Фарид Бикчантаев о гастролях Камаловского театра в Якутске: «Куда бы ни ездили, возвращаемся с мыслью, что мы самые передовые»

В августе труппа Татарского академического театра им. Г. Камала побывала в Якутске – гастроли в Республику Саха (Якутия) состоялись впервые в истории театра. Спектакли шли на сцене Саха академического театра имени Платона Ойунского. Главный режиссер ТГАТ им. Г. Камала Фарид Бикчантаев рассказал ИА «Татар-информ» об итогах и личных впечатлениях от творческой поездки.

– Фарид Рафкатович, гастроли камаловцев в Республике Саха прошли впервые. Насколько важна была для театра эта поездка, какое значение имели эти гастроли?

До Якутска из Москвы летели около семи часов, дорога очень утомила. Очень хорошо приняли, народ Якутии оказался очень гостеприимным. В аэропорту якутские девушки и местные ребята-татары встретили нас с кумысом и чак-чаком.

Оказывается, мы с театром Саха – самые старые из тюркских театров, они тоже в этом году открывают 113-й сезон. Для Камаловского театра значение этих гастролей огромное, так как за 100 лет впервые выступили на сцене Саха академического театра.

Якутский театр к нам приезжает часто, с ними мы встречаемся также и на фестивале Науруз. Как известно, этот фестиваль среди тюркских театров проводится не только для выявления лучших, а для общения, обмена опытом и обсуждения общих проблем. На фестиваль приезжают театральные коллективы Татарстана, Башкортостана, Казахстана, Алтая, Азербайджана, Турции, Чувашии, Тывы, Кыргызстана. Было и так, что весь фестиваль посвящали якутскому театру. Общение идет тесное, поэтому, возможно, для них наш приезд и не был особым событием. Но для нашего театра это была важная поездка, важные гастроли.

Мы поняли, что среди тюркских народов якуты (себя они называют саха) очень нам близки. Есть схожесть в языке, общении.

Вообще в последнее время стараемся укреплять связи между тюркскими театрами. Съездили в Тыву, Алтай. Можно сказать, уже не осталось тюрков, которых мы не видели. Лишь на Кавказе балкарцы и дагестанцы.

Как приняли вас местные жители? Они поняли татарский театр?

Нас приняли не просто хорошо, это было поразительно. Перед гастролями мы довольно долго вели переговоры, и нас пытались убедить не ехать в летнее время. «Многие русские театры приезжали летом и «прогорели», не смогли собрать зал», – сказали нам. Но откладывать на следующий месяц мы не могли по техническим причинам. Поэтому все же отважились ехать. И не зря – билеты на оба спектакля были распроданы за две недели до нашего приезда. Конечно, нам очень помогли проживающие там татары.

В Якутске татар немного, но они подняли какой-то ажиотаж.

Мы показали «Горгери кияулэре» («Зятья Гэргэри») Туфана Миннуллина и премьеру 112-го сезона «Килемшэк» («Пришлый») Сомбель Гафаровой. Я считаю, что наши спектакли зрители поняли. Потому что некоторые пришли после спектакля поблагодарить нас. Было видно по эмоциям – в «Килемшэк» люди расчувствовались, а во время просмотра «Гергери кияулэре» смеялись от души, аплодировали. Какой-то большой разницы не увидел. Якутский зритель принял так же, как и наш. Чтобы сидели растерявшись, ничего не понимая – таких не было.

Почему были выбраны именно эти спектакли?

В Якутске журналисты тоже задали этот вопрос. Причин несколько. В первую очередь я хотел бы назвать технические причины. Дорога очень далекая, мы туда не можем везти свои декорации. Поэтому выбрали «легкие» спектакли. Учитывали и то, что сценическая площадь Саха театра меньше нашей.

Как думаете, была ли идея спектакля «Зятья Гэргэри» якутам так же близка, как и татарам? Понятно, что спектакль об общечеловеческих ценностях, отношениях между поколениями. Но все же там отражены традиции кряшенских татар, сцены из жизни кряшенского татарского села. Не сложно ли другим народам их понять?

«Зятья Гэргэри» – это единственный спектакль Марселя абый Салимжанова в сегодняшнем репертуаре театра. Он очень любил гастроли, с искренней радостью вез театр на гастроли в Ташкент, Среднюю Азию. В этот раз его творчество мы показали в Республике Саха. Мне кажется, в этом была своя символичность.

Якутский народ спектакль понял, там нет ничего сложного, что невозможно принять. В каждой нации есть проблема сохранения традиций. Взрослые хотят научить молодых своим обычаям, чтобы молодежь стала ближе к традициям.

Спектакль «Пришлый» – сильный, многослойный. Он имеет особое значение для татарского человека. Тяга к родной земле, национальное самосознание… Близка якутам эта тема?

Этот спектакль – очень близкая тема для людей, проживающих в других странах, вдали от Татарстана. Куда бы мы ни поехали, там живут татары, поэтому это проблема, глубоко трогающая их сердце.

Вам вручили юбилейный знак «Якутия с Россией вместе 385 лет». В чем для вас важность этой награды?

Я могу сказать, что она мне вручена из уважения, принял ее искренне. Если начать изучать его глубину, это было бы другое отношение.

Расскажите подробнее об общении с Государственным советником Якутии Андреем Борисовым.

Андрей Саввич оставил у меня большие впечатления. Он художественный руководитель театра, в то же время он политик, он патриот своей нации. Это единственный человек, который по-настоящему и искренне заботится о своей нации, ратует о ее будущем, думает о ее истории, культуре. У него много совершенных дел. Много сделал для того, чтобы о якутах узнали в мире. Вообще мы с ним поговорили о театре, обменялись мнениями. О том, каким путем должен идти национальный театр, какие важные проблемы, темы должен поднимать. Я бы сказал, что он – борец.

На закрытие гастролей пришел также председатель Государственного собрания Республики Саха (Якутия) Александр Николаевич Жирков. Что он сказал о Камаловском театре?

Мы с ним не говорили о Камаловском театре. Он больше говорил о своем театре, потому что он настоящий патриот местного театра. Они с Андреем Борисовым рассказали мне забавную вещь. Каждый год в новогоднюю ночь после 12 часов все руководители с женами собираются в театре. Приходят в Саха театр и там продолжают встречу Нового года. Вы вот поверите? Я сначала принял за шутку, а Жирков мне – мы не шутим, мы серьезно. Сколько лет этот обычай поддерживается. Я это попробовал представить в своей местности, это для меня фантастика. Как это, чтобы мэр и другие после встречи Нового года дома продолжили праздник здесь? Это тоже достижение Андрея Борисова.

Удалось пообщаться с артистами местного театра?

К сожалению, они были в летнем отпуске. Большинство на охоте, они ведь охотники. Но некоторые пожилые и молодые артисты пришли, с ними пообщались. Они у нас бывают часто, хорошо знают Казань. Столицу нашей республики вспоминали с любовью. Спрашивали: «Как там Казань? Стала еще красивее?»

Народной артистке Татарстана, заслуженной артистке России Дание Нуруллиной в Якутске подарили бриллиант. Почему выбрали именно ее?

Это совпало с днем ее рождения. По окончании спектакля «Зятья Гэргэри» я вышел на сцену и поздравил ее. Тут же выбежал Андрей Борисов и подарил бриллиант.

– Якутский театр и татарский театр: можно их сравнивать?

Нет, сравнивать нельзя. Сейчас они пошли другим путем. Они больше обращаются к эпосу. Андрей Борисов сейчас строит очень большой научный, культурный центр. У них есть вошедшее в ЮНЕСКО, пришедшее из древних времен искусство эпоса «Олонхо». Когда говорили с Андреем Борисовым, о наших спектаклях он сказал: «Вы ближе к Европе». Согласен.

Выступая не на родине, можно увидеть, насколько ты способен конкурировать. На основе этих гастролей Камаловский смог показать себя как прогрессивный театр?

Куда бы мы ни ездили, возвращаемся с убеждением, что мы самые передовые. Если бы так не думали, и работать не стали бы.