Секреты казанских рынков: ангары с ширпотребом, перекупщики из соседних регионов и вьетнамское качество за 700 рублей

Корреспондент ИА «Татар-информ» побывал на трех казанских рынках и выяснил откуда берется товар, сколько получают продавцы и как отличить «оригинал» от «полуоригинала».

Новая Тура: перекупщики и гости из соседних регионов 

Первым делом мы отправились в Технолполис «Новая Тура». Поездка на автомобиле заняла  около 40 минут. Доехать можно и на специальном автобусе, который регулярно курсирует из Казани прямо до торговых павильонов. 

Сам рынок представляет из себя несколько крытых строений внушительных размеров. Часть помещений оказалась закрытыми. Но и в тех, что работают, можно ходить несколько часов подряд. Первое, что бросается в глаза — разнообразие автомобилей из разных регионов на парковке возле рынка. Пока мы шли ко входу, то успели заметить номера с цифрами 61(Ростовская область), 21 (Чувашия), 18 (Удмуртия), 43 (Курганская область), 05 (Дагестан). 

В одну из этих машин загружала большие пакеты женщина средних лет. Немедленно пробуем заговорить с нашей первой визави. Выяснилось, что она предприниматель и живет в небольшом селе в Ульяновской области. Закупается ульяновская бизнесвумен оптом и ее совсем не смущает путь длиной в сотни километров, который она преодолевает ради более низких цен. 

«Мы ездим и сюда, и в Чебоксары. Закупаю все — от хозтоваров до одежды. То, чего нет в Чебоксарах, находим здесь. Сама я с Ульяновска, но у нас не все есть. По ценам — тут чуть-чуть дешевле, а выбор побольше. Покупаю все для продажи, у нас свой магазин есть. Имени вам своего не скажу!», — сказала жительница ульяновской глубинки и хлопнула дверью своей машины. 

Недалеко от входа в торговый павильон мы увидели молодую пару, которая также усердно занималась погрузкой каких-то коробок в свой автомобиль. Девушка рассказала, что они вовсе не бизнесмены, а жители расположенного неподалеку комплекса «Салават Купере». В «Новую Туру» ездят из-за близости к дому и относительно низких цен. 

«Нам здесь ближе, чем в Казань ехать. Если бы ездили в город, то были бы дополнительные расходы на бензин. Тут близко и цены вроде нормальные», — отметила она и также поспешно села в машину.

Чтобы поближе познакомиться с работниками рынка, мы решили схитрить и направились прямиком в местные «курилки». Ведь именно там обычно идут «разговоры за жизнь». Между павильонов «Туры» находится ряд специальных мест для курения. В морозный пятничный день людей там оказалось больше, чем в самих торговых рядах. Поэтому мы решили пообщаться с курившими там работниками о их нелегком труде и покупателях комплекса. 

Работники: курящие казанки средних лет и не только 

В курилке и правда шли оживленные разговоры. Но завидев чужаков, многие затихли и стали молча расходиться по своим делам. Тем не менее, удалось поговорить с двумя продавщицами средних лет. Они были явно рады удобному поводу для продления своего перекура. 

«Нам платят за выход на работу плюс процент от продаж. Условия? Ну вот вы сами, посмотрите и найдите, где сейчас нормальные условия. Самое главное — тепло», — подчеркнула одна из продавцов и затянулась тонкой сигаретой. Разговор продолжила ее коллега. 

«Работаем здесь уже два года, с открытия. Обе ездим сюда из Казани. Покупатели в последнее время стали более бедные. В основном сюда едут марийцы и чуваши. Всё подешевле хотят купить, денег у них мало», — отметила работница рынка, докуривая сигарету. 

Дальше стоять на морозе стало совсем невозможно и мы прошли внутрь здания вслед за нашими собеседницами. 

Внутри «Новой Туры»: ангар, набитый джинсами и кроссовками 

Сами  павильоны изнутри напоминают авиационный ангар — торговые ряды тянутся до горизонта. Большая часть из них — одежда и обувь. Неподготовленному покупателю будет сложно сориентироваться с таким ассортиментом. Но это и не нужно — покупатели здесь явно завсегдатаи и прекрасно знают куда и зачем пришли. 

После нескольких неудачных попыток заговорить с продавцами мы поняли — здесь все друг друга знают. Наше скромное присутствие не осталось незамеченным — уже через десять минут нам «на хвост» села пара угрюмых «посетителей» в штатском (через некоторое время они, правда, исчезли так же неожиданно, как и появились). 

Торговые ряды: необычные игрушки и обычная мебель в море китайской одежды 

На фоне однообразных вещевых развалов наше внимание привлек стенд с необычными деревянными игрушками. Замки, дома, танки и машины, собранные из дерева явно привлекали посетителей. Мы тоже не стали исключением. Продажей этих игрушек занималась Елена. Она согласилась нам рассказать о своей работе. 

«Мы торгуем деревянными игрушками-конструкторами. После праздников торговли особой нет, все упало. Это йошкар-олинская фабрика, она делает вот такие конструкторы для детей — домики, танки и так далее. Все это вырезают на лазерном принтере», — рассказала Елена. 

Она добавила, что продавать детские игрушки ей очень нравится, поскольку сама она — мама троих малышей. Да и ездить на работу ей недалеко, поскольку она живет в селе рядом с Раифой.

«Здесь казанцев мало, больше другие города и регионы приезжают — Зеленодольск, Волжск. Из Ульяновска очень много берут. Мы работаем здесь не долго, с середины октября, и пока что по нулям еще ни разу не было» — опередила наши вопросы Елена. 

Неподалеку расположились ряды с мебелью, посетителей там было совсем мало. Работницы отдела сидели на нераспроданных бархатных диванах и откровенно скучали. Наверное, в том числе из-за этого владелица торговой точки предприниматель Любовь решила побеседовать с нами.

«Мебель стоит здесь уже второй год. Место особо не раскручено, но продажи есть. Разницы по цене с городом нет, расценки идут от 8,5 тыс. рублей и выше. Производство местное. У меня есть точки в городе, и по сравнению с Казанью продажи здесь ниже», — призналась она журналистам. 

Сейчас владельцы павильона стараются не повышать арендную плату, чтобы привлечь новых торговцев и не распугать имеющихся, добавила Любовь. 

«Потому что многие уходят — постоят месяц и уходят. Хотя по выходным люди сюда едут, в этом помогают автобусы. По субботам вообще припарковаться негде», — заключила продавец мебели. 

Расценки на ходовые товары 

Остальная часть рынка оказалась полностью заполнена различной одеждой — джинсами, кроссовками и куртками. Цены на джинсы стартовали от 900 рублей и заканчивались в районе 2 тыс. Кроссовки торгуются в диапазоне 1 — 2,5 тыс. рублей. Но всегда можно уговорить продавца на скидку, ведь это рынок. Мы решили проследить за ценами на эти ходовые товары и отправились в следующую крупную торговую точку — торговый центр «Порт». 

«Порт»: тонны китайского ширпотреба в красивой обертке 

Торговый центр «Порт» фактически представляет из себя еще один крытый вещевой рынок.  Близость к городу положительно отразилась на внешнем антураже торговой площадки.  Здесь есть и блестящие полы, и светлые торговые залы, но не стоит обманываться. На этом отличия от предыдущего места заканчиваются. После пяти минут стало ясно, что нас окружают два этажа почти одинаковой одежды (и еще парочка стендов с цветастыми китайскими чехлами для телефонов). Но есть и плюсы — за нами никто не следил, и мы смогли спокойно поговорить с продавцами. 

Торговые ряды: в поисках чего-то не китайского 

В первом же развале торговали джинсами. Десятки видов джинсов всех марок и фасонов. Но разнообразие оказалось обманчивым. Как и в предыдущем месте, самые дешевые джинсы здесь продают за 1 тыс. рублей (конечная цена зависит от ваших способностей торговаться и настроения продавца). Верхний потолок цен — 3 тыс. рублей. Торговцы сразу предупреждают — весь товар китайский, поэтому смысла ходить к конкурентам нет, ведь у них все то же самое. 

Мы поинтересовались, есть ли в продаже джинсы турецкого производства (они считаются более качественными по сравнению с китайскими — прим. Т-и). Продавец кивнула и указала на отдельный стеллаж. 

«Своя цена у них — 20 долларов, так они в Турции стоят. Но все это еще нужно привезти сюда, поэтому они должны стоить не менее двух тысяч рублей», — объяснила она корреспондентам. 

Но уже в соседней торговой точке нам заявили обратное — настоящих турецких джинсов в продаже сейчас не найти. Выросший курс доллара сделал их импорт нерентабельным. Поэтому абсолютно все джинсы — китайские, заявила одна из работниц. 

«Я тоже могу сказать, что у меня турецкие. Китайцы сейчас начали делать и „под Турцию“. У них целая куча разных наклеек Made in Turkey, но если джинсы стоят 1,5 тыс. рублей — это не Турция. Настоящие должны стоить 3 тысячи», — уверенно заключила продавец. 

С ней согласилась напарница. По ее словам, настоящие турецкие джинсы сейчас — большая редкость. Тем не менее, для «дорогого покупателя» все же нашлось несколько пар «настоящих» турецких Levi’s за 2,2 тыс. рублей. Продавец заверила, она лично контролирует поставки, поэтому качество гарантировано. 

«Такие целых два года могут прослужить, это нормально. Эти мы сами прямо из Турции привезли. У меня у мужа друг ездил туда недавно. Это стопроцентные турецкие, без обмана. Мы сами там грузим „КАМАЗ“, через неделю-две он доезжает сюда», — аргументировала она свою уверенность. 

Она добавила, что настоящие турецкие джинсы никогда не подписываются производителем. А вот китайцы всегда оставляют свою «метку» на товаре — это может быть честная надпись Made in China, либо обман в виде надписей о Турции или даже Италии (да, да, есть и такие). 

Схожая ситуация и с «оригинальными» кроссовками. Минимальный ценник на них оказался в районе 800 рублей за откровенно низкокачественные модели. Другое дело — «почти оригинальные» кеды и кроссовки с логотипами известных брендов. Их стоимость везде оказалась выше 2 тыс. рублей, а на отдельные, особо похожие на оригинал модели, достигала 2,7 тыс рублей. Правда, продавцы признавали, что даже такие дорогие подделки все равно не дотягивают до оригинала. 

Вьетнамский рынок: где вьетнамцы? 

После посещения двух предыдущих рынков, мы уже догадывались, что нас ждет на знаменитой «вьетнамке». Тем не менее, еще сохранялась надежда на какое-то разнообразие, ведь вьетнамцы имеют свои производства. И мы оказались правы — вьетнамское «качество» действительно удивило. 

Первое, на что мы обратили внимание — торговцы. Как ни странно, но на «вьетнамке» оказалось сложно найти самих вьетнамцев. В основном торговали гости из ближнего зарубежья. Вьетнамские продавцы оказались настоящей редкостью. У входа на территорию рынка нам повстречалась и предприимчивая местная жительница. Бабушка-предприниматель торговала валенками и детскими сапожками. К сожалению, торговля явно не клеилась, и пожилая бизнес-леди оказалась не в духе для разговора с журналистами. 

Особенности маркетинга: назвался покупателем — купи хоть что-нибудь 

Отличительная черта местных продавцов — особо сильное желание продать товар. Конечно, в предыдущих местах нас тоже отпускали с большой неохотой, но здесь приемы отечественного маркетинга вышли на новый уровень. Консультантам крупных сетевых магазинов такое и не снилось. Принцип простой — если решились зайти к ним, то без покупки не уйдете. В буквальном смысле. При попытке вырваться, вас ждет целый спектакль — продавцы злятся, затем предлагают скидки, отрицают возможность вашего ухода, и, в конце концов, показывают полное безразличие к вашему присутствию. Если позже вы снова зайдете к этому же продавцу, то вас просто проигнорируют. 

Покупатели: приходят по старой памяти 

Исходя из наших наблюдений, контингент покупателей «вьетнамки» — казанцы из окрестных районов, преимущественно пожилого возраста. Они приходят на рынок пешком и уходят с небольшими пакетами. В отличие от Новой Туры, здесь нам не удалось обнаружить оптовых купцов из других регионов. По крайней мере, внешних признаков бурной оптовой торговли замечено не было — автомобилей вокруг рынка оказалось немного. Дружных семей, весело проводящих конец недели на вьетнамской оптово-розничной базе на окраине города, мы также почему-то не заметили. 

Товары: «эксклюзивный» Китай, вьетнамская изюминка и интернет-технологии 

Ассортимент и качество товаров здесь примерно такой же, как и на предыдущих рынках. Все те же кроссовки и джинсы занимают значительную часть торговых рядов и встречаются у каждого второго продавца. 

Самыми дорогими оказались кеды «как бы» Nike за 3,3 тыс. рублей. По заверению продавца, такие подделки производят из настоящей кожи и продают только «проверенным» покупателям. Правда, у соседнего торговца оказались точно такие же, но на тысячу рублей дешевле. Впрочем, даже «почти оригинальные» кроссовки легко узнать по характерным следам клея, который китайские умельцы используют вместо швейной машины. Можно только догадываться, сколько проживет такая обувь после первого сильного дождя. 

Еще один торговец похвастался, что их торговля идет в ногу со временем, и совсем скоро любимые «фирменные» вещи казанцы смогут заказывать через интернет. 

Что касается джинсов, то помимо честного «Китая» и нечестных «Турции» и «Италии», у здешних предпринимателей нашелся и «джокер» в рукаве производства Вьетнама (хоть какое-то разнообразие). Цена вьетнамских джинсов стартовала от 800 рублей. Самых преданных фанатов вьетнамских производителей может ждать скидка до 700 рублей за пару. Качество таких изделий, по признанию сами продавцов, просто «аховое». 

«Ну вы сами понимаете, что они совсем „плюшевые“. Просто тряпочка с рисунком джинсовой ткани. Зато очень доступные», — смущенно заулыбалась одна из продавщиц. 

Мы обошли почти 10 точек с джинсами и около пяти — с кроссовками. Продавцы честно сказали, что особого смысла в таких маневрах нет — цены, качество, ассортимент (и страна-производитель) у всех один и тот же. 

Выводы 

После поездки у нас остался малоприятный «осадок». Ожидаемого разнообразия и низких цен мы так не увидели. Зато на таких рынках точно можно снимать кино о России 90-х — атмосфера соответствует. Ну а тем, кто равнодушен к этой эпохе, мы советуем дважды подумать, прежде чем гнаться за мнимой выгодой, жертвуя качеством ради экономии нескольких сотен рублей.