приезжаем в Казань — прекрасный культурный город, и мы готовим специальный сюрприз, пока не буду говорить какой. Мы очень любим ваш город и поэтому с нетерпением ждем встречи с казанской публикой. 

– Расскажите о участниках проекта: с чего началась их музыкальная карьера? 

– В основном состав входят Василий Опалев, Кирилл Гущин, Максим Тарасов. Все ребята закончили Московскую консерваторию, получили очень хорошее музыкальное образование. Все они молодые и амбициозные, сами пишут музыку, делают аранжировки. Все они начали заниматься музыкой с раннего детства – кто с семи лет, кто с пяти. В общем, это люди, которые фанатично преданы своему делу. Не смотря на достаточно молодой возраст, они умудряются в себе сочетать интерес к современной музыке и хорошо знать классику. Они постоянно поддерживают себя в форме, помногу часов занимаются ежедневно и пытаются расти как композиторы. 

– Как родилась столь необычная идея проекта? 

– Я сама пианистка, закончила ташкентскую консерваторию, потом почти 20 лет занималась шоу-бизнесом. Проработала почти во всех сфера шоу-бизнеса – это и знаменитая студия «Союз» и еще несколько рекорд-копаний, у меня была своя PR-компания. Я всегда занималась продвижением артистов, участвовала в создании музыкального материала и в общем, давно хотела сделать собственный проект. Мне хотелось, чтобы это было что-то такое неординарное, сочетающее в себе прежде всего и рояли, и классическую музыку, и чтобы звучало очень современно. 

– Вы уже тогда знали, что такое классикал-кроссовер? 

– Я думаю, что на западе этот жанр уже лет 15 как успешно развивается и существует. Нас же все называют пионерами этого жанра в нашей стране. В этом плане, конечно, не все просто, но тем не менее, в этом наша уникальность и преимущество. 

– Что-то изменилось с начала существования проекта? 

– Мы пробовали себя в разных жанрах, у нас даже были вокальные эксперименты. Наши песни играли на радио, и они были во всех чартах, но все равно основной идее являются три рояля, исполняющие либо собственные сочинения, либо транскрипции классических произведений. Мы постоянно экспериментируем и пытаемся сочетать какие-то новые и модные звуки с классическим сочетанием рояля, делая вариации на различные темы. Наши произведения – это не просто переложение музыки, это дополненные и досочиненные нами произведения, поэтому мы можем смело сказать, что мы исполняем, к примеру, Вивальди в авторской обработке Bel Souno. 

– Вы уже шесть лет занимаетесь кроссовером, скажите, насколько выросла популярность этого жанра среди молодежи? 

– Я с огромной радостью говорю, что среди наших поклонников очень много молодых людей. Это ребята, которые, может быть, не очень хорошо знакомы с классической музыкой, но благодаря нашему проекту им интересно и дальше узнавать что-то о произведении и они начинают ходить в консерватории на классические концерты. 

– Какие-то сложности возникают в продвижении проекта? Все-таки это не такой популярный на данный момент жанр? 

– У любого артиста возникают определенные трудности, но наша сильная сторона – это уникальный материла и уникальность самого формата. Трио из роялей – такого нет больше нигде во всем мире, три пианиста, которые постоянно ищут что-то новое и абсолютно по-новому преподносят классику. 

– Как вы можете охарактеризовать вашего слушателя? 

– Сложно сказать про публику, на мой взгляд, может быть, это люди, уставшие от бесконечной однообразной поп-музыки, которая, на мой взгляд, деградирует. Многие ищут чего-то нового, хотят пойти на концерт получить живые эмоции, живой заряд энергии. Я думаю, что это люди, которые хотят чего-то нового свежего. Я с огромным уважением отношусь ко многим артистам, таким, как Леонид Агутин, «БИ-2», Алексей Чумаков, «А-студио», я понимаю, почему у них полные залы. 

Но сейчас такое время, когда зрителю предлагается большое количество культурных мероприятий, что они стали более избирательны. В какой город не приедешь – афиша на афише, все в артисты подались. А зритель как раз начал фильтровать, где настоящие артисты и музыканты, а где люди, которые хотят легко заработать деньги, быстренько приехать и под фонограмму выступить. 

– Вы проводите какую-то работу по музыкальному просвещению? 

Знаете, такой специальной работы не проводим. У нас есть очень трогательный клип «Венгерские танцы» про трех друзей, которые учились в музыкальной школе и когда выросли стали настоящими музыкантами, участниками нашего проекта. Конечно, это такая сказка-иллюзия, но, с другой стороны, мы через этот клип хотели показать, как можно воплотить свою мечту в реальность. Во всех своих социальных сетях мы пишем, чтобы родители на наши концерты брали своих детей. В отзывах нам часто рассказывают, как пришли на шоу с ребенком, который никогда не сидит на месте, а на концерте он сидел и буквально не дышал. Наши знакомые рассказывают, что после концерта дети просят включить классическую музыку и с большим удовольствием идут и занимаются в музыкальных школах. Поэтому наш проект несет просветительскую цель, и мы стараемся другому поколению показывать, что музыка может быть еще и вот такой. Услышав композицию в нашей интерпретации, дети хотят узнать, что за композитор ее написал, как она звучит в оригинале и какие еще есть произведения. Мы стараемся бережно относиться к классике, это отношение должно быть корректным и профессиональным, мы к этому очень стремимся, но главное тут – ничего не испортить и не навредить.