ВремяИстекло: где найдут последний приют уникальные витражи ДК «Сайдаш» в Казани

Капитальный ремонт бывшего Дворца культуры строителей, ныне ДК «Сайдаш», фасад которого был представлен витражным полотном 20 на 10 м, намерены завершить в этом году ко Дню Республики Татарстан. Какова участь уникального панно, демонтированного еще прошлой осенью с фасада ДК, узнал «Татар-информ».
Время и стекло К настоящему моменту треть витража, левая относительно фасада часть панно, уже заняла надлежащее ей место на здании. Еще треть, как рассказал хозяин витражной мастерской «Биларт» Ильгиз Батталов, занимающийся воссозданием композиции, находится в цеху в ожидании специально изготавливаемого для нее стеклопакета. Над воссозданием последней трети панно мастера еще трудятся – им осталось воспроизвести по подлинным образцам и фотографиям 12 секций. «О реставрации речи не идет. Речь идет о воссоздании витража. Выкладываем новый витраж по шаблону старого – полностью, один в один, копируем витраж, который стоял в ДК “Сайдаш”. Новый будет стоять дольше и лучше», – рассказал мастер с 20-летним опытом создания стеклопанно. Он пояснил, что в советские годы художники изготавливали витражи на свинцовой протяжке. Из этого гибкого металла делали прожилки между отдельными фрагментами панно, поскольку свинец просто было достать и легко использовать вне промышленного производства благодаря его податливой структуре. Эта техника создания витража стала на какое-то время даже модной тенденцией домашних интерьеров – стеклянными композициями часто украшали внутриквартирные двери. Затем подобное остекление стали применять для больших общественных помещений. Тогда и выяснилось, что на солнце, с перепадом сезонных температур такие витражи «текут». Стекло заходит в свинцовую протяжку буквально на миллиметр. Со временем свинец удлиняется, вытягивается, но при должном уходе, когда человек витраж периодически поправляет, панно сохраняет форму. Если нет – стекла начинают выпадать. А это уже невосполнимая утрата», – констатировал Ильгиз Батталов. Несмотря на то, что в витраже Дворца культуры строителей при разборе были обнаружены следы ремонта, значительная часть панно была утрачена или испорчена. Несколько лет витраж находился за разбитым стеклом – без защиты от снега, дождя и ветра. Ильгиз Батталов начал бить тревогу и привлекать внимание городских властей к сохранению советских витражей на зданиях Казани еще тогда, лет 10 назад, но услышан не был. «В городе практически не осталось советских витражей. В магазине “Подарки” выкинули витражи, в магазине “Детский мир” выкинули витражи. В ДК Химиков витражи просто разбили, заколотили. Я приходил к директору ДК Сайдаш, приходил к заместителю, просил хотя бы наружное остекление поправить – витражи разрушаются. В итоге, когда за ДК взялись, витраж оказался практически наполовину перебитый, выцветший, потекший», – сказал мастер. К началу капремонта ДК композицию можно сравнить с местами порванной стеклянной подвижной занавесью, способной колебаться (и рассыпаться) от прикосновений. Вес этой «занавески» – до 2,5 тонн. По образу и подобию Уцелевшие фрагменты нестабильного витража специалисты при демонтаже пронумеровали и сейчас используют в качестве лекал для создания точных копий, которые установят на фасад ремонтируемого ДК «Сайдаш». Свинец в новой витражной композиции будет заменен на латунь. Этот сплав из цинка и меди гораздо прочнее, а, следовательно, долговечнее, чем свинец, который легко согнуть даже несильным нажатием руки. Аналогичных советскому производству стекол уже не найти – завод в Брянске, производивший их, по словам Батталова, прекратил существование еще лет 12 назад. Для воспроизведения витража закупают стекло из Америки. «Почему я не могу говорить о полноценной реставрации? Реставрация подразумевает, что мы используем практически весь материал, который есть, и добавляем нового. Добавить нового я не могу, потому что нет запасов того стекла. По уму я должен распаять, вытащить кусочки. Но некоторые прежние, помимо того, что частично утрачены, с налетом солей из-за того, что долго стояли на открытом воздухе. И если бы мы делали профиль один в один из свинца, со временем с витражом случилась бы та же самая история», – подчеркнул мастер. Новый латунный профиль серебристый, «красивый, как самолет», говорит Ильгиз Батталов. Оттенки стекол, как и новую методику изготовления витража, согласовали с экспертами специально созванной после демонтажа панно комиссии (ее возглавил председатель Союза художников России в РТ Ильнур Сиразиев). Колористика установленной части панно ярче и сочнее прежних фрагментов. Конструктивно изначально витраж был между двух стекол, расстояние между которыми было 60 сантиметров – зона обслуживания, уборки. Но он там жил своей жизнью: за 40 с лишним лет уборщица не могла залезть туда, чтобы помыть его. И стекла выпадали под собственным весом… Теперь витраж вмонтировали в стеклопакет – он не выпадет оттуда никогда», – поделился впечатлением от новой конструкции декоративного светопанно заместитель директора по АХЧ ДК «Сайдаш» Сергей Трусов. «Скрестить наследие и цифровые технологии» при воссоздании витража, как пояснил начальник Управления культуры Казани Азат Абзалов, целесообразно было еще и для того, чтобы защитить его от вибрации трамвайной линии, которая расположена неподалеку. Последний приют подлинника Здание Дворца культуры строителей построено в 1972 году и к настоящему времени в список объектов культурного наследия не включено. По этой причине аутентичные витражи были здесь демонтированы без предварительной экспертизы и согласования последующей реставрации в Министерстве культуры РТ. Случившееся стало катализатором к тому, чтобы Татарстанское республиканское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ТРО ВООПИиК) инициировало присвоение статуса памятников архитектуры целому перечню знаковых построек эпохи СССР в Казани и Набережных Челнах. Именно фактическое отсутствие государственной охраны (статуса объекта культурного наследия) позволяет сейчас проводить капитальный ремонт здания и не дорогостоящую реставрацию, а лишь визуальное воссоздание витража. Востребованные как лекало для новых витражей, остатки подлинных фрагментов пока хранятся в мастерской Ильгиза Батталова. На вопрос об их дальнейшей судьбе мастер разводит руками. – Вы же за них так переживали. Неужели просто выбросите? – интересуюсь я. Есть ли шанс у творения народного художника ТАССР Виктора Федорова еще быть полезным и уместным? Например, в Галерее современного искусства Музея ИЗО РТ, которая открылась после реставрации в конце прошлого года, или как учебное пособие и средство организации творческого пространства в реставрируемом здании Казанской художественной школы…