Кибербуллинг, киберагрессия, секты: известный социальный психолог рассказал об опасностях Интернета

Как уберечь ребенка от травли в Сети? Что такое кибербуллинг? Как не дать завербовать себя в секту? На вопросы ИА «Татар-информ» ответил социальный психолог, советник ректора Самарского государственного социально-педагогического университета, эксперт по антикризисным коммуникациям в Интернете Михаил Вершинин.

— Михаил Валерьевич, что такое кибербуллинг и кто такие киберагрессоры?

— Под понятием кибербуллинга понимается некий вид травли, троллинга, систематические преднамеренные агрессивные действия в отношении жертвы, которая не в силах за себя постоять. Осуществляются эти действия как отдельной личностью, так и группой лиц, как правило, в виртуальном мире.

Перечислю основные признаки, которые дают почву кибербуллингу: непонимание собственных эмоций, неумение контролировать эти эмоции, заниженная самооценка, самоутверждение, протест против гиперопеки, зависть, месть, девиантное поведение и расслоение по достатку.

Киберагрессором может стать абсолютно любой человек. Для этого не обязательно быть физически сильным, обладать каким-либо авторитетом и превосходством. Ведь Интернет позволяет быть анонимным, поэтому возможность унизить, оскорбить, терроризировать реализуется с помощью электронных гаджетов через Сеть.

— Можно ли говорить о том, что хейтерство и негативные комментарии в соцсетях — это своего рода буллинг?

— Да, можно. Люди, когда с кем-то ругаются через Интернет, не видят, больно они делают человеку или нет. Агрессия, которая происходит не в лицо, издалека, позволяет людям быть более влиятельными, им легче выплескивать свои эмоции. Здесь рождается определенная культура коммуникации, и если раньше так называемые тролли, хейтеры, которые были в Интернете и кого-то преднамеренно затравливали, считались неким исключением из правил, то в начале 2000-х они стали целой субкультурой. К сожалению, это стало определенной нормой коммуникации, когда ты можешь спокойно кому-то в комментариях нахамить.

— В чем особенности детского кибербуллинга? Кто, по-вашему, в первую очередь становится жертвой виртуальной атаки?

— Особенность, пожалуй, в том, что дети быстрее это впитывают. Сейчас для них сетевая агрессия в Интернете тоже становится нормой. Вообще пик кибертравли среди детей приходится на 12 — 13 лет.

Есть четкая закономерность: чем интенсивнее подростки пользуются Интернетом, тем менее чувствительны они к угрозам, исходящим из Сети. Московские исследователи, которые изучают детское девиантное поведение, столкнулись с тем, что оно ушло в Интернет. Там очень легко быть любым человеком, каким ты хочешь: смелым, агрессивным, сильным.

И, соответственно, проблема в том, что порядка 40 или 50 процентов детей, которые становятся агрессорами в Интернете, сами бывшие жертвы. Дети, которые в одной ситуации были жертвами, в другой ситуации становятся агрессорами. А для родителей часто бывает открытием, что их ребенок агрессор.

Агрессия, особенно у подростков, — это часть взросления, но она должна быть здоровой. В определенном случае подростки пытаются доминировать, возможно, завидуют и ищут пути мести своей жертве. Жертвой может стать совершенно любой ребенок, к примеру, из-за стиля одежды, успеваемости, из полной семьи или неполной. Нет какой-то определенной причины, по которой можно стать объектом травли.

— Как уберечь ребенка от травли в Сети? Как распознать особенности его поведения, вызванные психологическим насилием?

— В этом глобальная проблема — есть такое понятие «цифровые компетенции», когда человек умеет пользоваться разными программами, девайсами, зная, какие там есть правила, возможности. Сложилась уникальная ситуация, что сейчас дети разбираются в этих вещах лучше своих родителей.

Школьные учителя загружены так, что у них нет времени на мониторинг, разбор полетов и участие в этом, поэтому защищать своих детей в первую очередь должны родители. Многие дети не знают о настройках приватности, не знают, как банить других.

«ВКонтакте», например, только месяц назад сделали центр безопасности, который давно есть на «Фейсбуке», где на русском языке подробно расписано, что делать в случае травли, чтобы защитить своего ребенка.

Помимо родителей и друзья, и учителя могут повлиять на конфликт и на профилактику буллинга. Нужно четко отслеживать, нет ли у вашего ребенка интернет-зависимости. Зачастую ребенок теряет над собой контроль и проводит продолжительное время без пользы в Интернете. А вот отсутствие доступа к нему нередко вызывает у ребенка подавленность, плохое самочувствие, бессонницу и агрессию. Ребенок начинает пренебрегать другими сферами жизни в пользу пребывания в Сети.

Когда ребенок является объектом чьей-то травли, это легко заметить. Он начинает избегать Интернета, настороженно относится к чатам, замыкается, пытается под разными предлогами избегать походов в школу или куда-то еще, где могут прокомментировать то, что с ними происходит. Как оказалось, тотальный контроль родителями за времяпровождением детей в Сети не влияет на его потребление — дети берут гаджеты у друзей, учатся обходить надзор, заводят параллельные аккаунты.

Детский психолог из Санкт-Петербурга провела интересное исследование — попросила сделать цифровой детокс: на 10 часов отказаться от телевизора и от любых цифровых гаджетов. Если не ошибаюсь, там из 60 детей только четверо или пятеро продержались более трех-четырех часов. У остальных начались приступы паники, одиночества. Это проблема зависимости от гаджета и отсутствия альтернативы.

Очень тяжело сказать, как понять, что ребенка травят. Скорее всего, по тем же самым признакам, что и травля в реальности. Например, американские психологи говорят, если вы слышите, что ваш ребенок сидит за компьютером, кому-то пишет и при этом злобно смеется, вероятно, он является агрессором.

Нужно аккуратно отслеживать «цифровые следы» своего ребенка, обращать внимание на то, какие информационные запросы он делает в Интернете, какие у него отношения со школьными друзьями или сверстниками. Важно помогать ребенку переживать неприятности и учить правильно управлять своими эмоциями. Также важно поддерживать ребенка, когда он агрессивно жалуется на учителей и на сверстников. Говорите ему, что вы понимаете его чувства, предложите разобраться в волнующем вопросе вместе.

— Как не попасть в лапы сектантов в Интернете?

— Секты мы называем в социальной психологии деструктивными культами, организациями, которые используют различные психологические уловки, обманную вербовку для вовлечения людей в свою организацию и для их эксплуатации. Секты имеют разные цели в зависимости от своей идеологии и от биографии своего лидера-основателя.

В одних сектах главное — деньги заработать, в других присутствует сексуальная эксплуатация, в третьих просто власть. Секты очень активно используют Интернет для общения, форумов, продаж, рекламы. Они любят рекламировать свою литературу, организуютт вебинары, платные курсы. Они очень технологичны и продвинуты.

Если я не ошибаюсь, даже у запрещенных судом в России «Свидетелей Иеговы», которые признаны экстремистской организацией, есть приложение, которое упрощает работу их вербовщиков. Поэтому совсем не обязательно, что к вам подойдут на улице и заострят ваше внимание. Сегодня в Сети легко можно нарваться на неприятности.

— Как происходит вербовка? Что необходимо сделать, чтобы не попасть под негативное влияние извне?

— Вообще стоит разграничивать способы вербовки. У культов определенные методы, у экстремистов другие. В культах обычно новых членов присоединяют через близкое окружение, выступают на публичных мероприятиях, пытаются привить вам симпатию к определенному мировоззрению. А радикальные организации скрытны и конспиративны, используют медийные возможности совместно с профессиональными вербовщиками под прикрытием.

Они тоже «играют в любовь», особенно при вербовке женщин. Под влияние сектантов в первую очередь попадают люди доверчивые, эмоционально нестабильные, люди консервативные и со слабыми социальными связями. Основной принцип вербовки и пропаганды: игра на присутствующих у человека ощущениях несправедливости, изоляции или унижения. Пропаганда учитывает пол, возраст, а также экономические обстоятельства.

Если культы оказывают медленное разрушение и, скажем, призваны для некоей разведки, то террористы — явные разрушители государства и общества. В девяти случаях из десяти, когда вас вербуют в секту, это делает кто-то из вашего близкого социального окружения. Это миф, что вербовщики — это люди ранее вам не знакомые. Они делают это по разным причинам, кто-то хочет вас «спасти», у кого-то — обязательства.

Есть профессиональные вербовщики, но вы обычно с ними сталкиваетесь, когда вас уже затащили на мероприятие. А так это ваши друзья, коллеги, кто-то еще. Если вы думаете, что разок сходите на такое мероприятие и ничего с вами не будет, вы сильно ошибаетесь. Дальше за дело берутся профессиональные вербовщики.

Поэтому не ленитесь, запрашивайте в Интернете информацию про то или иное сообщество, читайте отзывы. Если есть критическая информация, Интернет вам поможет не попасть в плохую ситуацию. Лучше потерять деньги, не пойдя в секту, чем потом потратить огромное количество средств, чтобы компенсировать весь полученный там психологический вред.

Выйти из секты можно, но какие будут последствия? Очень тяжело бывает вернуть к нормальной жизни человека, который хотя бы раз побывал в секте и проникся ее мировоззрением.