Александр Груничев: «Мы серьезное внимание уделяем тарифам, следим, чтобы не повышались цены на продовольствие»

Глава УФАС по РТ в интервью ИА "Татар-информ" рассказал о главных приоритетах работы ведомства, значимых делах, которые ведет ведомство, и поделился планами.
Добрый день, Александр Станиславович. Рады видеть вас нашем агентстве! Начнем с актуального вопрос, который на слуху сейчас: как идет дело с рекламными конструкциями в Набережных Челнах?

— Я тоже очень рад, что наконец-то до вас доехал. Наша встреча неоднократно переносилась по ряду причин. Наконец, мне удалось к вам доехать и та экскурсию, которую вы сейчас показали перед тем, как началось наше интервью, мне очень понравилась. Как вы располагаетесь, как работаете, какие виды из окна. Все способствует тому, чтобы вы хорошо делали свое дело. 

Буквально две минуты назад мы с вашим генеральным директором беседовали, он меня подписал на телеграм-бот через ваш сайт, теперь я буду сам владеть информацией которая у вас передается. И ту информацию, которую вы делаете, я думаю, что мои сотрудники будут своевременно получать, очень полезно. 

Что касается вашего вопроса, напомню, существует дело, это закон о рекламе, который предписывает проводить конкурсы и реализовывать места под рекламными щитами и сами рекламные щиты в том или ином виде. Он действует достаточно давно, практически уже 10 лет. За это время в России, и в частности в Казани, уже состоялось где-то два, а где-то более трех аукционов на продажу этих мест. 

Несмотря на то, что аукционы в Набережных Челнах начались, мы подали иск, я настаивал сам лично на этом иске. 

К сожалению, в Набережных Челнах эти аукционы начались буквально в конце прошлого года. Я считаю, что это большая заслуга нашей службы. Мы где-то 3 или 4 года назад начали пытаться всяческими способами сделать так, чтобы права были предоставлены в соответствии с законодательством. Мы вели эту работу, очень хорошо вели. Опять же, оценивая работу моих сотрудников. Но все-таки привело это к тому, что несмотря на то, что аукционы начались, мы подали иск, я настаивал сам лично на этом иске. Это было сделано для того, чтобы активизировать окончательно работу исполкома Набережных Челнов и те сроки, которые были бы, если бы мы не подали иск, я вас уверяю, что они были бы более значительными. И, возможно, даже до сих пор еще первые торги не состоялись бы. Почему? Потому что с момента начала торгов, на все торги, которые проводит исполком Набережных Челнов, подаются жалобы. Жалобы как участниками торгов на так называемых райдеров, которые всячески препятствуют проведению торгов в городе Набережные Челны. 

На сегодняшний момент уже разыграно, по нашим сведениям, с официальных источников города Набережных Челнов более 425 конструкций.

В бюджет города, по нашим же сведениям, предварительно принесло это более 130 миллионов.

Однако несмотря на эти положительные итоги этой деятельности совестно нашей службы ,исполкома Набережных Челнов, получилось, что часть конструкций, которые Челны предполагали вынести по аукционной схеме размещения рекламных конструкций, часть оказалась не совсем правильно сделана. 

Например, часть конструкций которые были выставлены на аукцион, оказалось, принадлежат Тукаевскому району. Часть оказалась на земле федеральных дорог. По части конструкций еще нет определенности, поэтому не смотря на то, что работа будет продолжена, мы всячески будем настаивать на том чтобы по тому иску, который мы подали, справедливость, скажем так, восторжествовала, не смотря на высокие слова. Мне кажется, это более правильно на сегодняшний момент, это выражение. 

Во время, скажем так, работы над проведением конкурсов или то, чего мы добивались, чтобы конкурсы были проведены в Набережных Челнах, мы провели определенную работу по районам. Что выяснилось.

До сих пор не смотря на то что, вот я взял даже специально бумаги, существует закон, существует предписания наши неоднократные. Есть районы, в которых нет даже утвержденных схем рекламных конструкций. Это Агрызский район, Аксубаевский район, Алькеевский район, Буинский район, Лаишевский район, Новошешминский, Пестречинский, Чистопольский и Ютазинский районы.

Мною дано поручение сотрудникам службы в короткие сроки добиться схемы размещения рекламных конструкций. И еще больше могу сказать, чтобы та схема, которая в остальных районах утверждена, она начала работать и были утверждены конкурсы обязательно в таких районах как, допустим, Азнакаевский район.


В тех районах, в которых схемы нет, понятно, что там конкурсы не проводились. Актанышский район, Алексеевский, в Альметьевском непонятная ситуация. Поэтому не надо ограничиваться только теми сведениями, которые вы даете в Набережных Челнах, я считаю что у нас в республике этот рынок достаточно обширен, он пользуется с просом и надо эту работу активизировать и нам совместно с вами, чтобы во всех районах республики и городах все было приведено в законное состояние на этом рынке. 

Как раз переходя к вопросу о муниципальных районах, большие города у них проблемы понятные, много компаний, из-за этого частые жалобы, много людей и информационное поле здесь более обширное. А вот что касается муниципальных районов, информации как правило меньше. Как соблюдается антимонопольное законодательство в муниципальных районах, как ведется там работа вашего ведомством, какие проблемы там выявляются?

— Я с вами абсолютно согласен, потому что как не начнешь обсуждать вопрос о правонарушениях в той или иной сфере, в частности законодательства о рекламе том же, которой мы обсуждали, законодательство о закупках или нарушение действий органов власти, ну этот список можно продолжать. 

Мы всегда, и журналисты, и я сам, и мои замы когда выступают на пресс-конференциях речь заводят о том, что вот Казань, Челны, Зеленодольск и получается, что вроде как у всех на слуху эти крупные районы, потому что там жалобы частые и прочее, но если мы начинаем делать сравнение, допустим, по количеству жалоб к количеству населения, или допустим количество жалобу к количеству действующих организаций, ситуация становится не такой, на самом деле, красивой в отношении остальных муниципальных районов. И мы себе позволили сделать некоторую градацию и разбили это на три группы. 

В первую группу мы включили города, во вторую районы с населением до 30 тысяч человек и третья группа — районы с населением свыше 30 тысяч человек. Так вот у нас какая ситуация получилась. Безусловные лидеры с населением в районах до трех тысяч — это Кайбицкий район, абсолютно много нарушений, абсолютно много жалоб. 

В лидерах с населением свыше 30 тысяч это у нас Чистопольский муниципальный район, Пестречинский муниципальный район, Заинский муниципальный район, Кукморский и Лаишевский. Ну что касается крупных городов, то среди них получилось, что это Зеленодольск и Нижнекамск. Могу сказать, что это наверное те лидеры по количеству правонарушений в нашей сфере, где больше всего мы привлекаем к ответственности, но могу сказать, что не смотря на это со стороны абсолютно всех глав районов и руководителей исполкомов и тех, кто занимается в нашей сфере, с кем мы с органами власти в районах муниципальных общаемся, есть абсолютное понимание того что закон надо соблюдать и такого, что вот кто-то специально хочет этот закон нарушить, конечно, такого нет. Если есть какие-то наши предписания, то в 90 процентах случаев все быстро стараются сделать так, чтобы все было по закону.

Как УФАС по РТ работает в рамках Межведомственной рабочей группы при Совете безопасности РТ? Какие важные шаги или может вы совместно приняли?

— Про деятельность этого совета, я думаю, что уже неоднократно был сказано, в том числе и в прессе, и на пресс-конференциях, могу только добавить, что целью создания Совета была пресечение правонарушений на рынке финансовых пирамид, на рынке страхования. Думаю, что для вас не секрет, что одними из лидеров в свое время в сфере финансовых пирамид была Республика Татарстан. 

Однако в связи с тем, что этот совет начал работать и в его состав кроме нас вошли многие министерства и ведомства, в том числе и Нацбанк, Министерство экономики РТ, Налоговая служба, те усилия, которые мы прилагали, я считаю, позволили резко снизить эти показатели в целом по России и сейчас Татарстан не является лидером в этом числе и даже нужно сказать спустился на самый низкие позиции, где у нас есть показатели в этой части. Это говорит о том, что население как можно меньше получает информации через СМИ и газеты и прочие доступные возможности информирования населения. 

Что касается части работ остальных ведомств, я думаю, что они сами расскажут. По нашей части могу сказать, что за промежуток в течение года нами было рассмотрено порядка ста дел в части правонарушений на рынке финансовых услуг. Более 83 административных дел рассмотрено и размер штрафа была наложен более 2,5 миллионов рублей. 

Вопрос о навязывании услуг в сфере автострахования. Удалось ли преодолеть эту проблему и какими методами пытаетесь бороться с этим?

— Правильнее будет сказать не навязывание услуг, а отказ от предоставления услуг. На сегодняшний день эта проблема идет на спад. Почему я могу сделать такой вывод?

Если в 2014, 2015 и 2016 годах наблюдался каждый год рост поступления жалоб, то в 2017 году резкий рост не наблюдается. Я даже могу сказать, что таких жалоб нет. 

Не могу сказать, что во многом это наша заслуга. Наверное, это заслуга и в том числе законодательства, которое принимается в последнее время в части улучшения получения страховых полисов. Это в том числе возможность их получить в электронном виде. Однако могу сказать, что какая-то доля нашего участия, чтобы это стало возможным, тоже есть. Те дела, которые мы делали против страховых компаний, в частности так называемого РСА, где мы признавали нарушения, где мы признавали, что там несогласованные действия в части отказа от выдачи страховых полисов и однозначно это помогло понизить напряжение в части отказа. 

Получилась в том числе и большая работа проведенная с компанией «Росгосстрах». Даже могу сказать, что те вещи, которые в части справочников при последствии аварии оценки автомашин делается сейчас на уровне Российской Федерации, в том числе это идет из наших дел, которые мы проводили. И могу сказать, что мы не только это делаем. Мы сейчас продолжаем эту работу чтобы эта проблема окончательно спала. Вот буквально позавчера мы закончили рассмотрение дела. Вопрос был такой: человек заходит на сайт, пытается сделать полис, доходит до какой-то точки, его отправляет обратно, сам сайт или программа. И таким образом гражданин, человек, не может этот полис получить. Я думаю, что мы достаточно доказательств привели, чтобы нарушение было признано. В чем суть этого дела вкратце поясню.

Каждая страховая компания получает полисы в Российском страховом агентстве. Допустим, оно выдает 10 000 полисов в месяц. Так вот Росгосстрах начал в прошлом году в каждом месяце заказывать все меньшее и меньшее количество полисов. 

Мы считаем, что это было сделано специально, чтобы создать дефицит на рынке выдачи полисов, я думаю что в ближайшее время тоже мы решение по этому примем. Потому что все-таки если ты выдаешь 10 000 полисов, почему ты на следующий месяц заказываешь 8? Почему РСА, которое ведет курирование этого вопроса ничего не делает с этим? Ну цифры я условно, конечно, называю. Но там порядка не 10 000, там гораздо больше, 100 000 даже, идет речь об этом. Потому что все таки Росгосстрах — одна из крупнейших компаний, которая оказывает услуги по автострахованию в Республике Татарстан и в целом по России. С другой стороны, если ты планомерно это уменьшаешь, РСА тоже должно следить.

Ты никогда не можешь сказать, что приходит гражданин в офис, а ему заявляют «извините, у нас нет полисов». Это вообще не правильно. Исходя из этого мы такое дело возбудили, рассматриваем. Могу сказать, что в целом по Российской Федерации мы оказывается не первые, кто этим вопросом занимался и есть достаточно положительная практика, в том числе и судебная в нашу пользу, я имею ввиду антимонопольную службу в этом вопросе. 


С какими сложностями сталкивается УФАС РТ в своей работе чаще всего?

— Я думаю, что эти сложности, с которыми, наверное, сталкивается не только любая государственная компания, но и любая коммерческая компания. На мой взгляд сложности это следующего характера: это кадры. Тяжело найти квалифицированные кадры, тяжело найти кадры, которые будут работать на ту зарплату, которую мы получаем. По сути дела я и мы с нашими коллегами обсуждаем вопрос о том, что, скажем, в достаточно шутливом плане не становимся ли мы университетом для тех студентов, которые заканчивают институт, где они продолжают учебу. Когда они за 2-3 года подучатся и уходят в более крупные компании или в компании с той зарплатой, на которую они готовы работать. Конечно это постоянная текучка. У нас 70 процентов текучка кадров в год. Это очень сложно, потому что наше законодательство имеет очень специфический и сложный характер, который требует большого внимания, большого времени для изучения. 

И нет такого, что ВУЗ выпускает готового антимонопольщика. Каждый ВУЗ выпускает только в какой-то части готового специалиста. Да, у нас есть конечно учебный центр ФАС России, на сколько вы знаете, в Казани, но он все-таки больше относится к переподготовке и повышению кадров. У него, конечно, стоит задача по подготовке специалистов.

Наш руководитель Игорь Юрьевич Артемьев ставит задачу о том, чтобы рано или поздно получить статус высшего учебного заведения.


Сейчас есть особая программа в рамках Российской Федерации, о том что у нас в каждом регионе должна быть создана кафедра либо конкурентного права, либо антимонопольного. В целом разработать программу подготовки служащих для антимонопольных органов страны. Мы надеемся, что это рано или поздно будет. Пока, на сегодняшний момент, кадры — достаточно большая сложность, с которой мы сталкиваемся в работе.



Можно ли обозначить сейчас какие то приоритеты в направлении работы в каких-то, может, конкретных сферах больше внимания уделяется, потому что проблемы более актуальные?

— Равномерно, конечно, не получается. Хотя есть такое желание, исходя даже из нашей численности управления более 50 человек. При всем моем желании вопросы, которые ставит перед нами руководство как страны, так и республики, так и нашей службы, равномерно невозможно охватить. Но есть приоритетные направления, которые меняются в зависимости от, скажем так, тех обстоятельств экономического или правового характера, которые происходят на сегодняшний день в стране. 

В связи с переходом в нашу службу Федеральной службы по тарифам, наш руководитель Игорь Юрьевич Артемьев однозначно поставил задачу о том, что мы должны стать специалистами в тарифной политике, поэтому мы, конечно, уже с прошлого года и в этом году достаточно серьезное внимание уделяем тарифам. 

И для примера, последнюю новость, которая была распространена в том числе и вами, это про тарифы в Царево? Я с нашими специалистами поизучал это дело. Считаю, что признаки нарушения законодательства есть и мы будем возбуждать в ближайшее время административное делопроизводство или дело по нарушению антимонопольного законодательства. Смотря под какую статью будем квалифицировать. По сути дела, заявление было 2-3 дня новость прошла, но в силу того, что у нас есть приоритет, понятно что и я, и наши специалисты в первую очередь стараются его рассмотреть. Может быть даже не правильно это говорить, но возможно даже в ущерб каким-то другим делам, где не требуется срочность. Там не требуется такое внимание со стороны населения. 

Однозначно, мы следим за тем, чтобы не повышались цены на продовольствие.

Когда-то это получается у нас и мы дела выигрываем, когда-то нет. Вот опять же пример: по поступившей информации произошло снижение закупочных цен на молоко с 25 рублей до 15 рублей. Мы тоже сейчас это берем в приоритет и срочно будет проводить внеплановые проверки почему это произошло, почему не произошло уменьшение после этого цен на молоко в магазинах. Потому что если, извините меня, раньше литр закупочной стоил 25 рублей, а теперь 15, молоко однозначно должно на наш взгляд дешеветь и в магазинах. Однозначно, мы большое внимание уделяем контролю за исполнением законодательства о закупках 44-ФЗ. Потому что это большие государственные деньги, они должны расходоваться прозрачно, эффективно и нацелены на экономию бюджетных средств. Потому что это в свою очередь приведет к тому, что на эту экономию можно что-то сделать. И работы те, которые заявились, они должны быть тоже сделаны правильно и в тех объемах и самое главное в том качестве, за которое люди берутся.
Бываю случаи в три раза снизят цену, пытаются после этого построить или некачественные продукты питания или еще что-нибудь.
 
Надо, конечно, это всячески прерывать. И в этом аспекте обязательно выделяем 2 вопроса — это закупку до 100 тысяч для торгов, потому что как правило начинают злоупотреблять ценой или в договорах что-то не то. И второй вопрос — это сговор на торгах, когда, допустим. собрались от двух и более фирм, сидят в одном кабинете, за одним компьютером и типа между собой торгуются. Одни один лот выиграли, вторые второй лот выиграли, третьи третий. Никакого снижения не происходит. Однозначно, это грубое нарушение закона и мы ту информацию, которую имеем после вынесения решения, отправляем и в правоохранительные органы для принятия решения. И в целом. Если какие-то есть конкретные поручения, допустим тоже могу привести пример, допустим о законе о торговле. Пришло поручение с центрального аппарата, мы проводим проверки, мы проводим за всю Россию потом информацию, сейчас тоже, допустим в прошлом году у нас такой работы не было, сейчас эта работа есть. Есть приоритеты, которые постоянные, я их пытался как-то объяснить. Есть приоритеты, которые приходят в соответствии с поручениями. Ну и стараемся быстро реагировать на жалобы, где затрагивается в первую очередь интерес населения. Потому что мы считаем, что благосостояние жителей нашей республики. Оно должно быть в приоритете нашей работы.