Мнение о KazanSummit: Из России с «халяльной» любовью

Доктор Первез Тахир из Пакистана, побывавший на Казанском экономическом саммите, написал о нем колонку для газеты The express tribune, издающейся в Пакистане.

Мы, конечно, живем в интересные времена. Кто мог предположить, что Россия станет организатором Halal Expo? Но именно это произошло в минувшие выходные в Казани, невероятно современной столице мусульманской республики Татарстан в России. Прежде, чем скептик поднимет бровь, хочу сообщить, что это не отдельно организованная выставка. Это было дополнительное действо к более масштабному мероприятию – Международному экономическому саммиту.

Верьте или нет, это был девятый Казанский саммит, завоевавший широкую аудиторию. Возможно, некоторые назвали бы эту инициативу лишь мечтой мусульманского лидера в Российской Федерации – Президента Татарстана Рустама Минниханова. Однако, не будем забывать, что мусульмане составляют более 20 миллионов от общей численности населения России (по переписи 2008 года). При более высоких показателях рождаемости по сравнению с другими национальностями в России следующая перепись, вероятно, покажет более высокую долю мусульманского населения. Это также означает, что они имеют существенный голос и занимают огромную долю среднего класса. Что еще более важно, Казанские саммиты стали средством для достижения целей стратегического видения Президента Владимира Путина «Россия – исламский мир». Президент Татарстана является председателем группы, которая руководит этим процессом.

Президент Рустам Минниханов посещает мусульманские страны для разработки схем сотрудничества между Россией и исламским миром. В этом году он побывал Лахоре и нашел в главном министре Пакистана добровольца (для посещения KazanSummit – прим.ред).

В результате в прошедшем Казанском саммите приняла участие большая делегация из торгово-промышленной палаты Лахора, банка Пакистана и агентства провинции Пенджаб по стандарту халяль в Пакистане. Бизнесмены достигли ряда важных договоренностей со своими коллегами, судья Халилур Рехман из агентства подписал меморандум о взаимопонимании с Правительством Татарстана относительно нормативной базы для рынка халяль. Также был подписан меморандум о взаимопонимании между Татарстаном и Банком Пакистана по продвижению исламских финансов.

В следующем месяце главный министр Пакистана посетит Казань, чтобы укрепить развивающиеся отношения. Также в начале июня значительный контингент федерального правительства, включая двух министров энергетики, отправятся в Санкт-Петербург для участия в Экономическом форуме, совпавшем с заседанием Шанхайской Организацией Сотрудничества. Ожидается, что Пакистан станет её полноправным членом. С выходом США из Транс-Тихоокеанского партнерства глобализация может быть осуществлена ​​с Востока.

Сидя на берегу реки Казанки и любуясь Казанским Кремлем, мечетью Кул Шариф, восстановленной в конце 1990-х годов, Благовещенской церковью и местной версией падающей Пизанской башни – башней Сююмбике, я обдумывал один вопрос: что же происходит? Ответом может послужить знаменитая фраза Билла Клинтона: «Это же экономика, глупец!».

Халяльная экономика расширилась от продуктов питания до финансов и моды. Цифры ошеломляют: с 1,9 триллиона долларов в 2015 году, по прогнозам, к 2021 году отрасль вырастет до 3 триллионов долларов. Цифры исламских финансов также удивляют с 2 триллиона долларов до 3,5 триллиона долларов. Турция и Индонезия работают над крупным банковским проектом, выступающим в роли глобального центрального банка «партнерства» – этот термин считается более приемлемым, чем исламские финансы. Это частичное решение для преодоления нежелания некоторых центральных банков разрешить исламский банкинг в их структурах.

Некоторые бизнесмены считают, что затянувшийся экспортный мрак Пакистана может превратиться в бум, найдя свою нишу на рынке продукции халяль. Между тем, некоторые международные корпорации и такие страны, как Австралия и Бразилия, уже стали частью этого рынка. Как это уже случалось в прошлом, поезд, возможно, был уже упущен. В 1995 году я ездил в Москву на переговоры о пересмотре бартерного торгового соглашения Пакистана с Советским Союзом. Наш посол в Москве сказал мне, что этот вопрос остается неразрешенным до сегодняшнего дня. С такой торговой дипломатией – кому нужна ниша?