Виталий Калашников: «За полгода можно даже обезьяну научить делать татуировки, и это проблема среди татуировщиков»

Тату-мастер, входящий в топ-100 мастеров России, рассказал сколько стоит начать бить тату, чего нужно опасаться, когда приходишь на сеанс к незнакомому мастеру, и что сейчас происходит с рынком татуировки.
Виталий Калашников, также известный как @grinch_tattooer — тату-мастер, входящий в топ-100 мастеров России по версии различных рейтингов, и, несомненно, один из лучших исполнителей традиционной татуировки в Казани. Специально для «Татар-информ» Виталий рассказал об особенностях профессии.

Давай с простого, с самого начала, когда маленький-маленький Виталя решил, что он хочет портить кожу людям. Как тебе в голову пришло забивать что-то краской под кожу?

— Как я пришел к татуировке? Вообще, первая татуировка появилась на мне в 16 лет. Это была низкокачественная дешевая, не самая лучшая на свете татуировка. Но по сей день она на моем теле присутствует. Это очень важно для меня. Эту татуху делал какой-то брат друга, короче, какой-то левый типок. Сделал плохо, больно. После этого я понял, что её нужно привести в порядок. Так я познакомился с путевым чуваком, и получилось, что мы с ним не то что бы подружились, у нас завязались приятельские отношения, помимо того, что я приходил платить деньги за татуировку (смеется).

И мне тогда было, по-моему, лет 16. Без разрешения папы и мамы пошел по криминалу и сделал татуировку, потом за это получил.

Вот так и появилась первая, потом вторая татуировка. Между этими двумя еще был разговор с отцом, типа сделал одну, не делай больше, подумай головой своей. Пошло-поехало, и мне стало интересно попробовать себя в татуировке.

Чем-то это манило меня, какой-то сакральностью, наверное, какой-то запретностью.

Я пробовал рисовать по-разному. Пробовал создавать какие-то картинки для переноса их на одежду, участвовал в каких-то дизайнерских конкурсах, в некоторых даже выигрывал каким-то образом. Вообще, в то время я рисовал в десятки раз хуже, и сейчас я рисую плохо. В один момент решил попробовать бить татуировки. Пошел пробовать. Занимался этим дома, в плохих условиях. Сейчас я прекрасно понимаю, что так делать нельзя.

Не уважаю чуваков, работающих подобным образом, потому что это непрофессионально.



А кто учил тебя бить татуировки? Тот чувак, который корректировал первую на твоем теле?

— Нет, он не учил. Учился я сам, полностью сам. Он сопровождал меня в этом деле, я приезжал к нему на сеанс, тогда на моём торсе делали большой проект, и он просто расспрашивал, как у меня дела, что я колю, что рисую. И в один из дней, когда я к нему приехал, он попросил меня забить ему вторые фаланги пальцев символами планет нашей солнечной системы. Это был такой стресс!

Дико тряслись руки, я не знал, что делать, чувствовал колоссальную ответственность перед этим человеком и не мог позволить себе оплошать. В итоге так "обо..ся", что мама не горюй! Ну чувак относился достаточно просто к этому всему, и, наверное, просто хотел посмотреть, как я расту. То есть, как я иду к этому всему делу.

Шло время, приблизительно год я уродовал людей дома. Ну как людей? Друзей друзей, знакомых знакомых, гопоту местную забивал. И все это делалось не то чтобы за деньги. Я занимался этим за чисто символическую цену, чтобы работы не были бесплатными. Некоторые моменты начал усваивать сразу.

Работать бесплатно нельзя, иначе это не работа, а хобби или рабство, как кому больше нравится.

Потом я переделал десятки различных узоров из 90-ых: скорпионов, драконов уродских. Начал более глубоко копаться в татуировке в целом и узнал такое направление как американская традиционная татуировка или иначе олд скул. Названий у нее, на самом деле, много. Это направление мне очень понравилось! Понравилось именно своей простотой и оригинальностью, потому что таких образов я не встречал на людях на улице.

Тогда вообще татуировки на улице встретить было очень сложно, потому что в Казани татуировало, может быть, человек 5-10.

Это сейчас более сотни наберется легко. А тогда это дико было. Я решил, почему бы не попробовать себя в этом направлении. Начал пробовать делать, пробовать рисовать. Как-то раз пришел к мастеру, который меня татуировал, показал ему все это дело. Он такой типа: «Это кто-то колет, что ли?» А человек татуировал на тот момент достаточно солидное время, то есть у него была хорошая клиентская база, но, тем не менее, он сам олд скул практически не колол, пусть даже по чужим картинкам. Естественно, в этом стиле он и не рисовал. Тогда я понял, что олд скул это то, что мне нравится. Это то, что мне очень близко и по духу, потому что в традиционной татуировке в первую очередь важен стиль, посыл, смысл. То есть нельзя просто картинками, они должны нести какой-то резон и смысл. Это меня больше всего и зацепило, поэтому выбрал именно эту стилистику, так я к ней и пришел.



А сколько лет уже бьешь традик? Именно традик.

— Сложно сказать, потому что тот год, что я работал дома, только под конец начал разбавляться олд скулом, когда я пришел работать в студию, серьезную большую студию. Там поначалу все равно я колол проходняк: надписи, знаки бесконечности, ну, а параллельно я рисовал, рисовал и рисовал.

Было сложно привить традиционную татуировку народу. Сейчас я набрал достаточно хорошую клиентскую базу и клиентов со всей России, некоторых даже с зарубежья.

1 марта следующего года будет 5 лет, как я татуирую. Этот стаж я считаю с первого дня моей работы в профессиональной студии, а не с того, что я делал дома. 

Почему тебя за все это время ни разу на эксперименты не потянуло? Какой-нибудь мультик набить или реализм? Или еще что-то? Хотя я видел у тебя там «Балтика» девятка, она близка уже к реализму, она же почти как настоящая.

— Знаешь, в случае с «Балтикой» мне хотелось добиться именно близости к оригинальному образу, потому что была идея. Снизу маленькая подпись к этой «Балтике»... Господи, как же я не силен в английском, как же там... Spirit of Russia. В общем, это русский дух, фраза достаточно емкая, и каждый ее по-своему поймет. Не хотелось как-то ее слишком сильно стилизовать. Просто сделал нарядный, манящий образ, показывающий российские настроения в своём большинстве.

С «Балтикой» понятно. Про эксперименты — почему ты мультик ни разу не набил? Почему никогда не набил портрет? 

— Не хотел. Вообще, я бил портреты. Теслу недавно делал. 

Он же был в традике?

— Да, в традике, но похож, он узнаваем.

Одно дело — узнаваем, другое — реализм. 

— Знаешь, меня не тянет к этому всему. Во-первых, я человек такого склада, что не возьмусь за дело, которое изначально будет провальным. В моем понимании провальное — это то, что не сделано на пятерку, на «отлично». В общем, реализм лучше всех я не сделаю. А вот олд скул, как минимум по казанским меркам, я делаю.



А сколько стоит начать работать? Вот, например, есть чувак, он умеет рисовать, ну, плюс-минус умеет бить. Сколько стоит ему купить на начало тачку, краски, делать это не дома, чтобы нормальное место было, чтобы он начал работать и мог сказать — все, я бью тату. Сколько это все вместе примерно обойдется?

— Тысяч 200, наверное. 

И как быстро отбивается?

— Смотря, как часто он будет работать.

Примерно, в среднем? Начинающий мастер берет, наверное, не очень много за свои работы.

— Слушай, это все зависит от человека, это субъективно.

Некоторые очень быстро вливаются, они начинают врубаться, как нужно работать, а некоторые по 5 лет, и у них не получается.

Хотя, в принципе, художники они перспективные. Так что по срокам я не могу сказать наверняка, всё субъективно.

За полгода, мне кажется, можно даже обезьяну научить татуировки делать, и это современная проблема среди татуировщиков.

Пример: «Мама, я хочу стать татуировщиком, дай мне денег, я пойду куплю металлолома какого-нибудь и начну уродовать людей». Потому что та же самая мама сказала этому чуваку, сидя на кухне: «Ой, как ты нарисовал палочки!». А он такой: «Да! Йес! Я художник! Пойду, это всем делать».



Чем начинающий татуировщик может привлечь к себе людей? Если у него пока нет какого-то своего личного стиля и у него не так много знаний.

— Ценой. Потому что многие среди клиентов-первопроходцев жадины и тупорезы. Некоторых жизнь ничему не учит. Они приходят к одному человеку, дешево колются, делают в лучшем случае плохо. В худшем — заражаются какой-нибудь болезнью. Ну чисто по-приколу на вписках, например, запартачить кореша — почему бы и нет. На самом деле, это не смешно. Потому что гепатит С — смертельная болезнь. 

Струной, да?

— Да, струной. Вообще — шилом, мочой буторить. Окунул-потыкал

Сколько у тебя работа в начале стоила? Когда ты пришел работать в первую студию. 

— По-моему, 3-4 тысячи за сеанс. 

Это сколько часов сеанс?

— 3-4 часа.

Тысяча в час, грубо говоря?

— Нет. Я часто работал так, что если не укладывался в сеанс трехчасовой за эти три тысячи рублей, то я сидел на час больше. На 1.5, 2, даже порой на 3 часа дольше, чтобы сделать хорошую качественную работу. А брал всего три тысячи. Бывало, укладываешься быстрее, чуть-чуть быстрее, не будешь же пересчитывать.

А сейчас сколько стоит?

— Сейчас 10.

За сеанс?

— Грубо говоря, да.

Сколько часов?

— В зависимости от картинки. Обычно на работу уходит от двух до четырех часов. Если это формат А4. 

И за 2, и за 4 часа ты возьмешь десятку?

— Естественно нет, за 2 часа работы я возьму, допустим, 6 000 рублей. Это минимальная цена, дешевле 6 000 рублей я не делаю татуировки. Если работы на 5, 10 часов... Грубо говоря, 2 тысячи в час, но это ещё зависит от картинки. Некоторые картинки насыщены деталями.

Также важно место расположения татуировки, тип кожи, то, как человек терпит боль. 

Потому что некоторые истерички, некоторые, наоборот, будто атрофированные приходят.

Ты его паяльником, а он такой: «Мы уже начали?». А некоторым только говоришь «Присаживайтесь», а он такой: «Больно!».

Вообще, в татуировке сложно что-то конкретизировать. Нет математической точности в ценах, во времени. Все по-разному. Даже взять подготовку рабочего места. Допустим, к тебе приходит чувак, и тут у вас проскальзывает тема, какой-нибудь фильм, марка одежды, какие-то общие интересы, и вы параллельно еще и разговариваете. Естественно, на это уходит больше времени. То есть молча я соберу рабочее место за 15-20 минут. Вот с тобой у нас на это уходила гора рабочего времени, часа полтора.



То есть, если бы я был молчаливым, моя работа обошлась бы дешевле? 

— Ну да (смеётся). Знаешь, это не особо влияет, потому что все равно по ходу работы ты устаешь, нужно немного расслабиться. Даже тем же самым глазам дать отдохнуть, и во время разговора ты даешь глазам отдых, потому что переводишь их с этого цветового на лицо человека, которое от боли однотонное и глаза такие «ух».

Ну, у кого однотонное лицо, у кого нет. Про боль мы уже поговорили. Смотри. С тех пор, как мы кальмара набили, у меня, наверное, раз 30 спросили, что он значит. Как ответить на этот вопрос?

— Я думаю, что нужно говорить, что ты пассивный гомосексуалист. И все, сразу вопросы отпадают. У человека вообще желание общаться отпадет. 

А шишка тогда что обозначает?

— Это вот как бы продолжение темы. Что твой кальмар жаждет...

А глаз почему черный, а не коричневый?

— Ну, просто черный. Люблю черных.

Во-первых, это сугубо личное. Есть такая проблема у людей — отсутствие субординации и автоматические панибратство и кумовство. Вот я вижу человека на улице, я ведь не подойду и не скажу ему: «Братан, да сколько времени?». А такие люди бывают. Приходят на сеанс и ни здрасьте, ни до свидания, а просто начинают чуть ли не обниматься. Вот это я вообще не особо люблю и не особо уважаю. Я считаю, что какая-то субординация, какая-то дистанция между людьми всегда должна присутствовать. Это банальное воспитание. Какие-то люди воспитанные, а какие-то нет.

А часто к тебе на улице подходят, и говорят: «Как ты там в старости будешь?». Просто незнакомые, левые люди.

— Такие люди обычно ловят от меня взгляд «с...». Ну это взгляд такой, знаешь, холодный. Типа тебе, какое дело?

К тебе часто подходят? 

— Нет, нет. Я не особо по первому взгляду располагаю людей к общению. Достаточно суровый вид, как говорят. А так, в принципе, я не прочь пообщаться, если человек адекватен. Но такие вопросы я не люблю.

Можешь ли ты определить срок, который отсидел человек, по размеру цветка на пояснице?

— Это мужчина?

Допустим.

— У мужчины цветок... Я не могу сказать, сколько он сидел, но я примерно могу предположить, какую иерархическую ступень он занимал. 

Шутки шутками, но на самом деле про тюремную эстетику... Это достаточно крепкий стереотип, который сидит в головах у людей. Они думают, если ты забитый, то ты либо зек, либо скоро станешь зеком. 

— Да, это Советский Союз. У многих подобные стереотипы и впечатления создаются о людях, которые носят татуировки, особенно черные татуировки. Потому что внешне они максимально приближены к тюрьме. Вообще, не знаю, как ответить. Просто многие так рассуждают.

Никак не пытаешься с этим бороться? 

— Да зачем мне надо? Я властелин мира, что ли? За каждого браться. Люди, принимающие тебя за уголовника только из-за наличия татуировок, словно ипподромные лошади, не видящие ничего по бокам из-за штор. Они не хотят открываться чему-то новому. Это ханжество и узколобость. «Я считаю, что, если у другого типа татуировка, значит он быдло, зек, мотал, убийца, насильник, наркоман». Ну, это не выбьешь из человека никак. Если человек сам захочет об этом поговорить, я, конечно же, с ним поговорю. И, в принципе, я думаю, что этот псих поменяет свое мнение. Потому что многие люди, с которыми я общался, рано или поздно начинали врубаться, что на сегодняшний день это уже искусство, а не штамп прописки в тюрьме и прочее.

Могу я прийти к тебе с рисунком из интернета или который я сам нарисовал и сказать: «Виталик, забей. Вот деньги, мне вот сюда»?

— Скорее всего, мы пообщаемся с тобой, чтобы узнать, почему выбрана именно эта картинка. Я однажды оказался в очень неловкой ситуации. Пришла ко мне девочка, она принесла прям распечаточку конкретного размера, конкретное место, конкретный рисунок. Говорит, хочу именно это, прям строгую копию. Тогда я еще колол проходняк, мне вообще все равно было что колоть. Я согласился. И спрашиваю ее по ходу дела: «А почему именно черная роза, можно же было сделать гораздо интереснее в художественном плане, то есть внешне усложнить». И она мне говорит, что это вообще-то картина, это просто распечатанная картина одного из известнейших художников планеты, какого-то минималиста, я забыл его фамилию сейчас. 

Но я помню до сих пор, что я оказался в неловкой ситуации, я показал, насколько я тупой. С тех пор я не делаю поспешных выводов, стараюсь пообщаться с человеком, пытаюсь его понять. Но почему бы и нет. Некоторые люди приходят с рисунками, которые для них очень важны. 



Допустим, это может быть первый рисунок его ребенка. Конечно, я могу ему предложить какое-то решение обоюдно интересное, например, каляки-маляки малыша-сыночка оставить такими, какие они есть, но добавим еще что-нибудь. Чтобы это было немного интереснее. И тогда мы оба будем довольны. В таком случае, я соглашусь работать. Если человек адекватен, он объяснит мне почему и для чего это нужно. 

Вообще, я стараюсь общаться с клиентами. Стараюсь изучать то, о чем они просят. Была такая ситуация, что чувак просил сделать жетоны. Жестяные жетоны, которые носят американские солдаты. Он на эти жетоны хотел записать данные своих детей. В принципе это реально стилизовать как традишнл, можно было сделать интересно. Я согласился в начале, а потом сел про эти жетоны читать, изучал информацию и узнал, что эти жетоны носят исключительно солдаты. Отдают эти жетоны другим людям только в случае, когда солдаты погибают. Я рассказал этому чуваку, что узнал. Он такой: «Ого! Не надо мне эти жетоны». В итоге мы ему сделали на бочину такого солидного орла с рыбой в лапах, а внизу в гнезде двух птенчиков, типа, папаша принес для детей еды.

Сколько стоит эскиз у тебя заказать? Ну то есть прийти не со своей татуировкой, а, чтобы ты что-то придумал, сделал?

— Я эскизы рисую бесплатно, ко мне приходит человек на личную консультацию, и мы с ним обсуждаем, что и куда будем рисовать, берем с него мерку, он оставляет предоплату. Это гарантия того, что он придет на сеанс, это и есть оплата за эскиз.

Кстати, я-то слышал все эти истории, но давай с людьми поделись историями про твоих диких, странных клиентов, которые вытворяют дичь, которые просят набить им дичь какую-нибудь. Такую, которой ты гордишься и будешь потом внукам пересказывать или еще кому-то.

— Сразу приходит на память одна девушка, случай был в первый год работы в студии, то есть во время проходнячка. И вот пришла девочка, попросила то ли надпись, то ли звездочку, где-то в районе ноги, щиколотки. Мы сели, приступили к работе, и я начал проводить первые линии, она начала шипеть от боли. Я на тот момент уже немного понимал, как надо работать с людьми, то есть если человек фокусирует свое внимание на боли, его нужно отвлечь разговором или тычком в глаз, например. Или чем-нибудь подобным. Вот и я ее спрашиваю: «А кем ты работаешь?» Типа, расскажи о себе. Она мне: «Я проститутка». И все, она после этого закрылась от меня, просто исчезла. Молчит и все. Ну ладно, Бог с ней, не хочет разговаривать, что я поделаю. Я продолжаю работать, она бедолага сидит, потеет, страдает, надумала, короче, сама себе боль. И тут она внезапно начинает что-то шептать, бормотать, как шизофреники качается, я как бы дальше работаю, и тут она выдает, на всю студию кричит: «Засуньте мне что-нибудь в рот!». Я успел убрать машинку от нее, и начал ржать, там все просто выкатываются с рабочих мест. Что это было? Кому там засунуть в рот? А то, что она работала проституткой, она также сказала громко. Вот такая дама была. Забавная достаточно. 

Прям с конкретными дебилами я не работаю. Ну как сказать, с дебилами. С людьми, с которыми я не нахожу понимания. А так, бывали достаточно забавные клиенты. Такие ситуации возникали в основном с барышнями. Они теряются в собственных мыслях. Думают об одном, делают другое. В итоге получается полный бред. Как, например, одна девочка однажды написала: «Кажется, я не приду, кажется, я уехала». 



Девочка на консультации была максимально адекватна, оставила предоплату, назначили точное время. По каким-то обстоятельствам, я не помню, я не успевал нарисовать ей эскиз, я написал ей: «Опоздай на час, приходи чуть попозже». Она ничего не ответила, и я просто не проверял телефон. Я написал, а приедет раньше — приедет, нет — хорошо. Сел рисовать, приготовил ей картинку, подготовил даже к сроку и решил еще что-нибудь другое порисовать, пока она в пути. Сел рисовать, в итоге увлекся на пару часов, смотрю на часы, думаю: «Кажется, кто-то опаздывает». И пишу ей: «Алле, барышня, вы живы? Мы будем с вами сегодня работать?» И она выдает такое вот сообщение: «Кажется, я не приду, кажется, я уехала». 

Откуда идея рисунков? От ласточек до всякой дичи, ножей и крови, «Балтики»-девятки и этого всего?

— Ласточки — это моя визитная карточка, так скажем. Однажды я сел рисовать ласточку, потому что это классический мотив. Эта голубая птичка является вестником хороших новостей, она очень широко распространена. Я подумал, что именно над ласточкой я должен поработать так, чтобы чуваки реально узнавали, что эту ласточку нарисовал я. И как-то раз я просто сел и полностью разработал эту маленькую птичку так, как выглядит она сегодня. Потерял, наверное, часов 20 на это. Она чуть-чуть совершенствуется, чуть-чуть меняется, но в целом концепция этой птички такая же, как и 2,5 года назад.