Игорь Манн: «Казани нужна развитая навигация, которая показывает ТОП-10 мест, обязательных для посещения»

Известный российский маркетолог Игорь Манн в беседе с корреспондентами ИА «Татар-информ» рассказал о своих впечатлениях от встречи с казанскими предпринимателями, о сильных и слабых сторонах Казани как туристического центра, а также поделился своим мнением о бизнес-культурах разных стран.

 Обо всем этом рассказал на прошедшем в Казани при поддержке Альфа-Банка форуме Alfa Business Week «Точки роста вашего бизнеса».

Вы были в Казани неоднократно. Скажите, насколько отличается Казань от других городов? 

— Мне кажется, что вы явно в топе, с точки зрения желания делать, открывать и развивать бизнес. Мне кажется, что Казань, Татарстан стопроцентно попадают в пятерку. Может, будет звучать непатриотично, но на первом месте для меня Екатеринбург — всегда был и остается. Я не могу сказать почему... Есть такое устоявшееся мнение, что Казань — это спортивная столица, а Екатеринбург для меня — это деловая столица, у них первых появился технопарк. Я понимаю, что у вас есть Иннополис, это круто, я видел Сколково, и мне есть с чем сравнивать. Но в целом, наверное, тяжело превзойти Москву. Но я точно могу сказать, что в пятерку лучших (городов страны. — прим. Т-и) вы для меня попадаете. В другие города ты приезжаешь и говоришь: «Ребята, вам нужно сделать это и это». А вот вам, в Казани, ничего не нужно говорить, вы уже все делаете сами. 

Если делать SWOT-анализ для Казани... 

— То люди точно окажутся сильной стороной вашего города. 

А инфраструктура? 

— Инфраструктуру вы развиваете. В этом отношении вы молодцы. Единственное (замечание. — прим. Т-и), касается вашего нового аэропорта. Мы прилетели, ночным рейсом. Вышли из самолета, ехали на автобусе, потом шли по коридорам. То есть когда ты вылетаешь по ленте и сразу попадаешь в коридор, то у тебя сразу же другое впечатление создается. Есть такое понятие — «точка контакта», это те моменты, когда клиенты с вами «соприкасаются». 

Аэропорт является одной из самых важных таких точек. По тому, как он организован, создается первое впечатление о городе. Поэтому, конечно, инфраструктура у вас хорошая, хорошие дороги, есть Иннополис и большое количество площадок, на которых можно проводить мероприятия.

У вас гораздо лучше, чем во многих других городах. 

На ваш взгляд, что можно было бы улучшить? 

— Для того, чтобы что-то улучшить, нужно сделать аудит. Реально приехать и посмотреть, потому что когда приезжают ко мне в компанию за консультацией и спрашивают о том, что можно улучшить, то я отвечаю: «Дайте посмотреть, что можно улучшить». Но какие-то вещи сразу видишь невооруженным взглядом. 

Например? 

— Они есть, но я не хочу быть субъективным. Когда приезжаешь (в компанию для оценки ее работы, — прим. Т-и), то говоришь с коллегами, и проверка идет «в четыре глаза». Не в два, а в четыре. И потом, я хочу сказать, что (туристическая. — прим. Т-и) навигация в Казани оставляет желать лучшего. Конечно, тут у вас такие просторы, и ты видишь все (глазами. — прим. Т-и). 

Но нужна развитая навигация на разных языках — татарском, русском, китайском, английском, которая показывает топ-10 мест, обязательных для посещения в Казани. Нужно сделать ее так, чтобы ты увидел, где конкретно сейчас находишься, куда нужно идти и что посмотреть, если у тебя есть два часа свободного времени. Это недорого и является очень хорошим маркетингом города.

Это такая отдельная тема, я сам не занимаюсь маркетингом территорий, но в нашем агентстве есть человек, который этим занимается. Мы работали по этой теме с некоторыми городами. 

Существуют ли, на ваш взгляд, различия между столичной деловой средой и казанской? 

— Нет. Мне кажется, нет. То есть вы не случайно попадаете в мой личный топ-5 российских городов, которые хотят делать бизнес. А когда ты в топе-5, люди не отличаются, их объединяет то, что они учатся, слушают, они делают. 

У вас трудолюбивая республика, и у вас люди всегда работали руками. Сейчас ситуация изменилась, и вы с удовольствием работаете и руками, и головой. Поэтому мне тут вас упрекнуть не за что.

Вот, например, приезжаешь в какой-нибудь регион России, и ребята говорят: «Посмотрите на ваших соседей, посмотрите на другой край страны — неужели вы не можете то же самое сделать?» Мне кажется, что для Татарстана какая-то дополнительная мотивация излишня. У вас и так все хорошо. 

Недавно вручили Нобелевскую премию по экономике, ее получил профессор одной из американских бизнес-школ Ричард Талер. Считаете ли вы это признанием маркетинга как самостоятельного направления современной экономической науки? 

— Конечно, тяжело комментировать решение Нобелевского комитета, но, наверное, уже тяжело придумать что-то глобальное, и люди устали от макроэкономических исследований. Нынешняя премия по экономике — это некий сигнал, что пора уже поощрять что-то прикладное. Но я бы не сказал, что это заслуга маркетинга. Это скорее психология. 

Есть очень серьезные работы, посвященные влиянию этнического и национального фактора на стиль бизнеса. Есть мнение, что транснациональные корпорации стараются брать на разные должности представителей разных национальностей и культур, поскольку это дает очень сильный мультипликативный эффект. По-вашему, существуют ли на территории СНГ и России разные бизнес-стили именно в таком разрезе? 

— Я точно могу согласиться с этим утверждением, потому что три года проработал в американской компании в Восточной Европе. Штаб квартира была в Австрии, и это была очень многонациональная команда. У нас были американцы, канадцы, французы, бельгийцы, у нас были испанец и двое русских. И да, это правда, у каждого из них был свой стиль ведения дел. 

Мы, русские, всегда восхищали немцев креативностью. Они всегда удивлялись: «Как ты это придумал, как ты это вообще смог?» А как я им могу это объяснить?

Ну как-то смог. А меня восхищало то, что у немцев есть план и они всегда его выполняют и перевыполняют на 1-2 процента. Как они это делают? Они не принимают никаких оправданий (по срыву планов. — прим. Т-и). Они просто выходят и говорят: «Мы сделали план». И всё. Даже неинтересно было слушать доклады немецкой стороны. Зато было весело смотреть на то, как умудрялись делать планы греки, испанцы, итальянцы и французы. При всей своей внешней экспрессивности они постоянно опаздывали. Удивительно. Так что, конечно, у каждой страны свой стиль ведения бизнеса. 

А по России есть градации? 

— Думаю, что в России они еще не сформировались. У нас же единицы топ-менеджеров работают за границей. Я пытался быть похожим на американца. В американской компании ты должен стараться соблюдать американский стиль — не молчать, не быть скромным, предлагать идеи. Там ты должен быть креативным, оригинальным и настойчивым. В общем, конечно, компания тебя формирует. Если же смотреть на людей, которые работают в корейских или китайских компаниях, то там совсем другая культура. Там все смотрят на босса: «Как скажешь, так и сделаем». Понятно, что у многих стран свои национальные особенности. Я сейчас как раз читаю книгу про то, как работать с Китаем. И я понял, что не смог бы работать с китайцами. Я бы скорее работал с Европой и Америкой, их психология мне абсолютно понятна. 

С китайцами понятно. С какими-то другими азиатскими странами пробовали работать? 

— Я работал три года на японскую компанию Konica. И каждый раз, когда мы приезжали туда, мне было многое непонятно. Например, их корпоративная традиция «черная пятница», — это когда все честно говорят про проблемы компании. Вы можете себе представить, что российская компания собирает всех сотрудников и говорит: «Ну что, рассказывайте про проблемы, никто никого не критикует, просто давайте послушаем, поймем и очистимся от негатива». Я как-то предложил это сделать у нас, так на первой же проблеме наш шеф карандаш сломал, а его остатками запустил в топ-менеджера. Сказал: «Почему про эту проблему раньше не доложили?» У нас принято все прятать. Про нас есть очень хорошая поговорка: «Если сказать русскому и японцу, что нужно сделать что-то с погрешностью брака от одного до пяти процентов, то японцы будут целиться в один процент погрешности, а наши — в пять». 

В Казани проходило несколько российско-китайских форумов и участники в кулуарах отмечали, что китайцы — они непонятные. И самое главное, их непонятность выражается в том, что наши бизнесмены не понимают, когда же они дадут инвестиции, деньги. 

— Поэтому я и говорю, что мне хочется принять решение вот прямо сейчас и сразу. Все эти восточные этикеты... Конечно, жизнь меня научила быть немножко терпеливым и не торопить события, когда ты работаешь с Азией. Но еще раз говорю, что мне ближе американский стиль — «Пришел, увидел, принял решение». 

В Казань еще планируете приезжать? 

— Пока нет. Я же консультант и спикер. В Казани, наверное, я бываю раз в год. У меня, с точки зрения консалтинга, пока здесь нет такого клиента. Были несколько казанских компаний, которые ко мне подходили, но пока нет ничего конкретного. Но я надеюсь, что еще приедем в Казань. У меня один из последних клиентов — это компания, которая специализируется на недвижимости. То есть маркетинг, продажа недвижимости. Я знаю, что у вас очень много строят. При этом спрос не такой большой, как предложение. Наверняка компании начнут сталкиваться с проблемами продаж, и вот тут мы придем и поможем. Компания родом из Краснодара, мы научились там и теперь готовы работать в других городах. Так что думаю, что мы появимся здесь в гостях у какого-нибудь девелопера.