Ответственность за аварии, опыт Иннополиса и роль искусственного интеллекта: В Казани обсудили «хайп» вокруг беспилотников

В рамках Международного форума автомобилестроения в «Казань Экспо» прошла сессия «От хайпа вокруг беспилотного автомобиля к внедрению».

В Татарстане и Москве в этом году стартует эксперимент по эксплуатации беспилотных автомобилей на дорогах общего пользования. А жители и гости Иннополисе уже с августа бесплатно катаются на беспилотнике от «Яндекса». Пока в городе высоких технологий не зафиксировано ни одной аварии с автономным автомобилем, но уже можно задуматься: кто будет нести ответственность в случае ДТП или трагедии? Об этом и других актуальных аспектах технологий будущего эксперты говорили на сессии в МВЦ «Казань Экспо», открывшей Международный форум автомобилестроения TIAF.

«Очень важно, чтобы роботы могли общаться с людьми на человеческом языке»

Самое главное в беспилотниках — это не датчики, а искусственный интеллект, заявил в Казани гендиректор «РГРавто» (дистрибьютор израильской компании по разработке машинного зрения Mobileye) Роман Ферштер. Когда человек хочет получить права, он два дня учиться управлять автомобилем, остальные занятия до экзамена посвящены тому, как вливаться в движение, как работать с другими автомобилистами.

«Этот блок самый интересный, самый важный. На дороге постоянно идет диалог. Мы считаем, что беспилотный автомобиль должен поддерживать этот диалог. Пройдет десятки лет, пока на дороги выйдут и роботы и люди, и очень важно, чтобы роботы могли общаться с людьми на человеческом языке», — заявил Ферштер.

Современные производители типа Google и Tesla могут за короткий срок «сколотить команду» и представить прототип автономной машины, но сегодня этим мало кого удивишь, продолжил спикер. Существует большая разница между прототипом в «Сколково», ездящим в закрытой территории, и выходом на реальную дорогу с сотней тысяч других авто.

«Вопрос в том, как быстро мы перейдем от научного проекта к промышленному производству. Никто пока не смог показать, как серийно производить беспилотники», — сказал Ферштер.

С переходом на 5-й уровень автономности аварий на дорогах не станет меньше, но их причиной будет не искусственный интеллект, а неисправность техники. Чтобы знать, как реагировать в таких случаях, компания разработала документ под названием Responsibility-Sensitive Safety (RSS). В нем прописаны все сценарии, по которым происходят аварии и соответствующие меры ответственности. Роман Ферштер призвал органы власти, производителей и регуляторов обратить внимание на RSS и принять его за стандарт при внедрении беспилотников.

«Если вся ответственность ляжет на производителя, никто не будет выпускать беспилотники!»

Если в России достигнут 5-го уровня автономности, когда по сути человек выполняет функцию пассажира, то возникнет вопрос: нужны ли для этого специальные документы, водительские права? Партнер юридической компании «Байтен Буркхардт» Александр Безбородов считает, что, возможно, пользователям придется пройти специальное обучение.

Кроме того, надо выяснить, насколько данные автомобили могут эксплуатироваться отдельными категориями граждан. К примеру, детьми. Безбородов предположил, что можно будет ввести правила по аналогии с лифтами, в которых оговорено, что пользование малолетними детьми без взрослых запрещено.

То же самое касается людей с ограниченными возможностями. Для них беспилотники — реальная возможность стать более мобильными, «это действительно будущее для таких людей». Но и здесь не все так просто, и эксперт предложил так же задуматься о необходимости специального обучения для них.

Более подробно партнер «Байтен Буркхард» остановился на распределении ответственности в случае непредвиденных обстоятельств. В настоящее время если что-то происходит, отвечает водитель, если он нарушил правила дорожного движения. Если что-то не так с автомобилем — продавец или сервисный центр.

«Что будет тогда с беспилотными автомобилями? У нас в России по общему правилу весь ущерб возмещается собственником или владельцем автомобиля, поскольку автомобиль источник повышенной опасности. С точки зрения гражданского права, наверное, ничего не изменится. Владею я обычным автомобилем или беспилотным — если я причинил ущерб, я должен его возместить самостоятельно», — рассказал докладчик.

Другой вопрос возникает в связи с административной ответственностью. Если представить, что все-таки произошел какой-то сбой и беспилотник нарушил ПДД, подлежит ли собственник или оператор авто наказания или нет? «Этот вопрос пока не решен. Скорее всего, наказывать будут, потому что правила дорожного движения все-таки нарушены и должна быть какая-то ответственность, без этого нельзя. Возникает вопрос — может ли водитель, либо оператор автономного автомобиля потребовать компенсацию с производителя? Скорее всего, да, но пока такой механизм не реализован и даже не обсуждается», — прокомментировал Александр Безбородов.

Самый важный момент — это уголовная ответственность. Насколько водитель или оператор беспилотника должен быть привлечен к уголовной ответственности? Сейчас, когда в большинстве случаев в машинах есть водители, следящие за движением транспорта, ответ однозначно «да», продолжил специалист.

«То есть он в любом случае должен контролировать и нести ответственность за то, что с автомобилем произойдет. Это подтверждает и американская практика. В случае с авариями Tesla и Google были возбуждены уголовные дела по убийству и в качестве виновных рассматриваются именно водители», — отметил спикер.

Тем не менее если говорить об автоматизации 5-го уровня, где человек не контролирует движение автомобиля, а является лишь пассажиром, то говорить об уголовной ответственности нельзя.

«Тогда возникает вопрос либо об ответственности должностного лица производителя, кто выпустил в оборот небезопасный товар, либо оператора (кто должен контролировать беспилотный автомобиль), либо если говорить о беспилотном такси, то оператора беспилотного такси. Пока что нет понимания, как это должно регулироваться. Но все эти вопросы должны быть разрешены до того, как беспилотники введут в нормальную эксплуатацию в наших городах», — резюмировал докладчик, отметив, что эти нормы пока не регулируются не только в России, но и по всему миру.

В ответ на выступление Роман Ферштер еще раз попросил собравшихся обратить внимание на RSS, ведь задача этого документа — «договориться на берегу». Кроме того, он призвал гостей сессии внести туда свои правки и предложения.

«Невозможно каждое ДТП и каждую аварию обсуждать в отдельности. Если, например, кто-то предложит всю ответственность переложить на автопроизводителя, ни один производитель не будет выпускать беспилотники. Это я вам на 100 процентов говорю. Это все останется на уровне научных проектов в „Сколково“», — поделился представитель Mobileye.

2 тысячи поездок без аварий в Иннополисе

Летом прошлого года «Яндекс» запустил в Иннополисе первое в Европе беспилотное такси. За это время жители и гости наукограда более 2 тыс. раз бесплатно прокатились на такси, причем «пока не было ни одного случая, близкого к аварии», рассказал мэр Руслан Шагалеев. Он добавил, что в машине сидит оператор, у которого есть пульт, которым можно «гасить» автомобиль при внештатной ситуации. При возникновении аварии именно оператор будет нести ответственность.

«Оно отвозит к университету, в жилой квартал, ОЭЗ, к медцентру и так далее. То есть таким образом жители с одной стороны получают сервис, чтобы добраться из точки А в точку В. С другой стороны, для компании „Яндекс“ мы даем уникальную возможность опробовать свой продукт в реальных условиях», — сообщил градоначальник.

Основная цель разработки беспилотного автомобиля — это снижение аварийности и смертности на дорогах, отметил мэр. Большая часть аварий связана с человеческим фактором и по мнению Шагалеева нельзя ставить на одну чашу весов практически единичные случаи сбоя техники и «геноцид на дорогах с участием нетрезвых водителей».

«Это некое лицемерие. Мне кажется, высоко автоматизированные технические средства позволят нам снизить смертность на дорогах. Это самая главная задача, которая стоит перед автомобильной индустрией на ближайшее время», — резюмировал Руслан Шагалеев.