Идеолог iLean PRO Борис Морозов: ПРЕДприниматель рискует ради своего ПРЕДвидения

Представители челнинской компании iLean PRO рассказали «Татар-информ» о возможностях перевернуть сложившуюся систему любого крупного производства. Бизнес-ангел, разработчик стратегии, идеолог iLean PRO Борис Морозов вспомнил, как и с чего начинался проект.
Как стартовала Ваша система iLean PRO?

— Во многом неожиданно, но закономерно. Все началось с проекта по повышению производительности труда на «КАМАЗе», который я и большая команда специалистов кадрового блока проводили в одном из цехов завода двигателей. Там на прогрессивном оборудовании производили валы и шестерни, но регулярно срывали план, показатель выработки на уровне 75 процентов годами. Мы взялись показать, что запас производительности большой, за счет мероприятий организационного характера можно практически без инвестиций развиваться. Пошли в «гэмбу», с людьми посоветовались, нашли десятки узких мест, утвердили план и застряли.

 Перемены почти никто не любит, и, как обычно, на начальном этапе проекта сопротивление было чудовищным.

Стали выявлять инициативных, тут и подключился наладчик станков с ЧПУ Альберт, по совместительству студент КНИТУ-КАИ им. А. Н. Туполева, где он учился на технолога (сейчас Альберт Мубаракшин — основатель проекта — ред.). Он нам во многом помог, потому что взял на себя инициативу внедрять улучшения, сделал ложемент для быстрой переналадки и многое другое для наращивания выработки. Это было четыре года назад, удалось половиной численности выйти на стабильной план, люди стали прилично зарабатывать за счет универсальности, гибкости и многостаночного обслуживания.

Я тоже каист, связей с альма-матер не теряю, Альберт ходил ко мне на студенческий кружок «Грузовик будущего». Приходит однажды и говорит, что нашел программистов, способных написать систему, которая очень бы помогла для таких случаев, когда нужно поднимать производительность на производстве. Главное, что мешает, — плохие коммуникации, люди не знают, что происходит, и если что-то срывается, то руководство поздно об этом узнает, уже просто не исправить. Бесконечными совещаниями проблема не лечится. Цикл «план-закон — на склад вечером» уже столетие выживает инициативу и ответственность, превращает людей в винтики.

Если нужно, чтобы все работало мгновенно, есть прекрасная штука — смартфон, с этого и началось.

На заводах запрещают использование смартфонов во время работы, это понятно: наладчик запустил станок, а сам в игры играет, может быть опасно. Но почему бы не применить устройство с пользой? Альберт очень точно и вовремя схватил глобальную тенденцию, предложил простое средство производственной коммуникации, на которое можно отправлять задания, менять их при необходимости и там же генерировать отчеты «в реальном масштабе времени».

Это противовес сегодняшней системе, когда человек целый день работает и перед концом смены тащит сразу 50 штук деталей на приемку контролеру и на склад. Их нельзя толком проверить, но, самое главное, их может оказаться мало или уже не нужно.


Потому что разные коллизии неизбежны и планы меняются, а координацию отлаживали с утра. Обратная связь должна быть оперативнее, чтобы исключать все потери. И вот так Альберт придумал название iLean PRO, намекая на цифровое решение для бережливого производства. Так это дело и родилось из практики решения сложных проблем.

Существующие системы не справляются с постановкой задач на производстве?

— Оказалось, что современные системы управления производством до рабочего не доходят. Это все средства, которые замыкаются в какой-то усредненный план, плюс к этому KPI вмешивается, как правило, установленный в рублях или тоннах.

Даже в системе Родова, советской классике, которую придумали для выпуска одного тепловоза в день, рабочим позволяли укрупнять партии, чтобы делать реже переналадки. И другой системы управления «в массах» не было и нет. Поэтому, когда мы приходим на авиационный завод и говорим:

«Так, ребята, вы делаете всего одно изделие в месяц, а сколько у вас на складе деталей?» — для примера открывают дверку ячейки, и 20 штук панелей для самолетов вываливаются на голову, они туда не вмещаются нормально, а ведь в ближайший год не нужны.

Зря произведено, просто удобно нарезать много заготовок сразу, а деньги вперед заплатили, и это происходит повсюду. Поэтому в нашей стране огромные склады, огромные вагонные партии доставки, огромные затраты и потери в связи с этим.

Совсем нешуточное дело — взять и сказать, что нужно производить только то, что необходимо завтра. На самом деле книги по бережливому производству, которым мы много лет занимались, написаны для того, чтобы делать огромные партии почти одинаковых автомобилей.

А в нашей маленькой стране и в наше время, когда все индивидуализируется, кастомизируется, товар нужно делать поштучно, но инерция больших партий побеждает. Поэтому современные технологии интернета вещей и так далее — они где-то там бродят, а в производстве их нет.

Мы применили научный анализ и пришли к выводу, что придумали совершенно новый класс производственных решений. Что это не просто индустриальный интернет, а это такой интернет людей, решений и вещей, материалов, энергии и необходимого времени — всего шесть граней.

Ни у кого в мире нет такого системного охвата, глубокого понимания, что развивать, что экономить. И самое главное здесь — время. Дальше оказалось, что мир не стоит на месте, что бережливое производство нигде, кроме Японии, не дало существенного эффекта, да и там экономика десятилетиями стагнирует. Маркс был прав, все виды экономии сводятся к экономии времени, люди хотят всё иметь быстрее, и они за это способны заплатить раньше и больше.

Что вы и даете.

— Да, поэтому получилось, что родился совершенно новый класс решений, доселе неизвестный, который устремлен в будущее. Что это очень прогрессивная штука, которая позволяет оперативно выдать план, формировать отчеты, при необходимости менять, а если что-нибудь случается, на смартфоне есть специальная кнопочка «SOS», то есть принесите мне срочно, не могу отойти от станка. Потому что работа станка стоит пять тысяч рублей в час, а человека — 300, отлучка выльется в огромные деньги. Поэтому нужна быстрая реакция. Такое общение просто человечнее, мы из людей-винтиков снова делаем людей-личностей, которые всеми своими фибрами души могут участвовать в производстве как составная часть, управляющая всем процессом.

Какая команда iLean PRO?

— Изначально есть группа программистов, четыре — пять человек, и группа консультантов тоже четыре — пять человек, которая помогает разобраться с производственными процессами, ну, например, как уменьшатся партии на производстве, если сократить время переналадки.

Можно два часа с прессом возиться, а мы быстренько учим, как переналадиться за девять минут. Тогда уже оказывается, что выгодно не по 500 штук, а по 50 делать.

Цифровая координация очень важна — пока вы делаете тысячные партии на месяц вперед, вы создаете затраты, делаете ненужную продукцию, рискуете кучами брака, запираете производственные процессы, не можете запустить новые изделия. Маленькие партии создают равноправие для нового. Маленькие партии чудесным образом становятся дешевле. Вроде всё становится «мини», а происходит мини-революция. Это революция в умах, в изделиях. Вот интернет и изделий, и людей, и материалов, и экономии времени — все это крутится внутри производства.



Получается, что вы основатель iLean PRO?

— Я у них подрабатываю бизнес-ангелом, сейчас это модная в мире тема — внутреннее венчурное предпринимательство. Генеральный директор «КАМАЗа» Когогин одобрил идею развить, вытащить систему. Потому что крупная компания не может экспериментировать с сырыми системами. Вот я близко к сердцу принял указания и выполняю.

Похоже, Вы сразу поняли, что такая разработка может стать успешной?

— Да, конечно. У нас в группе консалтингового опыта больше четверти века, сотни проектов и огромное количество предприятий, при этом везде видим одни и те же беды. Проанализировали альтернативы.

Есть решения под названием «информ-киоск», которые я впервые увидел в Германии. Похоже на платежный терминал. Сравните стоимость смартфона и такого терминала. Телефончик вы можете положить в карман каждому слесарю, ремонтнику и так далее, где бы он ни был, сигнал придет, он может ответить. И терминал, который вы не можете на каждом углу поставить, он будет привязан только к одному рабочему месту.

Старые решения с большими компьютерами, терминалами, кабелями — все это устарело. Нужны носимые устройства и мгновенная связь.

Как внедряете разработку на производства?

— Мы сейчас тренируемся на поставщиках «КАМАЗа», есть хорошие знакомые, которые помогают внедрять. Ещё «Автодорстрой» — бизнес растянут в пространстве и требует жесткой стыковки по времени, возникает вопрос, как этим управлять. Нужна вовремя получаемая обратная связь и перекоординация планов. Все, что сегодня есть на рынке, — это громоздкое программное обеспечение, может раз в сутки чего-нибудь посчитать, требует огромных ресурсов для подготовки точных данных, а за день много всего меняется. Изменение плана наполовину — это жизнь.

Вы тренируетесь на поставщиках, или это конкретные партнеры?

— Да, конкретные партнеры.

Поскольку пионерные работы делаем для «КАМАЗа», пошли с рядовым аудитом к поставщику комплектующих. Трудоемкость изделия около часа, а сколько времени оно изготавливается, если новый заказ пришел? «Не знаем». Хорошо работают, замечательно, отладили все процессы, а сколько времени от входа до выхода, пришлось мерить месяцами. Потому что время цикла больше 30 дней.

То, что можно сделать за день, делается месяц. К чему это приводит? Понятно, если что-то нужно срочно, а вы только через месяц получите результат, это ужасно, значит, что по цепочке лежит огромная незавершенка, приходится в банк ходить за лишним кредитом, а зачем все это?

Благодаря тому, что там работают высококомпетентные люди, можно сократить производственный цикл хотя бы до недели, а потом и до дня. Тогда будет полная революция в понимании, распространяя собственный пример можно ускорять любые другие процессы и конкурировать с любым навороченным японским предприятием. А гибкость будет выше, поэтому мы говорим, что это не просто интернет вещей, это интернет людей и решений. И мы посмотрим, кто победит, дорогущие роботы с кремниевыми мозгами или вооруженные системой сообразительные люди.

С какими сложностями приходится сталкиваться в работе?

— Главная проблема — имеющиеся нормативные данные и не полны, и избыточны для управления. Когда мы приходили на любое предприятие, то сначала требовалась вычистка и дополнение данных по оборудованию и людям. Потому что для больших партий можно редко изменять данные, считать «котлом» или «по-средневзвешенному», применять аналоговый подход. Цифровой подход к этому относится по-иному. Если нет одного нуля или единички, у вас нет результата. Поэтому требование повышенной точности выпивает много крови.

Это можно отнести к глобальным неудачам?

— Нет, это элементарный процесс. Это все равно неизбежно, мы просто пионеры. Все равно в течение двух — трех лет все будут переходить на быстрореагирующее производство и правдивые данные понадобятся. Вы как потребитель уже не хотите покупать массовые изделия. Почему скромник Амансио Ортега стал богатейшим человеком мира? В его «Zara» половина коллекции меняется через две недели, а у конкурентов — по сезонам. Вот люди и ходят два раза в месяц за новинками без какой-либо рекламы и очень много покупают. Быстрее, потому и дешевле — самая короткая дорога к успеху. 

Какое ключевое событие произошло в этом году у iLean PRO?

— Главное событие — пытались получить финансирование от «Фонда содействия инновациям». Вот, кстати, глобальная неудача. При всем при том, что с руководством Фонда мы хорошо знакомы, добивались выдающихся успехов в продвижении идей из Татарстана, но, оказалось, эксперты не в состоянии понять революционность идеи.

Посмотрели по формальным признакам: «Вы что, на мировой рынок не хотите выходить?». Я говорю, он не то что не нужен, он мне неприятен, и это антироссийская политика, следует развивать свою страну. Какого черта переться на Запад, когда у нас в три-пять раз производительность труда ниже? За Родину надо болеть, а эксперты стоят за формализм.

Не хотите продать все на свете за бугор — вы плохие. Точно так же, как они писали в замечаниях, что вы не сравнили проект с мультиагентными технологиями. Я все про это знаю, я знаком с лучшими мультиагентщиками в стране. Это технология — оптимизатор, а мы делаем прорывной планировщик. Это все равно как передний и задний ход. Эксперты просто не могут «въехать», поэтому настоящие инновации чаще всего погибают непризнанными.

В этом году презентовали систему Дмитрию Медведеву?

— Этим занималось министерство экономики, они подбирали интересные решения, которые могут вдохновить руководителей страны. Наше при распространении по всем предприятиям дарит до десятикратного ускорения. Производительность растет, затраты падают.
При удвоении скорости выполнения заказов вы можете получить от 9 до 11 процентов экономии. Это колоссальные деньги. Нашей Родине отчаянно необходимо ускорение прохождения заказов. Страна большая, среднее плечо доставки больше 1500 км, чтобы «сгонять» машину, нужно пять дней. Японцы живут на плече 30 км, доставка осуществляется в течение часа. Наша страна в современной быстрой экономике не имеет права жить. И если мы что-нибудь с ней не сделаем, то нас убьет наша медлительность.

На той же встрече поднималась речь о сотрудничестве с госсектором, как идет работа в этом направлении?

— Вот как раз фонд Бортника в этом нас не поддержал. Была надежда, что этот проект попадет в систему госконтроля и отслеживания, сейчас пытаюсь найти контакт с людьми, которые занимаются программой повышения производительности. Я-то надеялся, что государство, профинансировав, скажет, в рамках госзатрат сделайте «платформу», дайте всем универсальные доступы. Платформу, которая бы соединяла заказчиков с исполнителями вплоть до рабочих. Мечтаю создать из России единый сетевой завод. Те изделия, которые сегодня вязнут на десятилетия, выводились бы за месяцы. 

Как скоро это можно внедрить по максимуму?

— Мы начали потихоньку публиковаться на эти темы, собирать людей, которые занимаются сетевыми заводами. Для раскрутки нужны год — два как минимум. Сейчас все очень медленно, к сожалению. Решения зреют пять — семь лет, это нетерпимо.

Как вы набираете сотрудников? Есть ли у вас открытые вакансии?

— Они бывают, да. За многие годы мы нашли самый лучший инструмент, который применяют для диагностики будущих сотрудников. Есть замечательный питерский психолог Ясюкова, которая придумала единственный в своем роде нефакторный тест профессиональной успешности — прогнозирует с вероятностью почти 90 процентов. Поэтому у нас очень серьезный отбор, и мало кто его проходит. Мы можем «выцепить» примерно 2-3 процента из населения — самую элиту. Ищем таких, чтобы человек был и умный, и быстрый, и творческий, а это очень редко совмещается в одном теле.

Какой конкурс на место?

— Да какой там конкурс. Мы в принципе ищем, тестируем, придумали задачи и готовы нанимать всех, кто может этот конкурс пройти.

Какие основные сложности испытывает бизнесмен в России?

— Избыток коррупционеров во власти породил чудовищное недоверие ко всем, отсюда законы о тендерных закупках, комплаенс и охранники — самая массовая профессия. Эти «процедуры» затягивают время принятия решений и часто становятся непроходимым барьером на пути инноваций. Долго, но дешево (плохо) и общеизвестно — вот что ценят наши «законодатели», и это несовместимо с лозунгами обновления.

Как сильно отличаются образ жизни предпринимателя и обычного человека?

— "Пред-"приниматель рискует ради своего "пред-"видения, остальные смотрят назад и рассуждают о тенденциях, чтобы исключить риски и вылетают на крутых поворотах прогресса. Скоро опять крутой поворот в схватке роботов и людей, где мы с iLean — защитники человечества в бою с «терминаторами». Приходится мало спать и крупно рисковать своими средствами часто без надежды.

С каким финансовым результатом компания планирует завершить год?

— Главное — планируем вырваться из долгов и компенсировать издержки на разработку, развивать партнерство с разработчиками Agile-QRM. В высокотехнологичной сфере не больше 7-8 процентов компаний способны пережить этот этап.

Где и как проводите праздники с семьей?

— Семья замечательная, плюс родственники, друзья и соратники, обретенные в разных проектах, — сложилась уникально большая и по-разному сплоченная команда — путешествия, горы, реки, лес, рыбалка в каждый погожий выходной. Всегда среди своих, теперь уже три поколения ходят на сплав, соревнуются с экстремалами или пластаются в командных «стрелялках» на местности.

Команда постепенно становится частью большой семьи.

Какое событие в 2018 году для Вас самое ожидаемое?

— Хочу, чтобы НТИ «Технет» стартовал реально, не так, как остальные «-неты». Пока мы на самом острие прогресса с лучшими профессионалами страны в личном контакте. Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов, кстати, не жалеет своего времени, чтобы идею цифровизации продвигать. 

Если бы не компания iLean PRO, то чем бы занялись?

— Альтернативы давно уже нет. Еще в 80-ых мы создали Инженерный клуб, который помог понять главный и окончательный закон жизни — закон экономии времени. Для движения к нему придумали упомянутую модель — «кубик», кристалл из шести законов. Объясняет всё здорово и позволяет обойтись без террора в изменениях, однако требует системных действий.

Недавно мы его чуть расширили в применении к перспективным бизнес-моделям — экономии времени (воскрешаем транспортный мегапроект КАМАТЕЙНЕР), энергии (разработали и продвигаем малую сетевую газомоторную когенерацию), материи (собрали в систему технологии удвоения урожайности для минсельхоза, например), вещей-изделий (от оптимального проектирования продукта до системного инжиниринга), управленческих решений (это Lean+TOC+QRM), людей (тут у нас комплекс — детский сад Френе работает, была школа, есть Машиностроительный образовательный кластер КАМАЗ-КАИ, Корпоративный Университет с интенсивными курсами, Консалтинговая компания).

Интегрально это можно воплотить в богатейшую страну, счастливых людей и умных и здоровых детей. Поэтому вопрос «если бы, то» не стоит, я лично в ответе за всё.

Представители команды iLean PRO, основатель, директор Альберт Мубаракшин и фронтэнд-программист Евгений Теребенин, тоже ответили на некоторые вопросы.

Какие основные сложности испытывает бизнесмен в России?

Альберт: При работе с госкомпаниями на этот вопрос лучше не отвечать. Коррупция.
Евгений: Отсутствие грамотных программ поддержки малого и среднего бизнеса.

Как сильно отличается образ жизни предпринимателя и обычного человека?

Альберт: Вопросы и проблемы у предпринимателя намного больше и шире, предприниматель должен выжимать из 15 часов в день максимум работы, решать как можно больше вопросов без переносов.

Евгений: Если у предпринимателя не поставлено дело на поток и ему приходится самому контролировать бизнес, то стирается граница между работой и домом. Предпринимателю и отпуск не отпуск, и выходной не выходной.

С каким финансовым результатом компания планирует завершить год?

Альберт: 10 млн рублей.

Где и как проводите праздники с семьей?

Евгений: Катаюсь на велосипеде, ходим с женой и дочкой в походы. На майские праздники была большая вылазка с ночевкой семьями с друзьями (16 взрослых и 11 детей).

Как проводите их в коллективе, принято ли их отмечать в вашей команде?

Альберт: Отмечаем день рождения компании 17 марта.

Евгений: Выходные провожу с семьей, а на работе отмечаем дни рождения.

Какое событие в 2018 году для Вас самое ожидаемое?

Альберт: Иметь в числе клиентов ПАО «КАМАЗ» и ПАО «ТАТНЕФТЬ», интеграция со сторонними системами для создания более эффективного и конкурентоспобного продукта.

Евгений: Стать middle android-разработчиком

Если бы не эта компания, то чем бы занялись?

Альберт: Очередной супер-проект на заводе ПАО «Камаз» с Борисом Михайловичем Морозовым.

Евгений: Написанием приложений под андроид в другой компании.