Главный редактор
Минвалеев Руслан Мансурович
8 (953) 999-96-04
sneg_kzn@mail.ru
Сетевое издание «Снег» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 02 июня 2021г.
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 81207
Территория распространения - Российская Федерация, зарубежные страны
Учредитель акционерное общество "ТАТМЕДИА"
Адрес редакции 420066, Татарстан Респ., г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Языки: русский, татарский, английский
Настоящий ресурс может содержать материалы 16+
Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

Чтобы сердце билось:врачи РКБ первыми в России сделали внутриутробную операцию, подарив малышу жизнь

Чтобы сердце билось:врачи РКБ первыми в России сделали внутриутробную операцию, подарив малышу жизнь
Семья Поздеевых ждала второго малыша, но в конце беременности узнали, что у плода почти не работает левый желудочек сердца, кровь в него не поступает. Врачи РКБ решились на уникальную операцию, которую до этого в России не проводили, а кардиохирурги ДРКБ продолжили лечение малыша. Об уникальном случае читайте далее.

«Мне сказали: „Ваш ребенок не доживет до родов"»

История Алины Поздеевой и ее малыша началась на 32-й неделе беременности: именно тогда во время УЗИ в Набережных Челнах врачи заметили, что у малыша что-то не так с сердцем — плохо работает его левый желудочек, его стенки буквально каменеют. 

28-летнюю беременную челнинку направили в Перинатальный центр Республиканской клинической больницы. Там диагноз подтвердили и объяснили Алине, что единственный способ спасти малыша — сложнейшая операция, которую никогда не проводили в России.

«Я даже не могу описать, что мы чувствовали. Как бы чувствовала себя мама, которой сказали: „Ваш ребенок не доживет до родов“. Хотя я уже чувствовала его шевеления, он икал. Было очень сложно», — вспоминает Алина.

архив/Михаил Захаров

Врачи совещались по поводу этой уникальной операции довольно долго, к перинатальному консилиуму подключены были и врачи ДРКБ.

Заместитель главного врача РКБ по акушерско-гинекологической помощи Светлана Губайдуллина рассказала, что решение о проведении рискованного хирургического вмешательства давалось сложно.

«Неоднократно мы собираем перинатальные консилиумы, ведь каждый ребенок у нас „на вес золота“, каждого ребенка мы обсуждаем коллегиально и тщательно. Эта история началась задолго до того, как произошла эта операция, потому что мы не знали, как будет это сердце себя вести, и обсуждение этого случая происходило несколько раз», — вспомнила она.

Светлана Владимировна предложила провести это уникальное оперативное вмешательство. Понимали, что риск есть, но шанс спасти ребенка был, и это давало врачам надежду.

архив/Михаил Захаров

Медики объяснили все риски беременной женщине, а их было много, но, взвесив все «за» и «против», врачи Республиканской клинической больницы и родители малыша решили попробовать.

«У нас был шок сначала — и у меня, и у мужа. На операцию решились, потому что это был наш единственный шанс, чтобы ребенок дожил до родов. Решились мгновенно: как только предложили нам — сразу же мы согласились», — отметила мама.

Заведующая отделением ультразвуковых исследований №  2 Перинатального центра РКБ Лилиана Терегулова объяснила, что без операции сразу после рождения ребенок бы попросту умер, ведь именно сердце снабжает все тело кровью, а младенец появился бы на свет с одним желудочком сердца вместо двух.

«Эта операция — первая в России. Но это не опыт, не тренировка, не эксперимент. Такие операции делают на Западе уже с 2002 года, то есть уже 18 лет, — отметила врач. — Уникальность в том, что, не разрезая живот матери, не разрезая сердце плода, мы под контролем УЗИ делаем прокол через полость живота матери, матки и дальше к сердцу плода».

Эвелина Киселёва

Ждали нужного поворота плода три часа, а уникальную операцию провели за 15 минут

После долгих и сложных решений нужно было действовать. Специалисты РКБ приготовились провести уникальную операцию, но выжидали удобного момента.

Светлана Бочкарёва, пресс-служба РКБ

«Мы ждали три часа, пока малыш не перевернулся к нам верхушкой сердца. Он же плавает — он может спиной лечь, боком. А нам надо было, чтобы он грудью к нам лег», — рассказала Лилиана Ефимовна.

Врач рассказала, что за время, пока врачи ждали, когда малыш повернется нужной стороной, специалисты Перинатального центра успели сделать три операции.

После этого в работу включились анестезиологи. Они провели наркоз плода — обездвижили его специальным лекарством, а потом ввели обезболивающее. Терегулова уверена, что именно их безупречная работа приблизила всю команду к успеху. А дальше началась операция.

Уникальное хирургическое вмешательство заключалось в том, чтобы поставить специальный баллон, который расширил бы клапан легочной артерии еще не родившемуся малышу, тем самым пустив кровь в левый желудочек, вернув его к жизни.

«Технически мы пропунктировали с помощью небольшой иголки — практически такой же, как пункционная иголка, которая используется каждый день для внутривенных инъекций. Пунктировали переднюю брюшную стенку матери. Под контролем УЗИ с помощью этой иголки дошли до полости амниона — это полость, где плавает плод, — и пропунктировали грудную клетку плода внутриутробно», — рассказал заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения №  1 РКБ Андрей Терегулов.

Эвелина Киселёва

После пункции врач ввел в полость левого желудочка сердца специальный инструмент, который называется проводник. Этот проводник — управляемая струна примерно полтора метра длиной. Врачи нашли стенозированный участок аорты плода, который не давал приток крови к левому желудочку, и по проводнику провели устройство — полиэтиленовый баллон, который раздули под давлением девять атмосфер в месте, где нужно было расширить клапан. Врач рассказал, что в этом случае нужно было расширить аорту в проблемном месте до 2,5 миллиметра — именно такой диаметр баллона был вставлен врачами. После расширения аорты его вынули.

Андрей Юрьевич привел в пример размер аорты взрослого человека — 4 сантиметра, а у неродившегося малыша не было и трех миллиметров. Такая тонкая работа была проведена хирургом и специалистом УЗИ.

Светлана Бочкарёва, пресс-служба РКБ

Эта операция продлилась всего 15 минут — ее проводили без разрезов, делая лишь небольшие проколы. На животе Алины после хирургического вмешательства не осталось ни одного шва.

После проделанной операции врачи на УЗИ увидели, как начинает поступать кровь в левый желудочек. А значит, на данном этапе это — победа.

Родила малыша сама

Алина вспоминает, что врачи объясняли — сердце ее малыша восстанавливается. Ее отпустили домой до родов, до которых оставалось совсем немного.

Эвелина Киселёва

«Мы почему-то уже были уверены, что наш малыш будет в порядке, даже не думали о плохом», — призналась Алина.

У женщины есть старшая дочь, сейчас ей почти три года.

«Она должна была рожать у нас в Перинатальном центре. На следующий день она должна была приехать к нам на госпитализацию, но она повезла старшую дочку в Альметьевск к маме. Там благополучно родила. Чудо этой ситуации: он там родился. Он нормально задышал», — рассказала Лилиана Терегулова.

Родился мальчик на 40-й неделе, доношенным. Врачам не пришлось прибегать к проведению кесарева сечения, Алина родила сама. У ребенка был почти идеальный вес при рождении — 3,7 кг. Назвали мальчика Львом, мама называет его Лев Витальевич.

Эвелина Киселёва

Малыша после рождения в другом городе привезли к казанским врачам, чтобы продолжить наблюдение.

Операция в ДРКБ и конец нескончаемой боли мамы

Леву с мамой отправили в Детскую республиканскую клиническую больницу, и спустя четыре дня после рождения его ждала операция.

«Вариантов отказаться не было, потому что это тоже могло стоить ему жизни, мы даже не думали», — отметила Алина.

«Осталась только одна операция под названием „операция Росса“, когда собственный клапан легочной артерии пересаживается на позицию аорты. В позицию забранного клапана легочной артерии имплантируется биологический», — рассказал заведующий отделением кардиохирургии ДРКБ Денис Петрушенко, который и выполнил данное вмешательство.

архив/Салават Камалетдинов

Врач отметил, что собственный пересаженный клапан на месте аорты будет расти вместе с ребенком, а биологический нужно будет менять с определенной периодичностью — до 18 лет примерно два-три раза.

Но и эту операцию маленький человечек перенес достойно.

Денис Юрьевич отмечает, что благодаря двум операциям врачи создали хороший выход из левого желудочка: «Это дает возможность нормально развиваться сердцу в будущем».

Малыш будет жить обычной жизнью, уверен доктор.

Целый месяц ребенок лежал один в ДРКБ, этот период был одним из самых сложных для семьи, несмотря на то что Алина все время была с мужем и чувствовала его поддержку.

Эвелина Киселёва

«Этот месяц очень напряженный был. Потому что он был между жизнью и смертью. Через месяц его перевели в палату», — рассказала Алина Поздеева.

Супруги благодарят врачей РКБ и ДРКБ, которые спасли их мальчика.

После всех сложностей малыш чувствует себе хорошо, мама с ребенком находились в ДРКБ два месяца, врачи обещают выписать подопечных уже завтра.

Алина нежно гладит маленького Леву. Тяжело поверить, что этот ребенок мог даже не появиться на свет. Сейчас он исправно кушает и спит по ночам, давая отдохнуть маме, которая прошла через многое ради того, чтобы он смог дышать и чувствовать ровное биение сердца.

Эвелина Киселёва
Оставляйте реакции
Почему это важно?
Расскажите друзьям
Комментарии 0
    Нет комментариев