Передовики татарстанской геологоразведки: от изучения геологии до разработки нефтяных месторождений и поиска питьевых вод

Начальник Татарского геологоразведочного управления ПАО «Татнефть» (ТГРУ) Рамиль Гатиятуллин в интервью ИА «Татар-информ» рассказал о направлениях деятельности уникального предприятия, передовых технологиях в разведке месторождений и проектах за пределами России.

– 2018 год – знаковая дата для нефтеразведчиков Татарстана. 75 лет назад в республике началась промышленная разработка месторождений нефти.

– Да, верно. Но еще 80 лет назад в ТАССР появилось Геологическое управление. Оно позднее было преобразовано в Татарский государственный геологоразведочный трест, правопреемником которого заслуженно является наше предприятие. «Татгеолтрест» внес поистине уникальный вклад в развитие геологоразведочных работ на нефть в нашей республике.

– Помимо этого, 75 лет назад было открыто крупнейшее Ромашкинское месторождение. Можем ли мы говорить, что ТГРУ было причастно к этому событию?

– Именно геологи треста были первооткрывателями Ромашкинского месторождения – это А. М. Мельников, С. П. Егоров, И. А. Шпильман и другие. Они были удостоены Государственной премии. Благодаря прогнозам нашего гениального геолога Ивана Губкина здесь была открыта большая нефтяная провинция. Сначала было открыто Шугуровское месторождение, потом оказалось, что это небольшая часть уникального Ромашкинского месторождения. Как говорили в советское время, было открыто «второе Баку».

С 1943 года ведется история промышленной разработки Ромашкинского нефтяного месторождения – крупнейшего в Волго-Уральской провинции. В результате геологоразведочных и буровых работ в 1939–1986 гг. открыто 113 нефтяных месторождений, свыше 1 тыс. залежей нефти, пробурено более 9 тыс. разведочных и эксплуатационных скважин с общим метражом 18,4 тыс. м. 

– Каких результатов удалось достичь ТГРУ за 25 лет работы?

– Татарское геологоразведочное управление ПАО «Татнефть» – это уникальное предприятие, которое производит полный комплекс геологоразведочных работ. В ТГРУ работают девять научно-производственных центров, которые выполняют проектные, экспериментальные, промышленные и полевые работы в области традиционной поисковой и нефтепоисковой геологии, а также большой перечень прикладных работ – это и изучение пресных питьевых вод, и геоэкология, и сейсмология, и геодезия. Также мы работаем в сфере землеустройства, иными словами, перечень работ у нас широк.

С 2000 года специалисты Управления опубликовали 18 монографий и более 500 научных статей. За последние пять лет нашими специалистами были подсчитаны и поставлены на государственный баланс запасы более чем 180 месторождений нефти и битумов. То есть мы обеспечиваем восполняемость добычи запасами почти на 102 процента.

В 2014 году была выполнена работа по изучению ресурсного потенциала сланцевой нефти, подсчету запасов доманиковых отложений Бавлинского месторождения, на котором наша компания «Татнефть» одной из первых в России занялась разработкой так называемой матричной нефти. Наши специалисты впервые поставили на баланс месторождение свыше 25 млн тонн льготируемой нефти. Надо отметить, что это было сделано впервые в истории страны и при полном отсутствии нормативной регламентирующей базы. То есть по этому направлению нас можно назвать пионерами.

– ТГРУ имеет немало зарегистрированных патентов на изобретения.

– Да, 11 патентов. Это и способ локального прогноза нефтеносности, и способ поиска и разведки углеводородной залежи, и способ оценки экологического состояния подземных вод, и многие другие. Например, одна из наших технологий – акустический способ качества цементирования элементов конструкции скважин. Очень важно обладать информацией о качестве скважины и понимать, каково состояние цемента. Разработанный нами способ не предполагает разгерметизацию скважины. На устье скважины ставятся датчики, по которым можно определить параметры цемента. Соответственно, никакие спуско-подъемные операции не нужны, и это экономит ресурсы.

 – ТГРУ работает не только на территории Татарстана. Какова география деятельности вашего предприятия?

– Помимо Республики Татарстан, мы работаем и в прилегающих областях – в Чувашии, Оренбургской, Самарской, Ульяновской областях, Ханты-Мансийском автономном округе и Пермском крае. Что касается иностранных контрактов с Сирией и Ливией, они сейчас находятся в замороженном состоянии по понятным причинам. Сейчас активно развиваются контакты с Ираном и Узбекистаном – идет активный обмен информацией. Я надеюсь, что это выльется в выгодные контракты для компании «Татнефть».

У нас есть несколько патентов, которыми владеет «Татнефть», работу по которым выполняем мы. Предприятие хочет провести там доразведку месторождений. То есть месторождение открыто, но его надо дополнительно оконтурить, определить точные границы, возможно, открыть какие-то новые залежи, потому что месторождение – это, как правило, не одна залежь, а много. Такую работу мы ведем, у нас есть соответствующие технологии, позволяющие относительно недорого доразведать месторождения.

– Сколько времени занимает геологоразведка?

– Это зависит от того, на какое полезное ископаемое ведется геологоразведка. Геологоразведка заканчивается тем, что мы передаем поставленное на государственный баланс месторождение недропользователю, а он, в свою очередь, начинает добычу. Этот процесс может длиться годами.

– Какие перспективы в Татарстане по сланцевой нефти?

– В 2014 году Бавлинское месторождение было поставлено на баланс. Была выполнена работа по изучению потенциала и подсчет запасов.

Бавлинское месторождение – это своеобразный полигон, но подобные отложения широко распространены по республике. Общая оценка ресурсов сланцевой нефти в Татарстане составляет порядка 14,6 млрд тонн, то есть запасы довольно большие. Наша задача – научиться извлекать эти запасы, извлекать их выгодно и коммерчески успешно. Эта нефть залегает в других условиях, она называется связанной («матричной») нефтью. Технологии не стоят на месте ­– то, что, не было возможно 5–10 лет назад, сейчас уже само собой разумеющееся.

– Какие проекты на данный момент находятся в разработке?

– ТГРУ проводит довольно успешно разведочные работы на битумы, то есть мы разведываем, бурим скважины и определяем конфигурацию месторождений, их свойства. При бурении мы достаем керн на поверхность, который дополнительно изучается. Битумную программу мы ведем довольно успешно, сейчас на Ашальчинском месторождении идет активная добыча нефти. Накопленная там добыча уже идет где-то к 1,5 млн тонн природного битума. Также на этом месторождении мы активно ведем геодинамический мониторинг – следим за состоянием среды. Несмотря на интенсивную разработку, в данный момент нет подвижек, землетрясений. В режиме реального времени мы ведем запись, мониторим ситуацию – работа ведется с учетом экологическим норм. Компания «Татнефть» показывает себя как лидер в области экологии.

Все Ромашкинское месторождение покрыто сетью сейсмических станций, также мы мониторим Прикамский узел – завод «ТАНЕКО» – то есть те места, где техногенная нагрузка довольно большая.

– Насколько известно, одним из направлений вашей деятельности является разведка подземных вод?

– Мы выполняли поиск и разведку месторождений подземных вод практически для всего юго-востока, для таких городов, как Альметьевск, Бавлы, Заинск, Нижнекамск, Набережные Челны, Бугульма, Тетюши. Наше предприятие открыло крупные месторождения подземных вод с запасами около 100 тыс. куб. м/сут.: «Степной Зай» для водоснабжения Нижнекамска и Заинска, «Лесной зай» для водоснабжения Альметьевска. В 2012–2013 гг. было открыто уникальное Тарханское месторождение минеральных подземных вод (Тетюшский район РТ). В последнее время эту воду можно все чаще увидеть на прилавках. Кроме того, успешно развивается направление экологического мониторинга состояния подземных вод. В данное время у нас есть заказы за пределами республики. Мы успешно работаем по лицензионным участкам и месторождениям в Ульяновской, Оренбургской и Самарской областях.

– Какие перспективы у геологоразведки в Татарстане?

– Сейчас перспективным становится воспроизводство запасов за счет нетрадиционных коллекторов. Мы ведем работы по геологическому изучению и подсчету запасов сверхвязкой нефти шешминского горизонта и запасов доманиковых отложений. Ромашкинское месторождение уже вступило в четвертую стадию разработки. Территория республики уже подробно изучена. Есть, конечно, перспективные территории на западе республики. Туда можно выйти с поисковыми работами. Кроме того, есть пропущенные перспективные горизонты на эксплуатируемых месторождениях, которые требуют доразведки.

– Когда там планируется начать работы?

– Все зависит от экономической ситуации. Если компании будет необходимо, мы выполним эти работы. Например, в районе Камского Устья и деревни Сюкеево есть уникальные гипсовые месторождения. Мы проводили там разведку на гипс. Когда специалисты исследовали там керн, было видно, что есть прослои битума. То есть какие-то предпосылки для месторождений нефти там есть, поэтому стоит продолжить разведку в тех местах.